" />

Ремесла на Кубани: почему не работает закон о поддержке мастеров

Ремесла на Кубани: почему не работает закон о поддержке мастеров
В 2011 году в Краснодарском крае приняли закон о поддержке народных мастеров, который до сих пор работает вполсилы и не дает значительного экономического эффекта. «ВК Пресс» разбирался в причинах.

Что нам мешает создать ремесленную экономику на Кубани?

Несмотря на принятый в 2011 году закон о ремесленниках, сфера до сих пор прячется по углам, не может обеспечить рынок промышленными объемами, и какого мастера ни возьми — поддержки от государства он получить так и не смог. А ведь кубанские ремесленники могли бы стать надежной экономической опорой для краевого бюджета и неиссякаемым источником аутентичных кубанских товаров, способных вытеснить с туристического и культурного рынка края азиатские штамповки.

Проблему засилья на рынке контрафактной сувенирной продукции признают сами органы власти: губернатор, депутаты ЗСК, работники министерства курортов и туризма, потребительской сферы и культуры.

В департаменте инвестиций и развития малого и среднего предпринимательства, который занимался финансовой поддержкой мастеров, закон так и остался без движения, потому что не нашлось желающих получить поддержку. Между тем при принятии закона была утверждена пятилетняя программа с общим объемом финансирования в 77 миллионов рублей.

В заключении о проведении экспертизы закона за подписью заместителя министра экономики края Игоря Красавина говорится о том, что в 2013 году на поддержку ремесленнического сектора бизнеса планировалось направить 22,5 миллиона рублей, 4,5 миллиона — из краевого бюджета, остальные — из федерального. Было принято 15 заявлений на оказание поддержки, 14 удовлетворено, в итоге было освоено лишь 3,7 миллиона рублей. Слабая активность ремесленников стала поводом не включать данное направление господдержки в подпрограмму «Государственная поддержка малого и среднего предпринимательства в Краснодарском крае на 2014 — 2018 годы».

По сути в крае случился провал по выполнению поручения президента Владимира Путина, который сказал:

— Без поддержки государства народные промыслы просто прекратят свое существование в современном мире. Это составная часть нашего культурного кода.

Что обещает власть кубанским мастерам и ремесленникам

Закон обещает народным мастерам всестороннюю поддержку — пиарить ремесленничество, создавать условия для развития, консультировать, помогать в обучении, предоставлять помещения для производства, выделять субсидии. 

От ремесленников требуется зарегистрировать предприятие или стать индивидуальными предпринимателями. Тут можно рассчитывать и на якобы выгодные кредиты от краевого фонда микрофинансирования. Приоритет отдается умельцам, которые получили звания «Мастер народного художественного промысла» или «Мастер-ремесленник». Эти звания присуждает художественно-экспертный совет по народным художественным промыслам и ремеслам при администрации края.

Михаил Смаглюк: суррогатное искусство — дело вкуса

Кубанский художник Михаил Смаглюк входит в художественно-экспертный совет по народным художественным промыслам и ремеслам. Он обладает отменным творческим вкусом, пишет картины, создает ювелирные украшения, арт-объекты и световые инсталляции, мастерит музыкальные инструменты. Он автор одного из символов губернаторской власти — реликвария.

смаглюк.jpg

— Особенных льгот, можно сказать, наши мастера не получают,- говорит Михаил Смаглюк. — Разве что человек придет к главе поселения, руководителю хозяйства и попросит помещение. Но все зависит от того, к кому мастер обратится. Могут и помочь в чем-то. Что касается ремесел, то у нас развиты керамика, работа с деревом, ткачество, то есть исконно казачьи, традиционные промыслы. Но мне и членам совета хотелось бы увидеть развитие — чтобы мастера, отталкиваясь от основ, были в поиске, экспериментировали, потому что искусство должно развиваться…

Художник высказал свое мнение о технологиях, которые позволяют быстро и дешево сымитировать произведения искусства и потеснить изделия художественного промысла на кубанских прилавках. Он называет такие изделия суррогатом, который портит и без того невзыскательный вкус современного человека.

Куда пропал краснодеревщик Виталий Ирбеткин из Горячего Ключа?

Что касается реализации закона — в памяти всплывает яркий пример краснодеревщика Виталия Ирбеткина из Горячего Ключа, который в ответственный момент искал помощи у государства. После выступления президента Владимира Путина он собирался запустить в хуторе Широкая Балка производство мебели из красного дерева и создать на его базе бесплатную ремесленную школу. 

В 2015 году мастер пришел на прием к возглавившему регион Вениамину Кондратьеву и рассказал о своих проблемах. Губернатор распорядился сию же минуту помочь кубанскому ремесленнику.

Непонятно, правда, насколько ретиво пытались помочь мастеру подчиненные губернатора, потому что процесс подставления государственного плеча затянулся и оброс разнообразными проволочками и загвоздками, из-за которых над инициативным человеком нависла угроза банкротства.

