" />

Образование: отчеты и реальность

Образование: отчеты и реальность
Дмитрий Медведев отчитался о работе Правительства РФ в 2018 году. Если кратко — «У нас все хорошо». Экономика растет, дома, детские сады, школы строятся, зарплаты бюджетников тоже растут как на дрожжах…

И как будто нет более 20 миллионов жителей страны за чертой бедности, нет провальных реформ в образовании и здравоохранении (обычно после реформирования должен быть прогресс, у нас же регресс), как будто цены на продукты, лекарства и ЖКХ не растут в прогрессии.

Мы взяли несколько тезисов выступления премьера, касающихся лишь образования, и посмотрели, как слова разнятся с реальностью.

Дошкольники

В своем докладе Дмитрий Медведев отчитался, что в стране удалось победить очереди в детских садах в возрастной группе от 3 до 7 лет. 

Да, ситуация стала лучше. Сейчас в отличие от 2000-х годов путевку дают практически сразу по достижении ребенком трех лет.

Однако в реальности как удалось достичь этого показателя? Строили с нуля детские сады. А это удовольствие стоит дорого, особенно во времена бюджетного дефицита. 
Чаще муниципалитеты достраивали к существующим уже помещениям или возвращали в собственность района (города) здания детских садов, которые в 90-е отдавали частникам. 

Проводили капитальный ремонт. Группы укрупняли. И что мы видим сейчас?

Стандартная группа — 40–50 человек. И тем не менее дефицит мест в отдельных городах и районах Кубани, увы, существует. Краевой центр даже не будем рассматривать — это отдельная история. 

Сюда ежегодно переселяется в среднем один маленький город, новые микрорайоны растут как грибы. Где взять из бюджета деньги на столько детских садов?
А уже новая задача поставлена: ликвидировать за три года очередь в ясли.

Дмитрий Медведев отметил, что на строительство яслей в прошлом и этом году из федерального бюджета выделили 85 миллиардов рублей. Только яслей! Это огромные деньги. 

Но боюсь, что их совершенно не хватит. В среднем стоимость строительства детского сада на 200 мест — от 70 до 200 миллионов рублей. 

Просто строить ясли, отдельно от детского сада, нецелесообразно. А деньги ведь выделили только на них. Следовательно, нужно будет добавлять бюджетные деньги муниципалитетов на строительство детского сада в целом. 
Другими словами, к новой задаче муниципалитеты еще плотно не подходили. Благо большинство наших мамочек пока ни за какие коврижки не отдадут грудничков в ясли. И очереди сейчас там небольшие.

Школьники

В своем выступлении премьер отметил, что уровень бедности связан с качеством образования: чем больше человек знает и умеет, тем выше шансы добиться успеха.

То есть более 20 миллионов бедных в нашей стране плохо учились в школе? Не смешите! У нас учителя, которые должны давать качественное образование, почти за чертой бедности. 
В крупных городах еще как-то выживают, нагружают себя часами да репетиторством. 

А в станицах и районных центрах средняя зарплата учителя на руки 13–15 тысяч рублей. Заинтересован ли нормальный человек, получающий такую зарплату, качественно давать образование ученикам? Сомневаемся. 

Да нет, точно знаем — не дает учитель должных знаний за такую зарплату. Максимум — прочитать параграф, а потом провести зачет или контрольную. Какая там цифровая среда? 

Учителя пенсионного возраста не могут освоить систему электронного журнала, просят учеников выставить оценки.
Тут уместно вспомнить госпожу Голикову, которая запретила критиковать свою работу и зарплату медиков и педагогов: «Если выбрали профессию, то уж будьте добры, отдавайте ей душу. А нет — должны профессию покинуть». Ничего не напоминает? Слова премьера в 2016 году: «Если хотите деньги зарабатывать, идите в бизнес, а преподавание — это призвание».

Школьное образование за последние годы столько раз кошмарили реформами, столько раз недальновидные люди с ним экспериментировали, столько на него нападок, что уже впору оставить его в покое. 

