Движение вперед требует поддержки: как помочь казачьей молодежи?

Движение вперед требует поддержки: как помочь казачьей молодежи?
На днях побывал в Анапе, где познакомился с опытом работы муниципального отделения Союза казачьей молодежи Кубани (СКМК). Возглавляет его потомственный казак Максим Черняков. По итогам организации работы с казачьей молодежью в прошлом году Анапское отделение было признано лучшим в крае. Если бы подобный конкурс проводился в России, наверняка пальма первенства была бы у Анапы. И это не пустые слова.

Список добрых дел

В рядах Анапского отделения СКМК около трех тысяч школьников и студентов. За этой цифрой стоит немало добрых дел: уход за памятниками солдатам Великой Отечественной войны, помощь ветеранам, пожилым одиноким людям, несение службы почетного караула возле казачьих святынь.

В период самоизоляции Максим Черняков практически за счет собственных средств закупал продукты питания для двухсот казачьих семей, у которых были дети, а работы и, соответственно, доходов не было. Он и его помощники, невзирая на опасность заражения коронавирусом, доставляли продукты казачьим семьям.
Конкурсы, викторины, спортивные состязания в четырех анапских казачьих школах никогда не обходятся без призового фонда, львиную долю которых выделяет опять же из собственных средств Максим Черняков. Он вносит существенный материальный вклад в экскурсии казачат, поездки в Севастополь.

Он не миллионер, у него есть бизнес, однако не самый прибыльный. Есть семья, двое детей, немало своих проблем. Тем не менее он вкладывает личные средства в дело воспитания казачат, потому что у него есть совесть и понимание истины: если не заниматься воспитанием детей, этим займутся наши недруги.

Сэкономив рубль, рискуем потерять будущее

СКМК существует более трех лет. И не просто существует, но и ведет реальную работу, сея в детских душах добро, чувство сострадания, отзывчивости, желание помочь слабым, любовь к Родине. Одними словами о патриотизме, готовности к ее защите ничего не достичь. Поэтому муниципальные отделения СКМК проводят спортивные состязания, викторины, конкурсы, фестивали, парады, военно-полевые выходы и массу других мероприятий патриотической направленности. Это нелегкий, требующий много сил труд. Причем не от случая к случаю, а системно.

Нагрузка на лидеров муниципальных отделений СКМК очень большая. При этом они до сих пор работают на собственном энтузиазме. Взять, к примеру, Анапское отделение. По словам атамана Анапского РКО Валерия Плотникова, в администрации выделили ставку для молодежного лидера, но прошло не так много времени, и ее не стало.

Анализ списка казачьих молодежных лидеров на местах показывает любопытную картину. Примерно для четвертой их части (из 44 муниципалитетов Кубани) основное место работы — администрации городов и районов. Там и заплата выше, и возможностей больше. Есть два директора казачьих школ. У них условия легкими не назовешь, но все же они опираются на педагогов и классных руководителей. Есть руководители центров творчества, развития личности и дополнительного образования. Им тоже нелегко: и заплата не Бог весть какая, но есть хоть какая-то поддержка.

Хуже всех учителям, а их человек восемь. Помимо большой учебной нагрузки нужно еще и заниматься внеурочной деятельностью.

Отчего такой разброс? В чем причина? Судя по всему, в муниципалитетах, где главы осознают значимость воспитательной работы, оказывается целевая финансовая поддержка.

Взять, к примеру, Гулькевичский район. Это не самый экономически сильный муниципалитет. Доходы бюджета чуть более 1,5 миллиарда рублей. Тем не менее глава района Александр Шишикин нашел возможность финансировать центр дополнительного образования «Кавказская линия». В его штате три человека во главе с директором Оксаной Дряминой. Центр оплачивает работу педагогов-организаторов, педагогов дополнительного образования и спортивных инструкторов. Их зарплата зависит от количества и качества занятий.

Почему куда более экономически развитые города и районы не считают возможным создание и финансирование подобных центров? Не понимают важности казачьего образования? Не слышат губернатора края Вениамина Кондратьева, который на каждом совете атаманов ККВ говорит о необходимости воспитания казачьей молодежи, о подготовке кадрового резерва?

— Следующим этапом должно стать создание районных штабов молодых казаков. Необходимо поднять престиж казачества среди молодежи. Ребята должны стремиться стать казаками, — подчеркнул губернатор. — Растить и мотивировать казаков — наша основная стратегическая задача, — сказал Вениамин Кондратьев в январе 2019 года.

IMG_5236.JPG

Сколько прошло времени с тех пор и сколько районных штабов для молодых казаков создано? В Анапском муниципальном отделении казачьей молодежи толком собраться негде. Штаб районного казачьего общества не позволяет этого сделать — квадратуры не хватает. Неужели нельзя найти хотя бы небольшое помещение в городе-курорте?

Если проехать по всем районным казачьим обществам, то дай Бог если в половине из них у казачьей молодежи есть штабные помещения. Выходит, что задачи, которые ставит губернатор Кубани, для кого-то из глав муниципалитетов пустой звук?

Для бюджета капля — для дела польза

Любая система, если она создается с целью достичь поставленной задачи, нуждается в материальном обеспечении. Это аксиома. Тем более когда речь идет о системе работы с детьми и молодежью, доказавшей свою работоспособность и эффективность. СКМК это доказал.

Начиная с сентября 2017 года, за редким исключением, и лидеры муниципальных отделений, и актив работают на общественных началах не за страх, а за совесть. У них, как и у всех, есть дети, семьи, да и доходы невелики.
Да, кое-где районные казачьи общества, занимающиеся сельским хозяйством, выделяют средства на проведение викторин, конкурсов, фестивалей, спортивных турниров и так далее. Каково будет победителям или лауреатам, если их старания не будут оценены хотя бы грамотой? Хорошо, если у казачьих обществ есть земля. Им проще выделить средства из наградного фонда. А если нет ни земли, ни иных доходов? Что, постоянно ходить с протянутой рукой?

На мой взгляд, нужно кардинально решить все вопросы, касающиеся финансирования СКМК.

Во-первых, выделить фонд заработной платы для председателя муниципального отделения и хотя бы одного из его заместителей. Для краевого бюджета, доходная часть которого составляет 300 миллиардов рублей, это вполне по силам. Необходима лишь политическая воля.

IMG_5175.JPG

Допустим, фонд зарплаты для каждого муниципального отделения составляет 20 тысяч рублей в месяц. Умножим эту сумму на 12 месяцев, а затем на 44 — по числу отделений молодежных организаций. Получится 10,5 миллиона рублей. Разве это как-то отразится на региональном бюджете? Зато эффект будет весьма ощутимым. Лидеры муниципальных отделений станут еще больше стараться.

Во-вторых, выделить такую же сумму на покупку кубков, спортивного инвентаря, ценных подарков. Получится 21 миллион рублей. Для бюджета такая сумма — это даже не комариный укус, а польза будет основательная.

В-третьих, крайне необходимо провести обучение актива муниципальных отделений СКМК тому, как можно получить краевые и федеральные гранты. Это хороший источник для реализации различных проектов. Первый успешный опыт уже есть. Чамлыкское ХКО трижды сумело выиграть президентские гранты. За счет этих средств они приобрели спортивное оборудование для военно-патриотического клуба, часть гранта пошла на зарплату тренерам по самбо и каратэ.
Экономить на будущем нельзя. Потраченный сегодня рубль окупится сторицей.
Арина
Депутаты
База