Казачье образование: единый подход и проблемные вопросы

Казачье образование: единый подход и проблемные вопросы
Долгое время система казачьего образования была вне внимания Минобрнауки РФ. Помнится, при вручении переходящего знамени Президента РФ Новороссийскому казачьему кадетскому корпусу в 2016 году министр образования РФ Ольга Васильева сказала, что будет всячески поддерживать казачье образование. Время шло, менялись министры, однако дело стояло на месте. Точнее, этим самым делом занимались казачьи войска. Например, в Кубанском войске вышло несколько методических пособий, разработанных сотрудниками правления войска, департаментом по делам казачества и министерством образования. Увидело свет справочно-методическое пособие для наставников казачьих классов. На днях системой казачьего образования всерьез занялись в Москве.
Своего рода стимулом стала «Стратегия развития государственной политики Российской Федерации в отношении казачества до 2030 года», утвержденная указом главы государства. В этом документе в числе приоритетных задач говорится о совершенствовании имеющихся и об издании новых учебных и учебно-методических пособий по истории и культуре российского казачества, духовно-нравственному воспитанию для общеобразовательных организаций. Цель правильная на все сто процентов.

Учебники можно рассматривать как значимой инструмент воздействия на личность детей и молодежи. Джордж Сорос это доказал. Его фонд в 1990-е годы выделял гранты на общую сумму в несколько сотен миллионов долларов на составление и печатание учебников для образовательных учреждений. В итоге наша история была сильно искажена. Эхо тех времен сказывается до сих пор.
История России неразрывно связана с казачеством. Гениальный русский писатель Лев Толстой не зря сказал: «Граница породила казачество, а казаки создали Россию». 
После указа Президента РФ об утверждении Стратегии началась работа по нескольким направлениям, в том числе и в системе казачьего образования. Недавно состоялось заседание постоянной комиссии по научно-исследовательской работе Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества, где речь шла о мероприятиях, которые определят стратегию развития непрерывной системы казачьего образования.

Изучив выложенную в сеть информацию, пришел к некоторым умозаключениям.

Во-первых, радует сам факт, что эта тема была поднята на довольно высоком уровне. Следовательно, в Москве осознали значимость казачьего образования, которое ранее выступало в роли некой золушки. Вроде бы оно есть и в то же время находится на отшибе, должного внимания ему до сих пор не уделялось.

Во-вторых, появился проект единой концепции преподавания истории российского казачества в образовательных организациях. Пока он не увидел свет, трудно говорить о методологическом подходе к такой сложной, противоречивой и политизированной (особенно в последнее время) теме, как история казачества. Как следует из информационных сообщений, выложенных в сети, проект содержит концепцию стратегии преподавания «Истории казачества» в 6-11-х классах, в основе которой заложена синхронизация событий отечественной истории и событий казачьей истории. Вроде бы подход правильный, однако, на мой взгляд, содержит некое противоречие, заключающееся в особенностях истории различных регионов, где проживают казаки. Безусловно, есть вехи истории казачества, которые являются общими для всех: освоение казаками Сибири, их роль в русско-турецких войнах, в крымской войне и в двух мировых войнах и так далее. Однако есть и особенности, на которые делается упор в разных войсках, где действует система казачьего образования.
К примеру, в ККВ — это высадка казаков на Кубани, борьба с горскими народами, участие в Гражданской войне в составе Вооруженных Сил юга России и Красной Армии, оборона Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны, участие в возвращении Крыма в состав России. Эта тематика близка кубанским казакам. Будут ли эти события включены в общий учебники по истории казачества? Если да, то в каком объеме? Не получится ли так, что авторы будущих учебников напишут некое общее издание без учета особенностей Кубани, Дона, Терека, отдавая предпочтение иным событиям, которые характерны для центра и востока страны? 
В-третьих, планируется проведение нескольких научных исследований, всероссийских научно-практических конференций, на которых будет обсуждаться широкий круг вопросов, касающихся богатой казачьей истории. Как сказано в пресс-релизе, начиная от происхождения казачества до событий ХVII-ХХ веков. С происхождением служилого народа более или менее понятно — логично было бы изложить несколько теорий о происхождении казачества. К слову, ученые до сих пор ломают копья в этом вопросе, сходясь лишь в географическом аспекте, признав колыбелью казачества юг России. А как быть с периодом Гражданской войны? Кому авторы будущего учебника отдадут предпочтение — белым генералам Корнилову и Каледину или красным командирам Буденному и Жлобе? Или будет соблюдена нейтральная, описательная политика. Как в таком случае трактовать геноцид казачества?

В том, что красной нитью в учебниках пройдет служение казаков России и Православию, сомнений нет. Это базовый принцип казачества. Какое определение будет дано казачеству — сословие или народа? Что возьмет верх — автохтонная теория, утверждающая, что казаки — это особый этнос, не имеющий по своему происхождению ничего общего с русским народом, или определение субэтноса — часть русского народа со своей особой культурой?

Определенную уверенность дает тот факт, что будет создана ассоциации образовательных организаций высшего образования, реализующих казачий компонент и учтен опыт региональных вузов, имеющих определенный опыт и наработки в этом направлении.

Единый подход к системе казачьего образования — это, конечно, хорошо. Однако без дополнительных учебных пособий, в основу которых будут положены история, культура, традиции, характерные для Кубани, Дона или Сибири, не обойтись.
Гоша
Депутаты
База