" />

Мостовское безобразие: что же это творится в районе с землицей?

Мостовское безобразие: что же это творится в районе с землицей?
Мостовское безобразие: что же это творится в районе с землицей?
Мостовское безобразие: что же это творится в районе с землицей?
Мостовское безобразие: что же это творится в районе с землицей?
В селе Унароково несколько десятков местных жителей во время земельной реформы начала 90-х не получили законные паи. 28 лет молчали, а теперь заговорили. Почему? Потому что та земля, на которой они могли бы стать рачительными хозяевами, стоит заросшая бурьяном. Об этом они написали в «Бюро журналистских расследований» медиахолдинга «Вольная Кубань».

Какая связь у Унарокова с Парижем?

Унароковское сельское поселение (в его состав входит также поселок Славянский) — сегодня достаточно жалкое зрелище. Наверное, около трети домовладений выставлено на продажу. Так, сравнительно большой дом (с ремонтом) можно приобрести за 1,2 миллиона рублей. Земельный участок с какой-то халупкой под снос в центре села — в пределах 120 тысяч рублей. И вокруг — останки былой зажиточности. В советские времена здесь было крупное хозяйство со своей свинофермой и с крупным рогатым скотом. Еще бы! Земли в этих местах плодородные, известные во всем мире. Не случайно же именно образец чернозема из Мостовского района выставлен в парижском Лувре. Местные жители этим фактом очень гордятся.

_BAL5229.JPG

— Мой пращур, донской казак Игнат Хруленко, получил надел в XIX веке, — рассказывает «Вольной Кубани» Галина Романовна Копычко. — У меня даже имеется свидетельство, датированное 1894 годом. С тех пор предки жили на этих землях и работали. Я так вообще никуда не уезжала, воспитала троих детей и 38 лет отработала в Унарокове. Сначала в местном колхозе, а затем — в ветучастке. И в итоге осталась ни с чем.

Я взглянула окрест себя

По словам Галины Романовны, когда в 1992 году всем сельским жителям раздавали земельные паи, а права на них согласно закону имели работники колхозов и совхозов, пенсионеры, работники учреждений народного образования, здравоохранения, культуры, быта, связи, общественного питания на территории сельхозпредприятий. Почему-то Галина Романовна не вошла в список тех, кто имел право на пай — это 2,75 гектара земли.

— Меня тогда мало интересовало почему. Верила людям, которые говорили: «Не положено», — продолжает пенсионерка. — Вопрос возник спустя почти 30 лет. После того как обнаружила земли, которые два года простаивают, заросли бурьяном и принадлежат району (согласно выписке из Росреестра это действительно так: с 19 декабря 2018 года правообладателем «участка № 102, земли в границах АО «Победа», является муниципальное образование Мостовский район. — Ред.). Неужели нет хозяина? Почему 120 гектаров богатейшей земли уже два года не обрабатываются? Я сначала думала, что это вранье, но села на велосипед, чтобы фото сделать. Убедилась, что правда. Заросли!!! На обратном пути мой транспорт сломался. А путь неблизкий для 67-летней женщины — восемь километров. Нет хозяина?! Так, может, это наши паи — те, которые нам не дали? Без земли выжить в сельской местности архисложно.

И добавляет, что эту землю без конкурса получило Мостовское районное казачье общество (таким правом оно наделено законом). Ну, а если есть земля, почему не обрабатывать?

Почему нам не дают жить?

У унароковских женщин (именно они наравне со стариками и детьми костяк села) настрой философский.

— Я не скажу, что село плохое, — размышляет Нина Ивановна Щербакова. — Мои предки жили в этом селе достаточно давно. А я вышла замуж и скиталась с мужем по гарнизонам. Последним нашим местом жительства стала Чечня. В начале 90-х там разгорелась первая война, и мы вернулись в Унароково — на родину предков. Здесь я работала преподавателем в межшкольном учебно-производственном комбинате. Когда началась земельная реформа, меня тоже с паем обошли. Почему? До сих пор не понимаю.

