" />

«Медная бабушка» Пушкина и ее «родственницы»: немного об истории памятников Екатерине II

«Медная бабушка» Пушкина  и ее «родственницы»: немного об истории памятников Екатерине II
Поэты и цари — вечная тема. Не успел еще Пушкин пережить запрещение издания своей поэмы «Медный всадник» Николаем I, как в его судьбу вторглась «медная бабушка». Так именовал он в письмах памятник Екатерине II, подаренный ему на свадьбу дедом невесты Афанасием Николаевичем Гончаровым.
Родственникам невесты Пушкина, ее матери и деду, озабоченным тем, что же подарить жениху и невесте к свадьбе, пришлось решать непростую задачу: имение Гончаровых — Полотняный Завод, процветавшее при его основателе купце Афанасии Абрамовиче Гончарове, было уже заложено, как и бриллианты матери невесты, бывшей когда-то в молодости фрейлиной императрицы.
Но Наталья Ивановна все же передала Пушкину закладную на свои бриллианты в качестве подарка, которые он так и не смог выкупить для Натали, а дед Натальи Николаевны, Афанасий Николаевич, решил преподнести от себя в качестве свадебного подарка бронзовый памятник Екатерине II.
Памятник был изваян в свое время по заказу прадеда невесты в Германии в память посещения императрицей Полотняного Завода (перед тем Екатерина II выдала купцу Афанасию Абрамовичу грамоту с правом Гончаровых на дворянство).

Изготовленный в Германии памятник прибыл в Россию, но установить этот бронзовый монумент высотой три с половиной метра, более пригодный для большой городской площади, чем для лужайки перед господским домом Гончаровых, не получилось.

Бронзовый памятник отправили на задворки. И вот промотавшие состояние наследники в лице деда невесты решили сделать поэту такой свадебный подарок, а Пушкину пришлось решать судьбу подарка, и он пишет графу Бенкендорфу, который мог бы обсудить ситуацию с «медной бабушкой» с Николаем I, внуком Екатерины II:

«Покорнейше прошу Ваше превосходительство еще раз простить мою докучливость. Прадед моей невесты некогда получил разрешение поставить в своем имении Полотняный Завод памятник императрице Екатерине II.
Колоссальная статуя, отлитая по заказу из бронзы в Берлине, совершенно не удалась и так и не могла быть воздвигнута. Уже более 35 лет погребена она в подвалах усадьбы. Торговцы предлагали за нее 40000 рублей, но нынешний ее владелец г-н Гончаров ни за что не соглашался, он ею дорожил как памятью о благодеяниях великой государыни.
Неожиданно решенный брак его внучки застал его врасплох без всяких средств, и кроме государя, разве только покойная августейшая бабка могла бы вывести нас из затруднения. Г-н Гончаров, хотя и неохотно, соглашается на продажу статуи, но опасается потерять право, которым дорожит.

130214-121039-tl.jpg
Поэтому я покорнейше прошу Ваше превосходительство не отказать исходатайствовать для меня, во-первых, разрешение на переплавку названной статуи, а во-вторых, милостивое согласие на сохранение г-ном Гончаровым права воздвигнуть, когда он будет в состоянии это сделать, памятник благодетельнице его семейства».
Разрешение на переплавку было дано, но цену назначили совсем малую — семь тысяч ассигнациями, что по тогдашнему курсу составляло менее двух тысяч рублей серебром, и памятник остался у г-на Гончарова. Пушкину пришлось вновь писать Бенкендорфу о том, что все же нельзя считать статую неудавшейся и что она могла бы украсить Царское Село, где памятника императрице еще нет.
По этому письму управляющим кабинета императора князем П. М. Волконским была создана комиссия для экспертизы памятника.

В нее входили академики Императорской академии художеств скульпторов Мартоса (автора памятника Минину и Пожарскому в Москве), Орловского (автора памятников Кутузову и Барклаю-де-Толли у Казанского собора в Санкт-Петербурге) и Гальберга.

Комиссия признала эстетическую ценность памятника и указала значительно большую стоимость его по сравнению с ранее предлагаемой. Однако по вопросу выделения денег на покупку памятника — тишина.

Вскоре, после смерти деда Натальи Николаевны, памятник уже становится наследством жены Пушкина. Памятник привозят в Москву, во двор г-жи Алымовой, у которых снимала квартиру чета Пушкиных.

И Александр Сергеевич вновь пишет письмо от имени жены, наследницы умершего деда, Петру Михайловичу Волконскому. И на этот раз в покупке было вежливо отказано.
Пушкин еще не раз пытался продать «медную бабушку», как он называл памятник в письмах к друзьям — наверное, по созвучию со своим произведением «Медный всадник», но только в 1836 году продает ее на литейный завод Франца Берда в Петербурге за три тысячи ассигнаций.
В 1844 году на вышеназванном заводе памятник увидел екатеринославский дворянин Коростовцев, и по его инициативе екатеринославское дворянство получило разрешение на приобретение и установку памятника в Екатеринославе (в советское время город был переименован в Днепропетровск, а нынешнее новоукраинское название города — Днепр).

