Роковая сила искусства: как картины влияют на судьбы людей?

Роковая сила искусства: как картины влияют на судьбы людей?
Когда у моего близкого друга, талантливого новороссийского художника Виталия Итяксова случилось страшное горе – умерла его молодая супруга Лена, он впал в глубочайшую депрессию. Нервное и физическое истощение прямой дорогой вело его к могиле. И помочь ему было невозможно. От верной гибели спасли написанные им тогда в затворничестве живописные полотна с изображением Лены. Она, его жена, будто сошедшая с небес, дала ему новую жизнь и силы выдержать утрату. Возможно, в этом нет ничего удивительного, и психологи могут объяснить этот случай с научной точки зрения. Однако известно немало необъяснимых, часто повторяющихся историй с художниками и их картинами, которые простым совпадением или научной закономерностью объяснить невозможно.
«Скоро придет Лена»

Надо было найти силы, чтобы жить дальше. И Виталий найдет их в творчестве. Эти силы даст ему Лена, его Леночка, роднуля, как часто он называл ее прежде. Уже через год он напишет столько работ, посвященных ей, что их хватит на целую выставку, а каждой из картин хватит на целую вечность. Но как создавались полотна, сколько слез было пролито над холстами, сколько боли втерто с краской — известно ему одному.

Воспетая Пушкиным светлая грусть придет к нему позже, спустя годы. Но ее приближение он чувствовал и в первый год своего счастья, когда написал картину «Скоро придет Лена». Сквозь распахнутую форточку в желтую пустоту одиночества ветер заносит осеннюю листву, пушистый котик смотрит в окно, по стеклу скользят капли дождя, часы на подоконнике отмеряют томительные минуты ожидания.

О неизлечимой болезни крови у Лены после Чернобыльской катастрофы знали немногие. Знал и Виталий. Пытался что-то предпринять, найти врачей, какие-то самые дорогие лекарства… Дом их был напоен Моцартом. Он плакал и смеялся, взлетал и падал, шутил и скорбел. Это была музыка их любви, музыка предчувствия неотвратимой беды. Под ее мелодичные звуки писались картины.

При жизни Лены он напишет ее первый портрет — «Утро». Мягкий свет падает на зеркальное отражение трюмо. Недавно проснувшись от сладкого сна, Лена наводит макияж. Перед ней — женские аксессуары и фотография мужа, прикрепленная к стеклу.
Зеркальность, как отражение потусторонности, внеземного бытия. Вряд ли Виталий сам отдавал себе в этом отчет, когда творил. В отражении угадывается фрагмент висящей на стене еще одной картины о Лене — «Красная драпировка». Контраст белого, будто выточенного из мрамора, тела и пурпурного покрывала. Красные и белые тельца в крови… Замысел? Скорее — подсознательное, интуиция, то, что тревожило его в те быстротечные два года счастья. Изящество линий обнаженного женского тела подчеркнуто геометрией фона. Противопоставление сущного и искусственного.
Ее любимыми цветами были хризантемы. И эти белые, объемные мазки лепестков станут в его картинах глотком воздуха. «Леночка», «Лена», «Белые хризантемы» — всюду пятна этих цветов.

Он год провел в заточении мастерской. Из-под его кисти одна за другой появляются картины о Лене: «Фантазия», «Лунная ночь», «Полдень», «Пробуждение», «Пески», «Рождение третьего угла». Самая страшная по замыслу и красоте работ будет последней в этой галерее. «Июль» — так назвал он ее. Через все полотно на зеленом фоне сочных трав — легкий разлет одуванчиков. А там, в глубине, за мягкими белыми шариками, слившись с зеленью листьев, сама превратившись в них, спит обнаженная Лена. Вместе с этой картиной к Виталию пришло успокоение, светлая грусть. Одной психологией этого не объяснить.

Пророчества картин

Весной 1885 года в газете «Петербургский листок» был описан необычный случай с купцом Антоном Павловичем С. У него в доме на Литейном в Питере висел портрет его отца, проживавшего в Москве. Отец, хоть и в возрасте, был бодрым, здоровым человеком и отличался крепким организмом. Однажды, когда купец с семейством пил чай в столовой, в соседнем кабинете раздался грохот от упавшего на пол предмета. Все бросились туда и увидели, что портрет отца г-на С. упал со стены, так как лопнул шнур, на котором он висел.

