" />

Как на Кубани казаков лишают земли: реальная судебная история

Как на Кубани казаков лишают земли: реальная судебная история
У казаков в двадцатом веке в стране Советов забрали землю, имущество, погубили сотни тысяч жизней, но ничего не вернули. Если и вернули, так всего лишь доброе имя казачества. Мы возродились по воле Божьей, сами, без чьей-либо помощи как-то сказал атаман Таманского отдела, депутат ЗСК, Герой труда Кубани Иван Безуглый о политике государства в отношении казачества. Так думает не только он, но и немало атаманов и казаков. Да, сейчас государство обратило внимание на казачество, но внимание это носит, на мой взгляд, несистемный характер.

Эхо трагических лет

Почему казаки то и дело возвращаются к теме реабилитации? Потому что выполнены не все положения Федерального закона № 1107–1 от 26.04.1991 года «О реабилитации репрессированных народов», где говорится и о казачестве. Закон, который никто не отменял, гласит: «Репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например казачество), в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ». Проводился ли в отношении казаков геноцид? Да.

Задолго до Октябрьского государственного переворота 1917 года идеологи революции относили казаков к контрреволюционному сословию, считая их опорой самодержавия. Соответственно, и поступать с ними нужно было просто — пустить под нож. Как писал Ленину один из идеологов слома старого мира Исаак Рейнгольд,

«казаков, по крайней мере огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и заигрывание с казачеством: ни на минуту нельзя забывать, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица — вооруженный лагерь, каждый хутор — крепость».
Оформилось это людоедское предложение в ходе Гражданской войны, когда была принята секретная директива Оргбюро ЦК ВКП (б) от 24 января 1919 года:
«Провести МАССОВЫЙ ТЕРРОР против богатых казаков, истребив их ПОГОЛОВНО; провести беспощадный МАССОВЫЙ ТЕРРОР по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с советской властью».
Вот что предписывалось делать комиссарам в местах проживания казачества. И палачи под руководством комиссаров в кожаных куртках развернули полномасштабный террор против служивого народа. Такая политика со стороны верхушки большевиков прямо попадает под определение понятия «геноцид»: действия, совершаемые с намерением полностью или частично уничтожить какую-либо национальную, этническую или религиозную группу как таковую.

Реабилитация: закон и реальность

Согласно духу и букве Закона «О реабилитации репрессированных народов» казачество наравне с другими нациями и народностями имеет право на политическую, территориальную, культурную реабилитацию, а также на возмещение причиненного ущерба.

Оставим в стороне национально-государственные образования, не станем касаться национально-территориальных границ, а заострим внимание на возмещении причиненного ущерба.

Понятно, сейчас не может идти и речи о возврате имущества и земли, которыми владели казаки до 1917 года. Никто не собирался этого делать в начале 90-х годов, а сейчас и тем более. В какой-то степени компенсацией причиненного материально ущерба можно рассматривать право казачьих обществ получать в аренду землю без участия в торгах, и то эти изменения в Земельный кодекс РФ были внесены лишь в 2016 году. Однако желающих ставить палки в колеса казакам предостаточно.
Процесс с землей в Краснодарском крае идет небыстро и непросто. Сейчас в аренде у казачьих обществ 19 тысяч гектаров. Вроде бы немало, но, учитывая численность Кубанского войска (55 тысяч человек без учета членов семей), видно: земли у казаков мизер. Они вынуждены искать участки, в отношении которых истекает срок аренды, или свободные площади, но и здесь у них складывается негладко.

В последнее время участились случаи споров между казачьими обществами и фермерами. Зачастую обе стороны претендуют на одни и те же земельные участки. Так, в Новокубанском районе казаки нашли свободный участок. 10 мая 2018 года они обратились в краевой департамент имущественных отношений. Ведомство изучило документы и заключило с Новокубанским РКО договор аренды, в Единый государственный реестр недвижимости была внесена соответствующая запись. Все по закону.

29 мая 2018 года в департамент имущественных отношений поступило заявление о предоставлении участка, уже переданного казачьему обществу, от фермера Шейкина из Выселковского района.

Руководствуясь здравым смыслом, можно прийти к выводу: договор заключен без каких-либо нарушений, казаки обратились первыми. Какие к ним могут быть вопросы? Как оказалось, все не так-то и просто, как кажется.

Хозяйство фермера Андрея Шейкина, по словам юриста, предоставляющего интересы казачьего общества, является негласной аффилированной структурой одного из крупных агрохолдингов, чье название долгое время было на слуху. Зачем сельскохозяйственному гиганту связываться с мелкой сошкой? Все очень просто. Фермер пользуется мерами государственной поддержки, что согласно Федеральному закону «Об обороте земель сельхозназначения» дает ему право брать землю в аренду без участия в торгах. Фермерское хозяйство — это своего рода инструмент, позволяющий арендовать землю на законных основаниях, а затем передавать ее в скрытую субаренду агрохолдингу.
Получилось, что два субъекта имеют равные права на получение земли в аренду. Как тут быть? Очень просто. Кто раньше подал заявку, с тем и заключать договор аренды. Но здравый смысл, увы, не всегда торжествует.