_BAL5242.JPG

А как без земли, продолжает женщина. Мужчины скитаются по вахтам: то на олимпийских стройках работали, то футбольные стадионы строили…

— Но мужчины же как? Только за светофор выехали — сразу холостые… Сколько семей развалилось из-за того, что здесь работы нет, — говорит собеседница. — Иные едут в Лабинск — он всего в 20 километрах, до районного центра поселка Мостовского — 80. До последнего времени у нас в 6.10 утра ходил автобус до Лабинска. Люди на нем успевали на работу, сейчас график изменился — отправление в 6.40. Многие не успевают. А кому такие работники нужны? Единственный выход — личное подсобное хозяйство. Но и с ним проблемы — выпасов нет. Если раньше давали пастбища в расчете на одну голову, то сейчас — через аукционы. И как быть? Коровы или козы есть, а соревнование за участок проиграл? Вот и понадеялись: раз земля не работает, пусть отдадут тем, кто сможет ее уважать.

_BAL5441.JPG

И женщины через медиахолдинг «Вольная Кубань» написали в краевую администрацию. В бумаге, которая пришла в ответ, чиновники рассказали историю земельного передела. И лишь утвердили пенсионерок в уверенности, что их кто-то обманул. Впрочем, чиновники были невозмутимы: не нравится — идите в суд.

Что ж, гражданская позиция женщин внушает уважение. Но так ли все просто?

Диалоги с чиновниками: не нравится — идите в суд

Глава администрации Унароковского сельского поселения Евгений Нартенко на вопрос о землях, на которых в течение двух лет не ведется никаких работ, заявил, что комментировать ситуацию не вправе, это полномочия муниципального образования. Также он не ответил на вопрос о том, находится ли земля в аренде.

Разумеется, мы обратились к другой стороне, которая, по версии станичников, является титульным арендодателем.

— Участок, о котором говорят станичники, еще в прошлом году был в двойном управлении — краевом и муниципальном, — комментирует заместитель главы Мостовского района, атаман Мостовского РКО Кубанского казачьего войска Сергей Родионов. — По крайней мере так обстояло дело, когда мы подавали заявку. Нам отказали: дождитесь, когда муниципалитет станет правообладателем этого участка. После перехода прав муниципалитету выяснилось, что из этих 120 гектаров виртуальные 10 гектаров, у которых есть собственник — какое-то образовательное учреждение. Сейчас ведется еще одно размежевание. И у РКО будет преимущественное право на этот участок. В принципе, мы готовы были работать и с этим обременением — рассчитываться с собственником этих 10 гектаров урожаем. Но нам запретили. Ждем.

За всей этой бумажной бюрократической волокитой возникает один очень простой вопрос: почему 120 гектаров первоклассной земли в течение двух лет никем не обрабатываются? Ведь это ценнейший ресурс! Медиахолдинг «Вольная Кубань» уже направил запросы в прокуратуру края, региональное управление Росреестра. То, что происходит со 120 гектарами в Унароковском сельском поселении, — преступление. За это кто-то персонально, по должности, должен ответить. По закону, разумеется…
ВМЕСТО ЭПИЛОГА. Пенсионерки из Унарокова, увы, уже близки к решительным шагам. Районный центр — в 80 километрах, кубанская столица — в 250. Галина Романовна купила себе новый «лисапед». И теперь думает: а не сесть ли ей в свои 67 лет в седло и, подобно якутскому шаману, через столицу района — поселок Мостовской, столицу Кубани Краснодар, через Ростов-на-Дону — столицу Южного Федерального округа отправиться в Москву — искать демонов, которые лишили унароковцев земли…

Читайте также: Александр Бронт: Все леса Кубани могут сгореть за год
comments powered by HyperComments
Ксюша Рогозина
Подкасты
База
Похожие материалы