Наше собачье дело: как в Краснодаре решают проблему бродячих животных

Наше собачье дело: как в Краснодаре решают проблему бродячих животных
«Это ж не собачья глушь, а собачкина столица.» В. Маяковский. Открытая проблема — это как рана, которую не забинтовали и бросили на произвол судьбы. Мол, сама заживет. Надо только иногда смотреть на нее вплотную и уверенно шептать, что все образуется. А дальше можно спокойно заниматься своими делами. Благо болит эта рана только у того, кто с ней ходит…

Мы в ответе за всех


Сто лет назад Маяковский забавно окрестил Краснодар собачкиной столицей. Уж больно много развелось на улицах города четвероногих друзей. Казалось бы, бегают и бегают. Но это и есть та самая незабинтованная рана. Не все собаки могут бегать безопасно для окружающих, не все заискивающе виляют хвостом и жалобно смотрят в душу.

d2c4e42c-21b3-4877-9b4c-4aa400a9e698.jpg
В Краснодаре сформировались целые собачьи банды. Голодные, агрессивные, иногда невменяемые, которые держат в страхе людей. А тут еще на фоне коронавируса возникли серьезные проблемы в приюте для пострадавших безнадзорных животных «Краснодог». На днях он объявил о своем закрытии. Причина банальна — на добрые дела попросту не хватает денег.

21cdc3fb-1185-4bab-a932-64cc99c4ccdd.jpg
Дома могут лишиться порядка 500 животных, которые после тяжелой жизни на улице уже успели привыкнуть к любви и участию. Какой порочный круг: собака бывает кусачей только от жизни собачей, человек бывает укушенным от того, что жизнь у собаки не сложилась.

В время карантина людям не до собак, каждый старается выжить, как может. Клич о помощи «Краснодогу» оперативно брошен в социальных сетях: неравнодушные краснодарцы уже перечисляет небольшие суммы на помощь приюту. Но этого мало.
— Мы также обратились с письменной просьбой о помощи в администрацию нашего города, — рассказала СМИ директор приюта «Краснодог» Наталья Дубницкая. — Понимаем, что в бюджете нет такой статьи расходов, но, тем не менее, знаем, что во время карантина будут выделяться средства на поддержку организаций, которые пострадали от коронавируса. Надеемся, что мы сможем попасть в этот список. Это наша последняя надежда на спасение.
При правильном подходе к делу надежда на спасение есть у всех. Но к единому решению «собачьего» вопроса пока прийти не могут. Судьба кранодоговцев туманна. Куда отправят свыше пятисот собак — неизвестно. Усыплять их точно не собираются, в этом заверила Наталья Дубницкая.

Хвостатое зло


Виктор Афанасенко живет на Гидрострое. Он рассказывает, что за его домом находится заброшенная цементная база, которую аннексировали 15 огромных собак. На людей они пока не нападают, но по ночам этот хор очень громко поет.

017ae069-0d74-4c07-8099-6fe5b70cb6fd.jpg
Мюзикл без антрактов. Спать невозможно. А еще «певцы» размножаются в геометрической прогрессии. И совсем скоро ряды хоровиков пополнятся новыми солистами.

— Я вижу решение проблемы бродячих животных в отлове, поиске хозяина, — говорит Виктор Афанасенко. — А не пристроенных собак — усыплять. Тех, кто заводит себе питомцев, нужно обязать оснащать их GPS — трекерами и маячками, чтобы можно было легко найти пропавшее животное и вернуть домой. Сейчас собакам только официальные питомники делают клеймо, но по нему владельца не найдешь.
У жительницы Краснодара Елены Пановой две дочери — школьницы и твердая убежденность в том, что бродячих собак надо отлавливать, стерилизовать и изолировать от общества.

— Я шла из магазина с полным пакетом продуктов. За мной увязалась стая бродячих собак — рассказывает жительница Краснодара, Елена Панова. — Они не были агрессивными, просто семенили рядом и старались теснее прижаться носами к пакету. Потом к ним присоединился какой-то безобразный рыжий пес. Он стал их провоцировать, они начали рычать и вдруг накинулись на мой пакет! Разорвали в клочья, а я, чуть живая от страха, пятилась назад, моля бога о том, чтобы они не переключились на меня…
Случаи нападения на людей — не единичны, к сожалению. Самое ужасное, что добычей разъяренных собак могут стать дети.

