Исторический центр Краснодара: как городу не задохнуться от архивной пыли

Исторический центр Краснодара: как городу не задохнуться от архивной пыли
Чтобы исторический центр мог развиваться, строительному бизнесу нужны понятные правила, а власти — инвестиции. Однако история с принятием градостроительного регламента затягивается. Заинтересованные стороны не могут прийти к компромиссу. Наука борется за исторический облик, архитекторы — за развитие города.
Изношенная обувь с исторической подошвой

— Какая канатная дорога? — возмущается главный архитектор края Юрий Рысин. — Вы город с высоты видели? Ничего, кроме тошноты, он не вызывает. Краснодар нуждается в лечении. Проблемы нужно решать хирургическим путем.

Так Рысин говорил о внутриквартальных территориях исторического центра, которые с каждым годом хиреют, хотя и кажется, что хуже уже некуда.

В декабре прошлого года было найдено потрясающее решение. Официально был представлен проект реновации исторической части Краснодара. Его автор — известный кубанский архитектор Юрий Щербинин. В чем же заключается главная идея краснодарского зодчего?

Сохранить исторический облик Краснодара и при этом включить современные объекты в историческую городскую среду. А также реализовать принцип «девяти кварталов» с узнаваемым силуэтом застройки. То есть при застройке одного нужно учитывать еще как минимум восемь близлежащих. Проектами предусмотрено и общее снижение этажности по периметру квартала зданиями от двух до пяти этажей, и повышение до семи-восьми этажей в глубине квартала. На данном этапе нельзя допускать строительство новых объектов в одном архитектурном стиле: город потеряет свою индивидуальность и привлекательность.

Да и сносить то, что уже построено, ни в коем случае нельзя. Это уже часть нашей истории. Ведь город не стоит на месте — он развивается.

— Девять из десяти объектов исторической застройки — это городские развалины. Износ конструкций уже критический. В некоторых из зданий просто опасно находиться, а в них живут люди! Степень износа у многих зданий — от 60 до 80 процентов, — говорит архитектор Юрий Щербинин. — Единственное, что имеет смысл сохранить, — это фасады. То, что за ними, требует капремонта. Работы по приведению в порядок этих объектов — это огромные финансовые затраты. Но кто их понесет?

Проект уже получил признание среди профессионалов — золото в номинации «Лучшие архитектурные практики» на XXVI Международном архитектурном фестивале «Зодчество» в Москве. А также прошел горнило общественной экспертизы в главном концертном зале кубанской столицы.

Реставрационная практика не запрещает расчищать «шанхаи»

Противниками проектного предложения архитектора Щербинина выступили разработчики проекта о предмете охраны и границ территории исторического поселения регионального значения города Краснодара во главе с архитектором-реставратором Татьяной Ворониной и историками, экспертами Министерства культуры РФ Виталием Бондарем и Оксаной Марковой. Они утверждают, что принятая к рассмотрению альтернативная версия проекта выполнена без учета исторических градостроительных исследований, как того требует законодательство.

— У нас по всем документам градостроительная деятельность в историческом поселении может производиться только в соответствии с существующим, утвержденным предметом охраны и требованиям к регламентам с целью сохранения этого предмета охраны, — говорит архитектор Татьяна Воронина. — Когда говорят, что сохранение объектов — не самоцель, то согласно 73-ФЗ это, напротив, самоцель.

По словам реставратора, установленные ограничения не запрещают градостроительную деятельность.

— Наоборот, практически все внутриквартальные территории обозначены как территории возможного развития. В большинстве кварталов от 30 до 60 процентов площади — это зоны допустимого развития застройки. Разрешенная высотность от двух до шести этажей. Для каждого типа квартала установлены свои требования.

Говоря о компромиссе между сторонниками науки и реставрационной практики и приверженцами «мягких» регламентов, историк Виталий Бондарь ответил следующее:

— На возможные компромиссы в рамках законодательства мы шли с самого начала нашей проектной работы. Сейчас мы подошли к черте, где все возможные компромиссы уже исчерпаны. Наш проект полностью соответствует закону, и все выводы, включая высотность застройки и количество сохраняемых фоновых зданий, обоснованы результатами объективных научных исследований.

По его словам, отечественные и зарубежные специалисты убеждены в том, что даже при условии высотности пять-шесть этажей в историческом центре Краснодара можно нормально развивать инфраструктуру, иметь поле для хозяйственной деятельности и даже для современного архитектурного творчества.

О сохранении идентичности исторического центра говорит гражданский активист, руководитель общественной службы расселения Краснодарского края Владислав Амерханов:

— Любое иное трактование, кроме позиции историков-экспертов, — это нарушение закона об охране культурного наследия, которое продвигают не архитекторы, а бизнесмены с архитектурным образованием, видящие в первую очередь выгоду для своих заказчиков. В отличие от них у экспертов нет никакой выгоды, кроме сохранения исторического кода города. Если этот код будет нарушен, то жить мы будем уже не в Краснодаре.

