Проявление жизни: сегодня Международный день освобождения узников концлагерей

Проявление жизни: сегодня Международный день освобождения узников концлагерей
Международный день освобождения узников фашистских концлагерей был установлен в память о восстании узников Бухенвальда, которое произошло 11 апреля 1945 года.

О том, что такое фашизм, знают не только участники боев. Здравствующим ветеранам уже за 90, и им сложно проводить встречи с молодежью. У нас остаются те, кто знает о фашизме никак не меньше. Те, кто ждал Победу и надеялся на нее с величайшей силой. Прошедшие через ад немецких концлагерей и вышедшие живыми из этого ада. Им сложно говорить без слез — они были детьми, не только оставшимися без детства. Они были детьми, на глазах которых уничтожали людей, калечили и убивали родных и матерей.

Выдержав все, бывшие малолетние узники фашистских концлагерей живут, работают, заботятся о своих семьях, занимаются творчеством, но помнят тех, кто не выжил, кто был рядом, кто тоже хотел жить… И обязательно собираются вместе 11 апреля — в Международный день освобождения узников концлагерей. На эту тяжелую встречу приходят студенты, школьники — молодежь должна знать, помнить, понимать, что же такое фашизм. И короткие воспоминания, которые почти каждый раз заканчиваются слезами, уж точно никогда не забудутся теми, кто услышал страшные подробности.

Они моложе ветеранов. Петра Ивановича Янеля называют самым младшим из малолетних узников — сейчас ему 75. Вместе с мамой, пятилетней сестрой и бабушкой девятимесячным ребенком попал он в Вастерланд. К счастью, здесь над людьми не ставили медицинские опыты и не уничтожали, сюда пригоняли на работы.

Он не запомнил то страшное время. Первые воспоминания связаны уже с возвращением домой, в Белоруссию. Он помнит голодных немцев в селе, которые ходили и просили еду. Мама, Софья Мартыновна, не делилась подробностями прошлого — и не до этого было, и не хотелось даже в мыслях возвращаться к тому времени. Он только знает, что она была на полевых работах и разбирала завалы после бомбежек. Память о том времени осталась у него на лице: ожог от уголька, выпавшего из печки.

Это известный на Кубани человек: его снимки часто публикуют многие газеты, он больше 55 лет сотрудничает с изданиями как фотокорреспондент. Сегодня, в этот особый день, пронизанный болью, хочется рассказать о нем — он один из тысяч живущих сейчас в Краснодаре, уцелевших в аду. 

Остался в живых «случайно» не один раз: семью не расстреляли, хотя отец, Иван Иванович, был партизаном (он тоже остался жив в войну, умер в 1990-м); все село не сожгли, хотя собирались и уже согнали людей в большой сарай, но угнали в Германию; в Германии были «всего лишь» в рабочем лагере, и маленький ребенок, за которым явно было некому присматривать, выжил — а в лагерях, какие бы они ни были, никто ни с кем никогда не церемонился. И Петр Иванович взаимно любит жизнь, ее проявления… В прямом и переносном смыслах!

С чего все началось… Отучившись в родной Белоруссии на тракториста, отработал практику, получил деньги и купил фотоаппарат. В 1961 году местная газета опубликовала первый снимок — с открытия Дома культуры в небольшом городке. Потом служил в армии — на Кубани, в Армавире: был водителем на «скорой», всегда с фотоаппаратом. Иногда печатался в «Советском Армавире», получал гонорар, что очень выручало. За рулем «скорой» как-то еле успел остановиться перед выбежавшей на дорогу и испугавшейся дивчиной — так и познакомился с женой, скоро — «золотая свадьба». После этого знакомства и решил не возвращаться в Белоруссию. 

После армии — тоже водитель и тоже с фотоаппаратом, работать пошел ближе к мечте — в редакцию. Затем  пригласили стать фотокорреспондентом, а после  — сотрудником краевой газеты. Так и получилось, что Петра Ивановича сейчас называют фотолетописцем Кубани.