На днях у всех картин в доме, в том числе у портрета отца, шнуры были заменены новыми, более крепкими. Поэтому незначительное происшествие произвело на главу семейства вдвойне неприятное впечатление. Ему невольно представилось, что в этот момент его отец умер в Москве, о чем он и поделился с домочадцами. И действительно, предчувствие сбылось: на другой день утром из первопрестольной пришла телеграмма, извещавшая, что отец Антона Павловича скоропостижно скончался накануне вечером…
Есть примеры и другого рода. Так, даром предвидения обладал финский художник Каллела, в жилах которого текла финская, шведская и цыганская кровь. В 1898 году он написал картину квадратной формы с изображением финских лыжников, двигающихся с запада на восток, из Финляндии в сторону России. На первый взгляд в ней нет никакой мистики и символизма. Обычный зимний пейзаж, каких у Каллелы было немало. Понадобилась настоящая зимняя война 1939–1940 годов с Советским Союзом, чтобы в непритязательном полотне увидели пророческий смысл. А ведь с момента создания произведения искусства прошло без малого четыре десятка лет!
Первым обратил на это внимание маршал Маннергейм, у которого Каллела служил адъютантом еще во время гражданской войны в Финляндии 1918 года. Командующий финскими войсками не признавал пророческого дара в своем адъютанте и скептически относился к картине, отобразившей будущую войну. Для него художник был прежде всего выдающейся творческой личностью, и не более того. Но когда разразилась зимняя война с советской Россией, маршал вспомнил не только о том живописном холсте, но и о странном случае, который произошел в годы войны гражданской.

Однажды Маннергейм поручил своему адъютанту разработать проекты герба независимой Финляндии. Спустя некоторое время Каллела вернулся в кабинет начальника с первыми набросками. Не глядя на стоявшего за спиной художника, Маннергейм протянул руку за рисунками, но сразу почувствовал, что в облике Каллелы что-то изменилось. Подняв взгляд, он увидел, что его адъютант переоделся в военную форму. Глаза живописца обладали какой-то неведомой внутренней силой, передавая мысли. Возможно, тайна таланта прорицателя таилась в цыганских корнях Каллелы. Многие его полотна с необычными, подчас фантастическими образами, содержат еще нераскрытые тайны…

Вспомним и еще одно, пожалуй, самое мрачное пророчество из сферы изобразительного искусства. Задолго до всех ужасов Второй мировой войны с фашистскими концентрационными лагерями, с десятками миллионов погибших русский художник-баталист Верещагин написал полную скорби картину «Апофеоз войны», на которой изобразил то, что практически в точности воплотили нацисты…

Портреты-убийцы

Кто не читал роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грэя»? Оживший портрет забрал жизнь своего оригинала. Художественный вымысел знаменитого англичанина, увы, неоднократно воплощался в реальной жизни с не менее известными, чем автор романа, живописцами и позировавшими им людьми. Слишком много таких легенд хранит история искусств, чтобы считать их всего лишь легендами.

Приведем примеры из творчества лишь самых великих живописцев. Портреты Рембрандта несли смерть его близким. В 30 лет умерла от чахотки его жена Саския, которую великий мастер изобразил на полотнах «Даная» и «Флора». Ушли из жизни в младенческом возрасте и трое детей Рембрандта, которых он часто рисовал. Считается, что первопричиной была их тяжело больная мать, но на картинах в Эрмитаже и Лувре она выглядит весьма здоровой, розовощекой женщиной.

Такое же несчастье постигло и Рубенса, жена которого, красавица Изабелла, скончалась в 35 лет, в цветущем возрасте. И она служила моделью своему супругу почти для всех его мадонн. Покончили жизнь самоубийством две жены Пикассо, тоже служившие ему моделями для живописных шедевров.

Красавица княжна Лопухина, которую увековечил в своем холсте Владимир Боровиковский, умерла через три года после этого в самом расцвете сил, без всякой причины. Подобная же участь постигла и мальчика Васю, позировавшего для «Тройки» Перова.

Из русских художников особого упоминания заслуживает Илья Репин, у которого тоже рано умерла нередко позировавшая ему жена. Портреты хирурга Пирогова и композитора Мусоргского он завершил буквально за день до их смерти. Премьер-министра Столыпина застрелили в упор буквально сразу после того, как Репин положил на его портрет последний мазок. Писатель Гаршин, с которого художник писал царевича в картине «Иван Грозный убивает своего сына», вскоре покончил жизнь самоубийством.

А художник Левитан, мастер пейзажа, почти никогда не писал портретов. Но в последние дни перед смертью, по воспоминаниям современников, он стал внешне напоминать главного героя картины швейцарского художника-символиста Арнольда Бёклина «Художник и смерть». И в этом факте многие склонны видеть не простое совпадение. Пейзаж Левитана «Над вечным покоем» принято считать русским аналогом очень популярной в свое время картины Арнольда Бёклина «Остров мертвых», которой приписывают магическую притягательность. На холсте швейцарца изображен жутковатый остров, напоминающий запущенное кладбище. В серое небо вздымаются мрачные кипарисы, а в раскрытые врата заходит ладья с задрапированной в белое покрывало фигурой.

