Морской отец Новороссийска: 231 год со дня рождения адмирала Михаила Лазарева

Морской отец Новороссийска: 231 год со дня рождения адмирала Михаила Лазарева
Михаил Лазарев был одним из основателей города-героя.

Один из пантеона

Сегодня моряки Новороссийской военно-морской базы, как и курсанты морского университета Новороссийска,- продолжатели славы адмирала Федорова Ушакова, его ученика Михаила Лазарева и их последователей, адмиральский пантеон которых установлен в мраморном зале университета.

К Михаилу Петровичу отношение особое, ведь именно он руководил эскадрой, с которой 12 сентября 1838 года на берегу тогда еще Суджукской бухты был высажен десант, давший начало будущему Новороссийску.
Быть может, этот день в биографии самого Михаила Лазарева не столь значительный, как для генерала Николая Раевского, не только руководившего высадкой десанта, но и настоявшего в правительстве о необходимости основать на месте нынешнего города новый форпост государства Российского. Да и сошел Михаил Петрович на берег лишь спустя двое суток, когда Раевский отмечал свой день рождения.

Но, тем не менее, адмирал сыграл значительную роль в истории Новороссийска и стоит в его летописи вторым вслед за генералом. И с легкой руки местного краеведа и литератора Александра Еременко за Лазаревым прочно закрепилось имя морского отца Новороссийска.

Лазарев был инициативным исполнителем, блестяще организовавшим и проведшим операцию по высадке десанта с точки зрения военного искусства. Корабли под его командой подошли на максимально близкое расстояние к берегу бухты и артиллерийским огнем поддержали десантников, которые не встретили уже никакого сопротивления воинственных черкесов.
Точно так же будут проведены под командованием адмирала все восемь подобных операций, в том числе пять — совместно с Раевским, на Черноморском побережье Кавказа, который с тех пор навсегда стал российской территорией. И позже в одном из писем своему приятелю сам Лазарев писал, что благодаря этим морским экспедициям за год сделано столько, сколько невозможно было бы сделать сухопутным путем за несколько десятилетий, учитывая горную местность и враждебный настрой горцев к русским.

Адмиральская жилка

В семье рано ушедшего из жизни адмирала Петра Лазарева было трое сыновей, и всех он мечтал увидеть на капитанском мостике. Этой мечте способствовал его друг, известный поэт Гавриил Державин, который пристроил, в лучшем смысле этого слова, в морской кадетский корпус всех его сыновей.

Михаил оказался наиболее способным учеником. Сдав в 14 лет экзамен на гардемарина, он был направлен на стажировку в Британский флот, под начало адмирала Нельсона, который позже не раз лестно отзывался о своем русском питомце. В Россию Михаил Лазарев вернулся уже с первым офицерским чином. А буквально через пять лет стал одним из самых молодых капитанов на российском флоте.
В 1827 году, когда шла война с Турцией и Египтом за освобождение Греции от османского ига, командир линейного корабля «Азов» капитан 1-го ранга Лазарев отличился в Наваринском сражении. Причем Лазарев за это сражение был награжден сразу четырьмя орденами.

Кроме российского ордена Георгия 4-й степени, он получил и высокие боевые награды союзников: французский орден Святого Людовика, английский орден Бани, греческий орден Спасителя. Целый иконостас наград за одно сражение и огромное уважение в морской среде, а также очень внимательный взгляд на него со стороны императора Николая Первого.

Любопытно, что в том сражении в экипаже флагманского корабля «Азов», ставшего, к слову сказать, первым гвардейским кораблем русского военного флота, под началом Лазарева участвовали старший лейтенант Нахимов, корнет Корнилов и гардемарин Истомин — будущие руководители героической обороны Севастополя в годы Крымской войны. Сегодня прах этих четырех адмиралов покоится во Владимирском соборе города русской славы. Разве можно смириться с разделом Черноморского флота, передачей Севастополя Украине?..

Лазарев, став командующим Черноморским флотом, проявил себя и как талантливый флотоводец, и как прекрасный организатор и администратор. Именно при нем Севастополь стал главной базой флота, при нем были присоединены к России обширные причерноморские территории, вошедшие в наше время в состав Краснодарского края.
Кроме того, он совершил три кругосветных плавания, в одном из которых вместе с Беллинсгаузеном открыл Антарктиду. Это величайшее открытие, в котором Лазарев проявил себя еще и как ученый, оставив многочисленные труды по географии и геодезии, в которых доказал, что найдена новая земля, покрытая толстым слоем льда.

А ведь путешествие было очень сложным. Можно вспомнить хотя бы несколько неудачных попыток пробиться сквозь льды английского мореплавателя Джеймса Кука, который заявил, что если он не открыл этой земли, значит, ее вообще нет.

Голубая кровь

Михаил Лазарев, безусловно, выдающийся человек. И красивый человек, как внешне, так и внутренне. Породистый дворянин, в котором все дышало благородством. В его времена на кортиках морских офицеров были написаны слова: «Жизнь — Отечеству, душу — Богу, сердце — даме, а честь — никому». Эти слова стали девизом Михаила Петровича, как и целого поколения флотоводцев.

До наших дней дошли легенды и были об этом удивительном человеке. Когда однажды к нему обратились с просьбой продвинуть по службе одного уже немолодого лейтенанта, который долгие годы провел в море, на корабле, хотя ничем себя так и не зарекомендовав, Лазарев указал на стоявший в его каюте сундук с личными вещами и сказал: «Вот этот сундук пережил три кругосветных морских похода, но так и остался сундуком».
То есть заслуги морского офицера измеряются отнюдь не количеством времени, проведенного в море, а совсем иными качествами. И в этом смысле сам Лазарев — показатель совершенно иного рода, о чем свидетельствуют все его славные свершения.

Однажды, будучи в Санкт-Петербурге с докладом, Лазарев получил личное приглашение императора Николая Первого отобедать у него. Однако перед тем Михаил Петрович уже получил приглашение отобедать у адмирала Лавренова, который был одним из судей по делу декабристов, но отказался подписать знаменитый акт об их наказании, из-за чего впал в немилость государя. И Лазарев вежливо отклонил приглашение императора, поскольку уже имел оное от другого лица. Царь выразил недовольство, узнав, к кому именно приглашен Лазарев.

А после ухода адмирала Николай сказал тогдашнему начальнику жандармов графу Орлову: «В России, оказывается, есть человек, который может отказаться от приглашения на обед ко мне». Этот случай говорит об открытом и честном характере Михаила Петровича, настоящего боевого офицера, который даже императору может намекнуть, что есть вопросы чести, вопросы данного слова, обещания.
Но не надо идеализировать Лазарева, покрывать его сусальным золотом. Он был человеком своего времени, были у него и недостатки. Еще в звании младшего офицера он был неоднократно наказываем начальством за то, что занимался на корабле рукоприкладством в отношении нижних чинов. Однако, став адмиралом, он воспитывал своих подчиненных в традициях Ушакова. И уже доставалось и Нахимову, и другим офицерам.

Лазарев и сегодня служит примером для российских военных моряков. А Новороссийск может гордиться тем, что у него есть своя иконография в виде памятника основателям города, в виде бюстов Михаилу Петровичу в историческом сквере и в мраморном зале морского университета. У Новороссийска есть точка отсчета истории, чем может похвастаться далеко не каждый город России.

comments powered by HyperComments
Ульяна
Депутаты
База