Ан нет! Грядет новое реформирование. Новые федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) проходят общественные слушания. 
И, скорее всего, вступят в силу с нового учебного года. В них очень принципиально встал вопрос нагрузки на учащихся и на учителей. 

Как показали исследования, учащийся начальной школы вместе с дополнительными кружками и секциями тратит на учебу 48 часов, это превышает трудовую рабочую неделю. 

А что уж говорить про старших школьников? Их рабочий день заканчивается далеко за полночь. Потому что в школу ходить надо, там идет натаскивание на ЕГЭ. 

Сразу после школы — репетиторы, дополнительные занятия, так как на школу надейся, а сам не плошай. Мало кто из родителей, да и детей верит, что только школьные занятия помогут им получить заветные баллы на ЕГЭ. 

Есть лицеи, гимназии, школы в крае, где достаточно объяснения учителя. Но их, к сожалению, очень мало.
К одиннадцатому классу у каждого второго ученика, кто думает поступать на престижные факультеты на бюджет, есть репетиторы. 

Старшеклассники (не буду говорить обо всех, а лишь о тех, кто прилежно учится в школе и выполняет задания репетиторов) пашут как рабы на галерах. Откуда ж взяться в таком случае здоровью?

Кроме того, как сказала министр образования Ольга Васильева, учителей ждет глобальная переподготовка.

По ее мнению, людей сейчас волнует качество образования: кто учит, как учит, чему учит? И это так. 

Но, с другой стороны, не перегнуть бы палку с переэкзаменовкой учителей, а то ведь престиж учительства поднимаем, поднимаем, но никак не поднимем. 
Помните, зимой случился скандал, когда учителя математики не сдали тест Рособрнадзора на профпригодность?Половина не справилась с ним! 

Тогда многие люди от образования назвали то, что сделал Рособрнадзор, подрывом авторитета учителя, а также подрывом национальной безопасности. Учителя унизили и растоптали. 

Да, многие учителя не поспевают за современными технологиями. Нужно повышать квалификацию, никто не спорит. Но не надо предавать это огласке.

Малокомплектные школы

Еще один факт. Помните, как лет пять-семь назад, а может, и больше стали ликвидировать малокомплектные школы?

Люди в станицах, хуторах тогда завалили редакцию письмами: неужели не понимают, что школа — это жизнь для села? 

Но тогда вместо понимания ввели в лексикон новое понятие — подушевое финансирование. 
Оно-то, конечно, так, невыгодно для десяти человек в классе держать штат учителей, поддерживать материально-техническую базу школы. 

Ну, а с другой стороны, это одна из функций государства — содержать школы и обеспечивать образование. Ведь оборонка у нас тоже нерентабельна, но туда огромные деньги закачивают.

Но нужно сначала ликвидировать, чтобы потом понять: глупость сделали. Слова из доклада премьера: «Сейчас начинается строительство малокомплектных школ в сельской местности, поселках городского типа. 

Это тоже очень важное направление. Мне неоднократно приходилось говорить, что малокомплектные школы — это в значительной части случаев способ сохранить населенный пункт. 

Есть в деревне школа — деревня живет, нет школы — деревня умирает, поэтому нельзя ни в коем случае их бездумно объединять».
Поздно опомнились! В средней полосе России пальму первенства по вымиранию деревень держат Псковская область, Тверская, Ивановская. 

По некоторым данным, за последние десять лет исчезло более 30 тысяч деревень. Многие, может, и существуют на картах юридически, но фактически в них никто не живет. И главная причина — как раз ликвидация школ, больниц, ФАПов.

Эта же тенденция добралась и до нашего аграрного края. Хутор Лебеди Калининского района — в бытность Советского Союза здесь жили около трех тысяч человек. 