По мнению интерпретаторов творчества Бёклина, «Остров мертвых» — это и обобщенная картина загробного мира, и аллегория кладбищенского «вечного покоя», и собирательный образ погибшей античной цивилизации. Быть может, перенеся эти мотивы в свой пейзаж, Левитан соприкоснулся с потусторонним и стал похож на одного из героев творчества модного, хотя и мрачноватого швейцарского живописца.

Чудотворные лики святых

Рассказы о кровоточащих и плачущих изображениях Христа, Девы Марии и других святых известны многим, и далеко не все принимают их всерьез. Между тем, это одно из самых загадочных проявлений одухотворенности изобразительного искусства, в данном случае — иконописи. И оживающие образы святых появляются на протяжении всей человеческой истории перед представителями разных культур. Продолжается это и в новейшей истории.

В испанском городе Лимпиасе в 1919 году сотни людей дали под присягой показания о том, что своими глазами наблюдали, как изображения святых на картинах совершали чудеса, выходя из рам, выполняли те или иные движения. Профессор Йенш в книге «Эйдетические изображения» попытался объяснить эти случаи наличием сложных изображений на сетчатке глаза, продолжающих существовать в зрительной памяти и как бы накладывающихся на обычные зрительные образы. Но почему этот сложный и сугубо индивидуальный процесс смог происходить сразу у огромного количества людей в одно и то же время?

Изображение Мадонны на иконе в доме адвоката из итальянского местечка Мапопати с третьего января 1971 года источало из глаз, сердца, рук и ног человеческую кровь, застывавшую на стене в виде крестов. Проведшие исследование полицейские медики подтвердили, что это на самом деле человеческая кровь. Подозревать юриста в мошенничестве было бы неуместно, так как кровь продолжала течь из иконы даже тогда, когда ее заперли в сейф полицейского управления. На следующий год уже по всей Италии источают слезы и кровь иконы и картины с ликом Мадонны: в Адрио-Ровиго, в Бергамо, Салерно, Флоренции и Сан-Витторио. Каждый случай был тщательно проверен экспертами, не нашедшими фальсификации.

В Монреале имеется православная святыня — образ Иверской Божией Матери, привезенной с Афона благочестивым прихожанином Русской зарубежной церкви. В 1982 году из иконы стало проистекать миро, и это чудо продолжается по сей день. Причем его натекает порой так много, что оно раздается прихожанам либо используется по большим праздникам для обряда елеопомазания. 

Монреальской иконе приписываются самые разные чудеса и исцеления. Последний случай произошел совсем недавно. В первое воскресенье Великого поста, в день Торжества Православия весь приход молился о семье Андрея Лобова, которому было отказано в канадском гражданстве, и он должен был покинуть страну. На следующий день произошло чудо: за час до вылета самолета Андрей получил разрешение остаться. Поскольку решение о депортации в Канаде отменяется лишь при чрезвычайных ситуациях, прихожане православного собора склонны видеть в этом событии очередное заступничество Божией Матери.

Очевидные чудеса этого типа столь многочисленны, что при описании их невозможно вместить все факты в один том. Поскольку неодушевленные предметы не могут ни плакать, ни кровоточить, становится ясно, что это явления сверхъестественного порядка. Возможно, это Господь доказывает свое существование. Воплощенный в художественном образе лик святого как бы впитывает обращенные к нему чистые взоры, помыслы и мольбы верующих людей. Человеческие мыслеобразы одухотворяются через иконы, фрески и картины. Вообще через живописные изображения.

Постскриптум

Лена Итяксова тоже была художником, по профессии и складу души. Она очень рано ушла, оставив в наших сердцах ангельский след. Над моим письменным столом и сейчас, когда я завершаю работу над этим материалом, висит написанный Леной крохотный этюд. На зеленом холме у речушки под хмурым небом стоит белая церковь. Одинокая фигурка в красном поднимается по дороге к храму. Символ? Предчувствие? Чудо? 

Я знаю, что этот ее этюд хранит мою семью. Лена подарила его нам с женой в день нашей свадьбы. В следующем году мы будем праздновать 25-летие совместной жизни.
А вы верите в необъяснимую, роковую и святую силу искусства?

comments powered by HyperComments
Лада
База
Вольная Кубань
Похожие материалы