Фермер обратился в краевой арбитражный суд. Обстоятельства дела были настолько очевидны, что судья Р. Ю. Савин вынес решение в пользу Новокубанского РКО.

Фермер Шейкин, точнее, те, кто за ним стоит, продолжил тяжбу и обратился в суд Северо-Кавказского округа. В этой инстанции дело приняло совершенно иной оборот. Судьи, руководствуясь внутренним убеждением (надеемся, что только им, а не чем-то другим), выносят решение в пользу фермера: «Применить последствия недействительности ничтожной сделки путем признания отсутствующим обременения в виде права аренды земельного участка. Обязать Новокубанское районное казачье общество Лабинского отдельского казачьего общества Кубанского войскового казачьего общества возвратить земельный участок с кадастровым номером таким-то департаменту имущественных отношений Краснодарского края».

Вот такой судебный пассаж…

Кто работает на прибыль, а кто для людей?

Почему апелляционные и кассационные инстанции принимают решения, противоположные решениям арбитражных судов первой инстанции? Неужели судьи, первыми рассматривающие подобные дела, некомпетентны и допускают ошибки? Вряд ли. Однако из-за позиции судей Северо-Кавказского округа без земли остались Тбилисское районное казачье общество, Степновское станичное казачье общество Терского войска.

Некоторые судьи почему-то руководствуются не столько нормой закона, сколько практикой применения решений в отношении специальных субъектов, к коим люди в мантиях относят казачьи общества. Если дела будут и дальше рассматриваться в том же ключе, то многие казачьи общества рискуют лишиться земли в тот момент, когда истечет срок договора аренды.

Считаю, что закон должен быть на стороне потомков тех, кто стал жертвой репрессий и сейчас несет государственную службу, а также решает социальные проблемы своего села, станицы, хутора.
В чем различие между фермерским хозяйством и казачьим обществом? Главная цель фермера как хозяйствующего субъекта — извлечение прибыли. Цель казачьего общества — использование прибыли на его уставные цели, а не ее распределение между собой. Среди этих целей — воспитание детей и молодежи в духе патриотизма, организация спортивных и военно-прикладных видов спорта, содействие развитию казачьей культуры.
Зачастую казачьи общества покупают форменную одежду для школьников из малообеспеченных семей, выделяют средства для летнего отдыха казачат, закупают продукты питания для военно-полевых сборов, за свой счет возят детей на экскурсии и так далее. Получается, что казачьи общества за счет собственных ассигнований снимают часть расходов с сельских поселений и городских округов, решая некоторые социальные задачи.

Взять Новокубанское РКО. В прошлом году казачье общество израсходовало 411 тысяч рублей на приобретение школьной формы, на оргтехнику для учебных заведений, купило оружие и амуницию для игры в страйкбол. В этом году закупили еще комплекты школьной формы для казачат на 80,6 тысячи рублей.

Кому и чем помог фермер Шейкин, не ведаю. По крайней мере, сколько ни пытался найти какую-либо информацию о благотворительности главы выселковского КФК, бесполезно.

Если арбитражные суды будут и дальше руководствоваться не нормой закона, а судебной практикой, казачьи общества, которым землю сдали в аренду не на 49 лет, а на три-четыре года, рискуют лишиться недвижимости, несмотря на то что в нее вложено немало сил и средств. Получается, что служивый народ вновь пытаются обобрать, как сто лет назад?

Что делать?

В этой связи было бы разумно предпринять ряд мер.

Во-первых
, озвучить проблему на Совете по делам казачества при Президенте РФ. Пусть это совещательный орган, однако он имеет ряд серьезных полномочий. Например, занимается подготовкой предложений Президенту РФ по определению приоритетных направлений государственной политики в отношении российского казачества. Одно из таких направлений указано в Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года: поддержка экономического развития российского казачества. Полномочия есть, ссылка на федеральные нормативные акты есть, остается воспользоваться ими.

Во-вторых
, предпринять скоординированные меры по обращению в Верховный суд, добиться отмены принятых решений апелляционных инстанций, чтобы судебная практика не подменяла собой закон. К слову: адвокат, защищающий интересы Новокубанского РКО, имеет в свом активе победы в Верховном суде.

В-третьих
, необходимо внести в законодательство норму, устраняющую двоякое толкование закона. Приоритет должен быть не за не теми, чья цель — извлечение прибыли, а за казаками, готовыми в нужное время стать под ружье для защиты Отчизны.

У современной России не два, а три союзника: армия, флот и казачество. Однако третьему союзнику нужно помочь крепко стать на ноги. От этого выиграет, прежде всего, наша Родина, над которой, очевидно, все больше и больше сгущаются планетарные тучи из-за кордона.

Читайте также: Казачья экономика: Сегодня планы, завтра — реальность



Ева
Подкасты
База