Может показаться, что он шутит, когда с улыбкой говорит, что, наверное, нет ни одного хутора на Кубани, где не побывал бы с фотоаппаратом. А шутка ли это? Ведь дольше полувека длится съемка…

Особенно вспоминает он «кукурузные» съемки. Все в лучших традициях: вся страна знала о кукурузоводе Владимире Первицком из Новокубанского района. К нему приезжал Никита Хрущев, называвший кукурузу царицей полей. На ответственной съемке первый секретарь ЦК подошел к Петру Ивановичу и подсказал: крышку-то с объектива снимите… Потом часто фотоотчеты из этого района Петру Янелю заказывали и печатали центральные газеты.

За больше чем полувековую работу — тысячи пленок в фотомастерской. Архив — просто уникальный. Многое уже оцифровано. Но основа — все равно не в «цифре», считает Петр Иванович. Раньше все было по-другому, кропотливее: особые настройки фотоаппарата, проявка пленки, печать, сушка фотографий. Так вот, когда на фотобумаге начинало проявляться изображение и на чистом листе появлялись лица знаменитых или простых людей, пшеница на ветру, цеха знаменитых заводов, стройки, концерты, самые разные уголки Кубани — он каждый раз, в течении не одного десятилетия, ждал этого момента и считал магией. Волшебством. Чудом. Проявлялись не только портреты и пейзажи — проявлялась сама жизнь. И каждый раз надо было увидеть и остановить лучшее мгновение в проявке, чтобы не затемнить снимок. Каждый из запечатленных моментов улавливал, чувствовал дважды.

Сейчас… Снимать может каждый. Ничего ни проявлять, ни самому печатать уже не нужно — в принципе можно снимки и не печатать вовсе. Но без того волшебства не всегда может что-то получиться: и сейчас у молодого поколения снимки на фотопленку считаются высшим пилотажем. Ну что поделать — никуда в творчестве без магии!

Сейчас он чаще всего снимает официальные заседания, депутатов. Даже командировки у него в основном с депутатами. Это на самом деле совсем не скучно: решаются важнейшие вопросы, и от этих решений зависит жизнь пятимиллионного населения Кубани, практически полуторамиллионного населения Краснодара. 

И что интересно: официальные лица у Янеля на снимках — всегда живые, не каменные. Уставшие, собранные, активно предлагающие решение вопроса или осторожно советующие не горячиться. Они спорят, не соглашаются, задают острые вопросы, обсуждают: он репортажник, наш Петр Иванович. Никогда не любил и не любит постановочные съемки. Жизнь и только жизнь. И на заседаниях в строгих залах он тоже умудряется ее находить! 

Рассказать об острой необходимости увеличить финансирование государственной программы Краснодарского края можно очень убедительно. Обрадовать первыми итогами после внесения изменений в краевое законодательство — положительно, но с уверенность необходимости учета дополнительных факторов… Все это есть на его снимках. И далеко не только это. И это тоже жизнь. Жизнь Кубани и жизнь конкретных людей.

Что все про жизнь да про жизнь? Просто это «красная нить» в судьбе одного человека из миллионов отправленных в концлагеря, кому посчастливилось не расстаться с нею. Так и идет рядом. Те, кто может видеть, как работает Янель, часто слышат слова знакомой шутки после портретных снимков: «Хорошо, как живой получился!». Значит, поймано оно, мгновение настоящей жизни, снова и снова она проявилась.

… 11 апреля для освобожденных из «фабрик смерти» — второе рождение. День Победы. Как говорят, победы на смертью. В Краснодаре 30 лет работает краевое отделение Российского союза бывших несовершеннолетних узников концлагерей. В крае проживают 9 тысяч бывших узников. В краевой столице — около 400 человек.

Наталья Кулакова.

Фото: artyushenkooleg.ru

comments powered by HyperComments
Тёма Буров
Подкасты
База