По мнению представителей бизнеса, заинтересованных в развитии города, историки дали хороший анализ, выделили признаки исторического поселения, но не предоставили регламента дальнейших действий.

Город требует архитектурного дыхания

В конце декабря в Краснодаре прошло очередное заседание секции по вопросам сохранения исторических поселений регионального значения краевого научно-методического совета, на котором историки-эксперты представили результаты своей работы — уточнили границы исторического поселения города: в четыре раза уменьшили его площадь — с 361 до 92 кварталов и дали рекомендации для нового строительного регламента. Присутствующие на совете бизнесмены просили конкретных цифр, в частности, интересовал вопрос ограничения высотности. Наука настаивала на сохранении исторически ценных зданий, архитектор Юрий Щербинин — на реконструкции этих объектов, бизнес — на понятных правилах игры.

Главный архитектор края Юрий Рысин заявил, что вопрос требует выработки общей стратегии. Власть заинтересована в том, чтобы Краснодар развивался в современном ключе.

— Тело исторического Краснодара глубоко больное, — сказал Юрий Рысин. — Оно на грани жизни и смерти. Предмет охраны — это не самоцель, а средство, которое позволит определить судьбу города.

— Есть у архитекторов такое понятие, как «приспособление зданий», — сказал нашему корреспонденту вице-губернатор Сергей Болдин. — То есть если предметом охраны является фасад, то внутри можно провести реконструкцию здания современными материалами, оставив при этом несущие объекты.

По словам Сергея Болдина, сейчас главное — определить правила игры, которые позволят сохранить исторический облик краснодарского центра и развивать его в гармонии с аутентичной архитектурой. Государство не сможет самостоятельно справиться с этим вопросом: нужны частные инвестиции и четкое понимание того, каким мы хотим видеть центр Краснодара.

— Пока зоны охраны не определены, любая выдача разрешения вызовет большие вопросы, — продолжил вице-губернатор. — С архитектурной и эстетической стороны мы должны увидеть, как одно здание будет смотреться с другим.

Нельзя допустить, чтобы интересное одно-двухэтажное здание перекрывалось пятиэтажным, поэтому предусматриваем в середине квартала этажность вплоть до семи-восьми этажей. Но это в середине квартала, а та часть, которая у нас выходит на исторические улицы, должна по ступенькам увеличиваться.

Сергей Болдин отметил, что строительный регламент для исторического поселения Краснодара будет принят, скорее всего, в первом квартале этого года.

— Безусловно, тут должен быть симбиоз, — считает начальник отдела памятников архитектуры, истории и монументального искусства администрации Краснодара Сергей Онищенко. — Нужно учитывать архитектурное дыхание города, он должен развиваться. Если мы будем заниматься исключительно сохранением исторического фона, то где тогда развитие, где дыхание? Где новые архитектурные тенденции? Тут необходимо сочетание двух предложенных схем, и я абсолютно их поддерживаю. Существующие высотки в историческом центре считаются дисгармонирующими. Сейчас их нужно грамотно вписать в городское пространство. В первую очередь тут должны работать градостроители, а потом подключаются историки.

В интересах администрации — найти разумный компромисс: соблюсти закон, не отпугнуть бизнес, сохранить лицо города и позволить старому центру развиваться. Историки требуют учета мнения, доведенного до крайности. В общем, путаница и беспорядок.

Сложилась ситуация, когда бизнес готов вложиться и в развитие города, и в сохранение исторической архитектуры, но не знает, на что ему рассчитывать, если он возьмется за гуж реновации: из-за отсутствия правил застройки невозможно проектировать объекты, а тем более рассчитывать экономику. Научные изыскания не дают внятных ответов на конкретные вопросы, при этом понятность и продуманность проекта Щербинина подкупает.

Реконструкция исторического центра должна быть своевременной, но ситуация похожа на басню Крылова про лебедя, рака и щуку: каждый тянет в свою сторону, а город от этого только разрывает на части. Активная работа необходима уже сегодня, однако ни власть не может потянуть это дело, ни инвесторы. Тут ведь необходимо конструктивное и оперативное вмешательство. Нужен внятный градостроительный регламент для исторического центра.

В ближайшее время состоится встреча в мастерской Юрия Щербинина. Именно там, по словам главного архитектора края, нужно будет принять окончательное и разумное решение. Главное — чтобы городу в результате этого решения достался глоток чистого воздуха, потому что его организм требует жизни и развития, а не архивной пыли и стагнации.

comments powered by HyperComments
Лада
База
Вольная Кубань
Похожие материалы