Липкинские поминовения: Тайны Георгиевского поста

Липкинские поминовения: Тайны Георгиевского поста
В минувшую субботу состоялись традиционные Липкинские поминовения в честь героев Георгиевского кордона, принявших неравный бой, но ценой своих жизней остановивших горцев, которые хотели разграбить станицу Нижнебаканскую.

События осени 1862 года не раз описаны в литературе, поэтому не буду их пересказывать. Отмечу, что 32 казака сдержали четырехтысячную орду вооруженных до зубов горцев. При соотношении сил один к почти 135 казакам удалось сорвать грабительский набег ценой своей жизни.

Памятник, спасенный руками казаков

Казакам, погибшим на Георгиевском посту, был поставлен памятник. Точнее их было два: на месте самого сражения и на братской могиле, где были похоронены их останки.

Захоронение у поста спустя век могло оказаться на дне Неберджаевского водохранилища. Памятник спас родовой казак Александр Васильевич Верещака.

Когда при строительстве водохранилища встал вопрос, как быть с памятником, он, будучи начальником Водоканала, обратился в горисполком города Новороссийска. Советские чиновники дали недвусмысленный ответ: разобрать памятник, чтобы от него не осталось даже следа. Для чего следует разбросать камни, из которых он сложен.

Александр Верещака, рискуя должностью, а возможно, и чем-то большим, с единомышленниками (почти все они были потомственными казаками) тайком разобрали памятник и перенесли на другое место. В лесу, подальше от людских глаз, они собрали его вновь. Работали в выходные дни, таясь порой даже от родных. Судьба и Бог помогли сохранить памятник до времени возрождения казачества. Теперь там ежегодно собираются казаки Черноморского округа. Новороссийцы под руководством районного атамана Виктора Юрина проделали большую работу: облагородили поляну, на которой установлен памятник, скосив траву и засыпав щебнем дорожку и площадку, обновили покраску самого памятника и оградки, а по периметру высадили саженцы грецкого ореха.

Как искали братскую могилу?

Захоронение в станице Неберджаевской долгое время считалось утерянным. Найти его помог случай. Атаман Неберджаевского ХКО Виктор Сербин, изучая архивные документы, выяснил приблизительное место могилы. Пожилая жительница Новороссийска Галина Химченко, выросшая в станице Неберджаевской, вспомнила рассказ матери о братской могиле казаков. Узнав об этом, атаман Таманского отдела Иван Безуглый занялся поиском.

Обратившись к женщине с просьбой показать место захоронения, казаки привезли ее в станицу Неберджаевскую, где она показала нужное место. Казаки пробили штуф и действительно обнаружили останки казаков, а в отдельной могиле — останки жены сотника Горбатко Марианны. Силами казаков здесь был установлен памятник, на котором выбиты имена всех казаков, погибших при защите мирных жителей от грабежа и насилия. Чуть позже была изготовлена ограда и выложена площадка. Теперь здесь ежегодно собираются казаки, чтобы почтить память героев.

IMG_20210925_114041.jpg

Что известно о сотнике Ефиме Горбатко?

Он начал пограничную службу в 1839 году. Служил в Закубанских укреплениях, тянувшихся от Кубани через хребет к Черному морю. Для окончательного покорения горцев был предпринят глубокий рейд с целью изучения земель, занимаемых ими. Отряд под командованием поручика Новицкого исследовал территорию за рекой Кубанью. Новицкий предложил двигаться вдоль крупных рек — притоков Кубани, строить оборонительные линии, оттесняя враждебные племена в горы.

Ефиму Горбатко вместе с казаками приходилось с боями занимать земли черкесов, основывать на пройденной территории станицы, защищать их от нападений. Горцы оказывали упорное сопротивление.

После Ефим Миронович два года нес кордонную службу на линии Ольгинская — Бугас. В 1841 году молодой казак произведен в чин урядника.

С 1843 по 1848 годы снова служба в Закубанских укреплениях. В каких точно — неизвестно, но служба была в них опасной. На основных коммуникациях горцев были устроены опорные пункты, укрепления, куда перед очередным рейдом в горы стягивались войска. Если приходили части русской армии, для защитников этого укрепления был праздник, в остальное время они были в осаде. Горцы блокировали укрепления так, что как только кто-то выходил за бруствер, следовал выстрел из зарослей. Попытки наладить меновую торговлю пресекались самими горцами.

Вот так, от оказии до оказии, они сидели в укреплениях на солонине, без свежих фруктов, овощей, рыбы, мяса. Как писал русский генерал Григорий Филипсон, «при весьма скудном продовольствии, болели цингою и умирали во множестве, не ведая, что происходит в мире, без вестей из дома. За пять лет из-за смертности полностью сменялся состав нижних чинов».

После двух с половиной лет учебы в Санкт-Петербурге Ефим Горбатко снова оказался в Закубанских укреплениях, откуда батальон перебросили на охрану Черноморского побережья. В то время началась Крымская война. Англо-французские и турецкие войска осадили Севастополь. Кроме основного направления удара, противник попытался высадиться на Тамани, чтобы блокировать или серьезно затруднить переброску подкреплений осажденному Севастополю. На пути врага стал небольшой отряд под командованием полковника Бабича, отбросивший неприятеля.

Ефим Горбатко воевал в Крыму. Точных данных о том, как сражался казачий батальон, нет, но, судя по наградам, полученным им (орден Святого Георгия и медаль «За защиту Севастополя»), хорунжий Горбатко за чужие спины не прятался.

И снова охранная служба, сражения с горцами. За все годы службы он не был в отпуске, не был на льготе, в молодости не обзавелся семьей и детьми, не пустился во все тяжкие, как это случалось с армейскими офицерами, не выдержавшими тяготы службы на границе. За усердие получил чин сотника.
Погиб Ефим Горбатко вместе с женой Марианной, которая приехала на Георгиевский пост к мужу. Защищая тело мужа, она убила двух горцев и была изрублена.

Ранее мы писали:

Не раз, бывая на поминовениях, число которых в Кубанском казачьем войске больше, чем в каком-либо другом реестровом войске России, ловил себя на мысли: какую память оставим после себя мы? В сумятице летящих дней, месяцев, лет зачастую забываются имена, события, достойные занесения на скрижали казачьей истории.

Читаете также:

В Краснодаре прошли Корниловские поминовения. Память главнокомандующего Добровольческой армией Лавра Корнилова и жертв Гражданской войны почтили атаман Кубанского казачьего войска Александр Власов, митрополит Екатеринодарский и Кубанский Григорий, депутаты, казаки.

Геноцид казачьего народа — одно из самых трагических событий в истории Кубани. Поскольку приходится много ездить по краю, удалось увидеть десятки памятников погибшим казакам. Часто бывая в Белореченске, где живут родственники, не раз проезжал мимо небольшого памятника, установленного в честь казненных здесь казаков.