Колхоз «Заря» занимал одно из первых мест в социалистическом соревновании в районе, да и в крае. Был достаточно богатым. 
Свой ФАП, школа, два детских сада, библиотека, добротный клуб, столовая, два магазина, дом престарелых. Колхоз мог позволить себе ежегодно отправлять школьников в поездки по городам-героям, лучшим колхозникам оплачивал путевки в санатории и еще много чего мог. 

В 90-е и в начале нулевых хутор пытался идти шатко-валко по накатанной колее уже без колхоза. Получалось плохо, но хуторские упрямые: падали и поднимались. Пока… не навис дамоклов меч над школой. Мало стало учеников. Сейчас всего 140.Например, в десятом всего два ученика. Естественно, страдает уровень образования от этого. Многие дети из среднего звена и старшеклассники едут в школы кто в Гривенскую, кто в Николаевскую, а кто в районный центр за 40 километров.

— У меня двое учеников, — рассказывает жительница хутора. — Старшеклассница и второклассник. Оба учатся в Гривенской. Но это очень неудобно: у дочери много уроков, сын вынужден ждать ее, чтобы вместе ехать домой. 

Если не успевают на школьный автобус, ждут маршрутку. Однажды на попутках ехали. Мучение одно. Мы уже присматриваем дом в Калининской — все же центр районный, получше с бытом. Но жалко с насиженных мест уезжать, у нас же здесь весь род.
Это лишь небольшая зарисовка. А если задаться целью и посмотреть, сколько же человек уехали из родных мест, потому что укрупнили больницу, сократили школу… В хуторе Лебеди по переписи 2010 года проживали 1700 человек. Сейчас здесь остались самые стойкие. Надеемся, что ситуация изменится после слов премьера.

Высшая школа

Про высшую школу премьер также упомянул. По его словам, и здесь есть успехи. 

«За 10 лет представительство российских вузов в мировых рейтингах, как только мы этим начали заниматься, выросло с двух до 47 университетов. 

Мы планируем увеличить число университетов, которые получают поддержку в рамках так называемой программы «Топ-100».

Ох уж эти рейтинги! 

Как известно, в своем Послании Президент России Владимир Путин говорил о том, что наши вузы должны войти в пятерку лучших в ближайшие пять лет.
В Миннауки это поняли по-своему и всем вузам спустили «указивку»: увеличить — кровь из носу — количество публикаций в мировых научных журналах. 

Есть статья или две — почет и гранты, нет статьи — будь ты хоть семи пядей во лбу, извини-подвинься

Сейчас успешные ученые те, кто сумел пропихнуть не приносящую никому пользы якобы научную статью в престижный журнал. 

А настоящие ученые, которые всегда в поиске и всецело поглощены делом всей жизни, — на задворках. Или же поднимают науку на Западе, да уже и на Востоке.
Раньше бежали ученые и сейчас бегут. За последний год — 42 тысячи специалистов различных отраслей уехали искать лучшей доли в различные страны, многих просто перекупили. 

Это укор государству, обществу, которые не смогли создать условий для молодых и перспективных. Видимо, что-то не так с нашими нацпроектами. 

Ведь во всеуслышание говорят о колоссальных суммах, которые выделяют на образование. 

На 2019 год — 827 миллиардов рублей из общего бюджета страны. Почти триллион! И все равно не хватает. Школ не хватает, от реформирования школьного образования — толку никакого, качество науки желает лучшего. 
И кроме того, ремонт и благоустройство классов в школах за счет родителей. Где все эти деньги? Где эффективность?

Два года назад Счетная палата уже обнародовала данные о том, что из денег, выделенных на повышение качества образования, более 60 процентов осело в карманах чиновников в качестве зарплат, премий.

И что изменилось?

Административно-хозяйственный аппарат школ вырос до невероятных размеров, разрослась бюрократическая машина всевозможных проверяющих от образования, которые только мешают нормально функционировать и школам и вузам.

То есть большинство денег идет в карман огромной армии тех, кто кормится за счет образования.

Верите ли вы, что ситуация изменится? Может быть, у вас есть дельные рецепты?

comments powered by HyperComments
Ксюша Рогозина
Подкасты
База