1OJYmwgwL2Q.jpg
Социальные сети пестрят откровенными историями обывателей о том, как дорога в школу и обратно превращается для их детей в опасный квест под названием «Успей добежать до дома целым и невредимым». А еще интернет-пользователи выкладывают видео с целыми собачьими колониями, бдительно патрулирующими городские (да и не только) улицы. Страшно.

Куда девать собак?


В Краснодаре нет муниципального приюта для бездомных животных, хоть и потребность в нем немаленькая. В 2020 году вступает в силу новое положение федерального закона, по которому отлавливать бездомных псов и котов будет запрещено, если в городе нет муниципального приюта.

dbf38d4f97abb8ef843a32ffd8c16913_XL.jpg
По данным краевых СМИ, за восемь месяцев 2018 года в Краснодаре поймали свыше трех тысяч агрессивных собак. Тогда деньги на это выделяла краевая администрация. В 2019-м году полномочия передали городу. И за такой же период с улиц исчезли около 300 животных.

В 2019 году городская администрация объявила три тендера, которые касаются бездомных животных. Первый — на подбор умерших собак и кошек, к примеру, погибших из-за автомобилей.

— Второй — на отлов животных. Сумма за одно животное — 2 тыс. 100 рублей, рассказывала тогда в прессе зоозащитница Елена Наседкина. — Третий — это тендер на содержание отловленных животных. Сумма на одну особь — 1 тыс. рублей. На последний тендер никто не вышел, то есть животных якобы отлавливают, но их никуда не везут, а просто убивают.
Гуманное решение проблемы активисты видят в принципе ОСВВ — отлов, стерилизация, вакцинация и возвращение животного в среду обитания. Впервые этот метод начали применять в Индии.

Проблема бездомных животных в России появилась в 1990-х годов. Тогда зоозащитники добились того, чтобы бездомных собак перестали отлавливать и усыплять.

Так поступали с живностью советские службы городского хозяйства, привлекавшие для отстрела животных и охотников. Но после отмены этой меры бесконтрольное размножение бродячих собак и кошек привело к резкому увеличению их количества.

В 2002 году правительство Москвы одобрило проект по гуманному регулированию численности животных — отлов, стерилизация и возвращение обратно на улицу (как в Индии и не только). Примеру последовали и некоторые другие крупные города. Такой метод казался еще и более дешевым, чем содержание животных в приютах.

Но программа не прижилась: расходы на стерилизацию постоянно росли, а число бездомных животных не уменьшалось. В 2008 году начался постепенный отказ, а еще через шесть лет последовал окончательный. Потому что улица — не место для собак и кошек, да и стерилизовать всех все равно не получится.

Дела муниципальные


В конце 2018 года был принят федеральный закон «Об ответственном обращении с животными». Теперь «бродяжек» нужно отлавливать, стерилизовать, лечить и отправлять в приюты. Причем деятельность приютов и правила содержания животных всецело ложатся на могучие плечи местных властей.

d2877842-343b-4b97-be0c-4d05239a3f36.jpg
Фото: К. Резеда

На деле этот закон не работает. Приютов на муниципальные деньги строится крайне мало. Этим вопросом, как правило, обеспокоены волонтеры и зоозащитники. Проблема не только в недостатке финансирования, но и в невозможности найти организации, которые бы строили и содержали приюты.

Вопрос возведения приюта в краевой столице поднимается с начала 2000-х годов. Но на ноги пока так и не встал. В 2018-м мэр Краснодара Евгений Первышов снова заговорил об этом. Даже обозначили участок под благое дело, и…все.

Но с другой стороны — зачем нужен муниципальный приют, если уже есть общественный? Тот же «Краснодог» со своими собаками. Разве это не эффективней? Разве так не дешевле? Почему бы не выделить им деньги напрямую? И собаки сыты, и люди целы!
В крае хватает некоммерческих организаций и активистов, которые успешно решают эти проблемы — создают приюты для бродячих животных, раздают их в добрые руки. И зачастую на их энтузиазм власти смотрят сквозь пальцы.

В этом году из бюджета региона выделят более 26 миллионов рублей, которые помогут муниципалитетам улучшить ситуацию с бродячими животными.
Для проблемы такого масштаба сумма конечно не астрономическая, но именно эти деньги могли бы стать хорошим подспорьем для активистов. Закон не запрещает выделять средства НКО напрямую, без посредников. Дело за малым — захотеть и сделать.

«Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
 Давай с тобой полаем при луне,
 На тихую, бесшумную погоду».

С.Есенин

Андрей
Подкасты
База