ирбеткин.JPG

В итоге — никаких упоминаний о Виталии Ирбеткине и его школе краснодеревщиков мы не находим ни в краевых, ни в муниципальных источниках информации.

Ремесленная экономика: взгляд со стороны

Исследователи современного ремесленничества рассматривают его как вид малого предпринимательства. В пример ставят многолетний европейский опыт. Особенно богаты на мастеров Франция и Германия. В ремесленном секторе работают около 10 процентов населения. Оборот в сфере ремесел достигает 8 — 10 процентов валового внутреннего продукта. Помимо экономического эффекта ремесленные предприятия дают подготовленных специалистов, которые трудоустраиваются в других сегментах экономики.

По мнению исследователей, в современных условиях ремесло обогащается новыми знаниями, материалами и технологиями, а также новыми возможностями коммуникации, кооперации и специализации. Все эти качества позволяют вписать ремесленничество в систему инновационной экономики России.

Гончар Сергей Дудин: чтобы купить станок, пришлось просто занять денег

Семейная гончарная мастерская Сергея и Веры Дудиных создана около 20 лет назад. Ремесленник живет в хуторе Джанхот города Геленджика. За плечами Сергея Дудина — огромный опыт работы, он создает уникальную авторскую посуду, украшения, предметы интерьера, изразцы и многое другое. В социальных сетях множество восхищенных отзывов со всей России от благодарных покупателей и учеников.

дудин1.jpg

— Не знаю, как вы истолкуете мои слова, но я не понимаю, что такое поддержка, потому что это невозможно, — говорит Сергей Дудин. — Мы однажды поверили, нас собрало краевое министерство культуры, разъяснило, как ремесленникам получить государственную поддержку. Но это ерунда все — из кабинета в кабинет посылали-посылали, пока нам не надоело бегать.

Когда из-за болезни рук мастеру потребовалось срочно приобрести вакуумный экструдер — станок, который избавляет от необходимости ручного замеса глины, никакого содействия со стороны власти добиться не удалось. Только время и силы зря потратили. В итоге пришлось занять сумму у знакомого и выплачивать ему доступные проценты.

Пытались супруги и обещанную субсидию получить: собирали бумаги, бегали по кабинетам, а когда дошли до заветной двери — извините, данная статья закрыта, потому что за субсидией никто не обращался. С тех пор мастер на государство не надеется.

2.jpg

С организацией ремесленных ярмарок на Кубани дело тоже хромает. В Краснодаре, увы, случаи единичные, но в Новороссийске и Геленджике власти выделили специальные места, где можно выставлять ремесленную продукцию. По мнению мастера, такие места должны быть в каждом городе. В пример Дудин приводит Калужскую область, где ремесленные ярмарки проводятся регулярно. Есть друг из Белоруссии, который рассказывает о реальных преференциях для народных художников.

— В 90-е годы в Краснодаре на улице Чапаева был Арбат. Сколько ремесленников кормилось этим Арбатом! А потом все раскидали, поставили в местах, где невозможно работать. Я сам в 90-е годы стоял на Арбате со свистульками, скульптурками, это меня выручало, можно было как-то жить.

Почему художников считают придворными шутами?

Подход к творческой интеллигенции на Кубани гончар считает советским: художник — это маленький человек, который сидит на табуретке и что-то рисует карандашиком у себя на коленке. Это не тот труженик, с которым нужно считаться. Он только для работы с детьми сгодится. Землю ведь не пашет.

— Если бы у чиновников было понимание, то были бы и какие-то правильные шаги, — говорит Сергей Дудин.

дудин2.jpg

По его мнению, ремесленников на Кубани благополучно похоронили. Остались какие-то самородки и фанаты, но в основном на ярмарки съезжаются школьные преподаватели, которые называют себя гончарами. Чтобы быть ремесленником, нужно жить своим делом, считает Дудин.

Я приезжаю на выставки и вижу тряпичные куколки, которые выдают за ремесленные изделия. Это, конечно, тоже ремесло, но, извините, когда в каждую станицу приезжаешь и ничего, кроме этих тряпочек, не находишь, становится ясно: ремесло гибнет! Если гончарному делу нужно учиться лет десять, то на выработку навыка по изготовлению тряпичных кукол достаточно трех месяцев.

Говоря о художественном совете, который оценивает работы кубанских мастеров и присуждает им звания, Сергей Дудин подчеркивает:

— Они же понимают, где настоящее ремесло, а где нет! Они это видят. Они знают, что настоящих мастеров, живущих своим делом, в крае по пальцам можно пересчитать. Можно адресно им помогать? Это ведь несложно…

Заметим: один из учеников Сергея Дудина уехал в Норвегию, потому что на Кубани самореализоваться не смог.

