Казаки под прицелом: кто стоит за спиной критиканов

Казаки под прицелом: кто стоит за спиной критиканов
В последнее время ряд СМИ, блогеров и некоторые казаки, которые в свое время были изгнаны из рядов Кубанского войска, усилили нападки на реестровое казачество. Года два-три назад были отдельные так называемые критические публикации. Занимались этим несколько отщепенцев — обиженные, как прозвали их казаки: Попов, Сердюк и еще пара человек, чьи имена уже мало кто помнит.
В последнее время шквал грязи, провокаций, попытки ошельмовать лидеров казачества существенно вырос. Реакция такая, как будто дрожжи бросили в дерьмо и эта мерзко пахнущая субстанция разлилась в интернет-пространстве. Чувствуется чья-то рука, скрытно руководящая из некоего центра или из нескольких локальных центров.
Казалось бы, казаки несут службу по охране своего края, помогают в борьбе с коронавирусом, защищают лесные богатства края, государственную границу, занимаются патриотическим воспитанием подрастающего поколения — откуда такая порой чуть ли не звериная ненависть к реестровому кубанскому казачеству? Кому ККВ стало поперек горла? 
В свое время Николай Долуда говорил о стремлении госдепа США развалить Кубанское войско. Было это сказано после Крымской весны, где кубанские казаки сыграли далеко не последнюю роль. Тогда кто-то пропустил слова батьки мимо ушей, кто-то не поверил, что наши заклятые друзья возьмут курс на развертывание информационно-идеологической войны против Кубанского войска. Дескать, чем казаки юга России так насолили Вашингтону? Кто мы и кто дельцы и политики, засевшие в Белом доме, сенате и различных и окологосударственных структурах: фондах, исследовательских центрах, финансируемых воротилами большого бизнеса.

Неучтенный фактор

Вспомните события 2014 года, когда казаки стали на пути киевской хунты и сковали действия бандеровских молодчиков, стремившихся прорваться в Крым и устроить там нечто подобное печально знаменитому майдану, залив кровью республику, где подавляющее большинство жителей считали себя русскими и всячески сопротивлялись насильственной украинизации полуострова, активно выступали против планов Киева по размещению базы американского флота в Севастополе. Вспомните, как встретили жители города-героя заход американского крейсера Philippine Sea. Тысячи крымчан тогда скандировали: «Янки, гоу хом!».
После того как Крым вернулся в состав России, в Вашингтоне обратили пристальное внимание на Кубанское казачьей войско. Почему? Потому что ККВ — это не регулярная армия. О Российских Вооруженных Силах Пентагон знал все: места дислокации, наличие тяжелой техники, авиации и так далее. Кубанское войско стало для США загадкой.
Чем сильны иррегулярные части, к которым относятся реестровые казаки? Прежде всего своей непредсказуемостью. Невозможно узнать, сколько казаков могло стать под ружье. Своей мобильностью, так как для того, чтобы переправиться в тот же Крым, достаточно было кинуть клич и набрать добровольцев. В отличие от регулярных частей ВС РФ, которые должны получить директиву Генштаба, согласовать графики движения, обеспечения ГСМ и питанием и так далее, казаки, несмотря на препоны со стороны украинских пограничников и таможенников, сумели за два дня пересечь Керченский пролив, выдавая себя кто за паломников, кто за гостей, ехавших к родственникам, кто за спортсменов, и быстро выдвинуться к Чонгару, Перекопу, Турецкому валу.

По признанию атаманов четырех отделов — Екатеринодарского, Майкопского, Кавказского, Таманского и Черноморского округа, казаки успели вовремя занять линию обороны на границе полуострова с материковой Украиной. Счет шел тогда на часы. Промедление хотя бы на час привело бы к прорыву вооруженных бандеровских банд в Крым. Три дня казаки и бойцы «Беркута» держали оборону до прихода подразделений Российской Армии. Украинские националисты не рискнули пойти в открытый бой, как и воинские части незалежной, позже переброшенные к границе Крыма. Весь сценарий, составленный в Пентагоне и переданный руководителям киевской хунты в качестве руководства к действию, пошел насмарку из-за неучтенного фактора — кубанских казаков, державших оборону на границе, и ополченцев в Симферополе, Севастополе.
Попытки проехать в Крым военных атташе и делегации ОБСЕ, в рядах которой было немало сотрудников разведслужб, были пресечены казаками. Командир первого Таманского казачьего полка полковник Анатолий Кислицкий был вынужден дать очередь из автомата в воздух, рискуя навлечь на себя серьезные неприятности и осложнить международную ситуацию. Увидев решительный настрой казаков, автобусы с незваными гостями повернули назад. 
Так же повели себя военнослужащие базы, где хранилось топливо для украинских кораблей, когда атаман Майкопского отдела Александр Данилов пригрозил начальнику склада ГСМ в случае попытки заправить боевые суда поджечь топливо бутылками с зажигательной смесью.

В Вашингтоне не могли учесть вмешательства ККВ в крымские события. В итоге казаки сумели выиграть время до подхода регулярных армейских частей в Крым, взявших под контроль все важные военные и административные центры.

Продолжение следует.
Ваня
Подкасты
База