Француз становится «Москвичом», или Национализация «Рено»

Француз становится «Москвичом», или Национализация «Рено»
Сейчас трудно сказать: прогнозировался нашим руководством перед объявлением военной спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины последовавший сразу за этим такой массовый исход крупных зарубежных корпораций, десятилетиями работавших в России, или никто такого не ожидал?

Тем не менее почти за три месяца спецоперации, изменившей и политический, и экономический, и военный ландшафт в мире, о своем уходе сообщили многие крупные и даже системные для российской экономики западные корпорации, одно перечисление которых, на первый взгляд, может ввергнуть в уныние любого либерального экономиста. Жуть-то какая, полагают они: уходят «Шелл», «Сименс», «Рено», ряд других производителей, закрываются филиалы западных банков, про бренды одежды, алкоголя и многого другого даже говорить не стоит. Мол, все (!) хуже некуда, санкции только множатся и становятся все более персонализированными, собственное производство нужды страны обеспечить не может по многим причинам, в том числе и по не зависящим от спецоперации (читай — коррупция), а госконтрабанда, сиречь параллельный импорт, эти проблемы не решит и т. д.

Впрочем, очевидно, что СВО обнажила не только системные проблемы в российской экономике и провальную, на мой взгляд, экономическую и промышленную политику последних десяти лет минимум, но и то, что производственный потенциал страны, скажем мягко, искусственно сдерживался в УГОДУ ФИНАНСОВЫМ СПЕКУЛЯНТАМ, биржам, банкам. Ну действительно, зачем производить свое, когда все можно купить, да еще и на госзакупках заработать? Но это к слову пришлось.

Хотя, смею предположить, ситуация уже сейчас начинает наконец-то меняться. Ведь это жизненно необходимо, и в первую очередь — ДЛЯ САМОЙ ВЛАСТИ. И пусть нет своих технологий, достаточного количества инженеров, налицо явная технологическая отсталость, но, думаю, это временное явление, если будут приняты правильные решения по исправлению ситуации.

И одно уже принято, пусть локальное, не системное. Но это, очень возможно, четкий сигнал, какими будут действия российского руководства на экономическом фронте, который не менее важен, чем военный. В понедельник мэр Москвы Сергей Собянин объявил о смене собственника завода «Рено Россия» (ранее — ОАО «Москвич», с 1998 года находившийся под контролем французской компании), ключевым партнером которого теперь станет «КамАЗ». Столичный градоначальник пояснил это так: «Я принял решение забрать завод на баланс города и возобновить производство легковых автомобилей под историческим брендом «Москвич». Но на самом деле о передаче активов «Рено» городу ранее заявил Минпромторг РФ. Тем не менее Собянин поспешил поставить это себе в заслугу, так как понятно, что это решение можно считать ИСТОРИЧЕСКИМ. И, безусловно, оно будет искренне поддержано не только москвичами, у которых рейтинг градоначальника (одно время называвшегося в СМИ преемником президента), скажем так, невысок, но и большинством жителей страны. ПОТОМУ ЧТО ЭТО ПРАВИЛЬНО!

По сути ведь произошла демонстративная, на мой взгляд, национализация активов предприятия той страны, которая активно участвует в санкционной травле России. Вполне возможно, вскоре это произойдет и со многими другими ушедшими по политическим мотивам с российского рынка западными компаниями — от сырьевых до общепита. ПО ВСЕЙ СТРАНЕ, В ТОМ ЧИСЛЕ И НА КУБАНИ. Процесс этот, разумеется, не быстрый, но то, что начало положено, — очевидно. А там, глядишь, и до отечественных олигархов, прописавшихся в недружественных странах, дело дойдет. Но это опять же к слову.

Что же касается автопрома, то, наверное, всем будет интересно увидеть новый «Москвич». Который, конечно же, должен начать конкуренцию в нынешних условиях изоляции с еще одним предприятием, из которого «Рено» также убрали, — АвтоВАЗом. И будем надеяться, что в результате российский автопром все же перестанет быть мировым аутсайдером.

А вы как считаете?

Ранее мы писали:

Российских дипломатов в США оставили без денег: что дальше?