дудин3.jpg

На Кубани не успела сформироваться традиционная деревянная игрушка

Потомственный казак Игорь Васильченко с женой и детьми живет в станице Новодмитриевской, снял с соратником помещение в Краснодаре и обустраивает его под производство деревянной игрушки. С детства Игорь учился столярному ремеслу у отца, потом окончил художественно-промышленный колледж в Подмосковье, где встретил свою будущую жену, вернулся на Кубань, где у него родились наследники. Сделал пару игрушек для малышей, выставил в Интернет. Они приглянулись людям, посыпались заказы. Так стало развиваться дело молодого ремесленника.

— На Кубани практически нет традиционной деревянной игрушки, — рассказывает Игорь Васильченко. — Казаки не оставили нам каких-то артефактов. Есть простые глиняные игрушки, но ничего самобытного не осталось. Если вы поедете в среднюю полосу, там все музеи завалены городецкой, богородской и сергиевопосадской игрушкой. На Кубани некогда было этим заниматься, потому что люди обустраивались на новой земле, в землянках ютились — выживали как могли. Мы-то как казаки стараемся сделать свою марку — кубанское, казачье. Что-то, конечно, есть, но оно сложно уловимое. Если брать ковку, то казакам всегда нравилась ковка кавказская. Высоко ценилась дагестанская, черкесская оружейная работа. Ее казаки не стремились повторять, они покупали готовую работу. Все остальное они ковали сами.

Имея богатый опыт работы с деревом и профильное образование, молодой мастер создает свои маленькие шедевры, полагаясь на русские традиции, собственные силы и интуицию. Благо есть напарник, есть супруга, которая занимается росписью игрушек, есть станки, есть спрос на товары.

васильченко4.jpg

— Потихонечку растем своими силами, без инвестиций. Что-то заработали — купили станок. Сейчас вот — новое помещение, тут можно будет отопление сделать, а то вообще в холодном работали, — говорит Игорь.

Предприниматели Кубани могут рассчитывать только на себя

Пару лет назад ремесленник через знакомого юриста интересовался возможностями государственной поддержки, но, как выяснилось, на словах звучит красиво, но на деле — всюду подводные камни. Если говорить о налоговых льготах, то если за одно дело ремесленник не платит, то за другое платит вдвойне. Если мастер оформил ИП и трудится при этом в домашних условиях, то вся квадратура дома считается производственным помещением, а за это надо платить.

То же самое помощь малому бизнесу. Ходил, узнавал, а там ситуация такая: деньги за станки по чекам возвращаются, если единица оборудования стоит не менее ста тысяч, а наши станки — около 30–40 тысяч. Девушка тоже одна приходила, собиралась открыть швейную мастерскую. У нее одна машинка тысяч в 14 обходится, поэтому на поддержку рассчитывать не может. Что же это за помощь такая? К тому же начинающий предприниматель редко нацеливается на дорогое оборудование. Получается, закон есть, но он не для людей, а для отчета. Хотя я логики вообще не понимаю. Бизнесмен — это ведь стабильный налогоплательщик. Ну возьми ты вырасти предпринимателей, они же будут стабильно платить налоги в казну. Может быть, государству мы не особенно нужны?

К слову, совокупность всех этих невозможностей лишает мастеров интереса к продвижению своих изделий на кубанском рынке. Игрушки прекрасно продаются в сети Интернет. Заказы поступают не только из Москвы и Санкт-Петербурга, но и из-за границы. Товар на полках не залеживается.

васильченко6.jpg

— У нас пока нет ни желания, ни потребности завоевывать кубанский рынок. Хотя, возможно, к этому мы придем со временем, — итожит Игорь.

Не закон, а бумага для папье-маше

Семь лет кубанскому закону о поддержке ремесленников, и до сих пор непонятно, живет народное искусство или едва выживает. В то же время туристическая нива региона, судя по официальным цифрам, с каждым годом только крепчает. Крепчает и рынок контрафактной продукции. Краевые власти борются за усиление привлекательности Кубани среди российских и зарубежных туристов, при этом акцент делается на развитии самобытности и узнаваемости территорий края.

Именно сейчас важно решить, как бороться с иностранными штамповками и открыть возможности для способных и талантливых кубанских мастеров. Если традиционного казачьего искусства недостаточно, чтобы наводнить кубанские рынки, то почему бы туристической Кубани не стать рынком российской сувенирной продукции? Что мешает краю, наряду с Москвой и Санкт-Петербургом, торговать гжелью, хохломой и городецкой игрушкой?

И самый важный вопрос: почему кубанские мастера не обращаются за государственной поддержкой, если она есть? Скорее всего, дело не в самих мастерах, а в условиях поддержки, которая по сути невозможна. Если мастер выбирает обыкновенный соседский заем вместо обращения в фонд микрофинансирования, нужно что-то менять. Зачем нам бумажный закон, который не работает?

Мы продолжим наше общение с кубанскими ремесленниками и представителями власти. Выявление проблематики, надеемся, поможет выработать совместную стратегию по выходу из ремесленного кризиса.

comments powered by HyperComments
Ева
Подкасты
База
Похожие материалы