Куплен был памятник за семь тысяч серебром. Так закончилась эта коммерческая операция для Пушкина: он получил за статую в десять раз меньше, чем предполагал, а заводчик продал ее почти в десять раз дороже, чем заплатил, если вспомнить о разнице курсов ассигнациями и серебром в то время.

А ведь Пушкин был экономически образован, недаром у него Онегин, которого он во многом писал с себя,

…читал Адама Смита
И был глубокий
эконом,
То есть умел судить
о том,
Как государство
богатеет,
И чем живет, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой
продукт имеет.
Отец понять его
не мог
И земли отдавал
в залог…
Да, не в этом был у поэта талант!

Памятник был установлен в 1844 году в центре Екатринослава на Соборной площади, где и простоял до 1917 года.
Сброшенная в революцию с пьедестала, статуя была спрятана и сохранена историком Д.Яворницким, а потом установлена перед Историческим музеем города. В годы фашистской оккупации памятник бесследно исчез. Как предполагают, он был отправлен немцами на переплавку. Такова история первого значительного памятника Екатерине II в. России.
Следующим по времени оказался памятник, установленный Екатерине II в Екатериненштадте в 1851 году на левом берегу Волги, где были расселены в свое время колонисты из Германии, приехавшие в Россию по приглашению Екатерины II.

Создан памятник был знаменитым скульптором бароном Клодтом (автором четверной скульптуры коней на Аничковом мосту в Санкт-Петербурге). Город Екатериненштадт впоследствии в 1915 году был переименован в Екатериноград, а в советское время и вовсе стал город Маркс.
Ну, а памятник был отправлен решением Государственного комитета обороны на переплавку во время Великой Отечественной войны.
В 1873 году в Санкт-Петербурге появился памятник Екатерине II работы Микешина (автора памятника «Тысячелетие России»). Так же как впоследствии у екатеринодарского, статуя императрицы окружена фигурами.

Здесь знаменитейшие люди ее эпохи: Потемкин, Суворов, Румянцев-Задунайский, Алексей Орлов, княгиня Дашкова, поэт Гавриил Державин. Это единственный памятник императрице, который ни разу не пытались снести за все почти полуторавековое существование.
А вот памятник Екатерине II в. Одессе, появившийся в 1900 году, был снесен в революционном 1917 году и восстановлен только в 2007 году. В отличие от Кубани судьба памятника под вопросом. В Одессе украинские националисты выступают против существования памятника императрице, ликвидировавшей Запорожскую Сечь, как, впрочем, и против всего напоминающего о России.
Был установлен памятник Екатерине II в 1904 году и в Прибалтике, в Вильне (теперь столица Литвы Вильнюс).

Памятник, установленный в честь 100-летия присоединения прибалтийских земель к России, был выполнен известным российским скульптором конца XIX века Марком Антокольским и изготовлен в Париже, но исчез во время оккупации Прибалтики немцами в Первую мировую войну. Ни в советское время, ни сейчас в Литве о нем не вспоминали и не вспоминают.
До революции был установлен также памятник Екатерине II и в Крыму, в Симферополе, но разрушен после Гражданской войны.
Он тоже восстановлен. Ну, а возведение памятника Екатерине II в. Екатеринодаре (ныне Краснодар) было приурочено к 100-летию жалования императрицей Черноморскому войску кубанских земель. Выполнить его проект взялся автор памятника Екатерине II в. Санкт-Петербурге Михаил Микешин.
Но, разработав свой проект для Екатеринодара, скульптор не успел воплотить его в жизнь, так как скончался в 1896 году.
Завершил эту работу уже одесский скульптор Борис Эдварде. Памятник был готов в 1905 году, но фактически открыт и освящен в 1907 году. После революции в 1920 году он был уничтожен, и только в 2007 году кубанский скульптор Аполлонов восстановил знаменитый памятник во всем его величии и красоте.

Так же как и в первоначальном варианте проекта скульптора Микешина, у ног царственно-гордой фигуры Екатерины II вниз с высокого пьедестала развернут свиток с текстом Жалованной казакам грамоты на кубанскую землю.

А у пьедестала императрицы стоят известные исторические личности, связанные с этим событием: князь Потемкин, войсковой судья Черноморского казачества Антон Головатый, атаманы Сидор Белый и Захарий Чепега.

Вот так памятники Екатерине II в. XIX веке возникали в России повсеместно — как знаки признания ее неустанной деятельности на благо прирастающей землями России.

Сергей ЛЕВИЧЕВ.

comments powered by HyperComments
Ефим
Подкасты
База
Похожие материалы