" />

Мой бой еще не окончен: участнику войны из Краснодара не дают путевку в санаторий

Мой бой еще не окончен: участнику войны из Краснодара не дают путевку в санаторий
— Доброе утро, вы как раз подоспели к завтраку! — радостно воскликнул Степан Степанович, открывая мне дверь и приглашая в квартиру. Две небольшие комнаты, скромная прихожая. На стене висят большие круглые часы, черная стрелка которых замерла на 6. Время в этой квартире как-будто остановилось. Инвалиду Великой Отечественной войны Степану Кузнецову — 92, но годы, кажется, не властны над ним — твердый голос, уверенная походка. Вот только из глубины смеющихся глаз выглядывает печаль…
-Я сейчас! — извиняющимся тоном говорит Степан Степанович и торопливо идет на кухню.

Оттуда он практически на руках выносит пожилую женщину, подбадривая ее в дороге добрыми словами. Путь от кухонного табурета до дивана занимает около пяти минут.

Бережно уложив больную жену, заботливо укрывает ее одеялом, приговаривая: «Спи родная, все хорошо!»
— 65 лет вместе! — рассказывает шепотом Степан Степанович. — А пять лет назад случилось с ней несчастье — упала и повредила ногу, а со временем атрофировались мышцы. С тех пор требуется особый уход. Так и живем…
В вазе для конфет горой лежат лекарства, а рядом — ворох документов и целый арсенал шариковых ручек. Теперь у участника войны другое оружие — «чернильное», из которого он несколько лет безуспешно стреляет по равнодушным сердцам чиновников.

В начале прошлого года Степан Кузнецов подготовил все документы, которые подтверждают его право на получение санаторно-курортного лечения по медицинским показания. Их, к слову, предостаточно.

Бумаги Степан Степанович отнес, как и полагается в таких случаях, в краевой Фонд социального страхования. Откуда вскоре пришло уведомление: вы, мол, поставлены в очередь, оздоровительная поездка в санаторий не за горами, ждите.

Участник войны созвонился с детьми, чтобы узнать, у кого когда отпуск, и кто сможет ухаживать за больной женой в его отсутствие. Но в самый разгар приготовлений Степан Степанович получает еще одно уведомление, в котором сказано, что путевки не будет. Изменился порядок выдачи.

Решили все сделать «рационально», «по-умному» и все категории граждан, нуждающихся в санаторно-курортном лечении объединить в одну большую электронную очередь. Видимо, чтобы веселее ждать было.
И человек, который ковал Победу, а после еще несколько лет ликвидировал национальное подполье на Украине, которому 92 года, который нуждается и, более того, имеет право на эту путевку, в очереди под номером 22 тысячи 288-й. А с ним еще несколько фронтовиков примерно такого же возраста. Все это похоже на негласный циничный марафон под названием «Хочешь отдохнуть в санатории? Доживи…»
Ну, а неприятным бонусом к марафону стала традиционная чиновничья забава «Отписка за отпиской». Потому что Степан Кузнецов стал искать справедливости и писать письма. В Фонд социального страхования, губернатору, и даже президенту России.

Выйти на начальство, конечно, никогда не удавалось. Просителя встречали приветливо-равнодушные улыбки помощников, замов, замов и прочих связующих звеньев простого человека с властью. И все в один голос отвечали, что путевка участнику войны Кузнецову С.С. не положена.

— Пришло мне из Минздрава письмо, 14 сентября 2018 года на пяти листах, представляете? — вспоминает Степан Степанович и пытается найти в ворохе писем нужное. — Там рассказывают обо всех льготах, которые положены ветеранам и инвалидам войны. Квартиры и прочее.
Но я ведь этого не просил! Я итак прекрасно знаю, на что имею право! Я просто хочу поправить свое здоровье в санатории Кубани. Я очень устал, и мне нужно санаторно-курортное лечение!
За опус на пяти листах Степан Кузнецов сотрудников Минздрава похвалил. Но его проблему трактат, к сожалению, не решил. Его письма вот уже два года ходят по порочному кругу бюрократической машины. Краевой Фонд социального страхования, Минтруда, Минздрав, Госдума…

И каждый раз, когда 9 Мая с экранов телевизоров медом льются слова поздравлений, бьются низкие поклоны и бесчисленные благодарности деду за Победу, Степан Степанович думает: почему же это только на словах? Где действия?

— Никто не отрицает большую работу государства, заботу о ветеранах войны. Но, как оказалось, чиновников на местах здоровье ветеранов особо не волнует. Получается, мой бой все еще продолжается, но теперь уже на мирном фронте…

На вешалке в комнате аккуратно висит темно-зеленый китель, усеянный медалями. Степан Степанович с гордостью надевает пиджак и тут же погружается в воспоминания.
…Далекий 1941 год. Степа Кузнецов только окончил семь классов. Отца призвали в ряды Красной Армии, единственным кормильцем в семье стал вчерашний школьник.

Не раздумывая, Степан пошел работать в зерносовхоз, в полеводческую бригаду. И все эти годы юноша думал не только о том, как прокормить большую семью, но и мечтал оказаться на полях сражений и плечом к плечу с отважными сынами Советского Союза защищать Отчизну от врага…

В 1944 году, окончив школу механизаторов, Степан Кузнецов был призван в армию и сразу же попал в учебный танковый полк.

— Мы прошли всю Россию, Румынию. А в августе 45-го остановились под Будапештом. После войны наш полк развернули и отправили на место постоянной дислокации в город Луцк Волынской области. Ну, а после мы еще два года боролись с бандеровцами на Укаине.
Жизнь Степана Кузнецова — бесконечная борьба. Каждый день он борется с болезнью жены, со своими недугами, а параллельно — с чиновниками.

Чем закончится санаторно-курортная эпопея инвалида войны? Сколько еще отписок появится в маленьком почтовом ящике Кузнецовых и почему выделить бесплатную путевку для участника Великой Отечественной для наших чиновников равносильно великому подвигу?

Читайте также: В Сочи появилась горячая линия для ветеранов войны
Ксюша Рогозина
Подкасты
База