От Кубани до Праги: как казаки воевали с фашистами

От Кубани до Праги: как казаки воевали с фашистами
История кубанского казачества легендарна, ибо реальные события похожи на былины о гордых, свободолюбивых людях. Завоевание Кавказа, охрана южных границ России, участие в русско-турецких войнах, трагические страницы Гражданской войны и истребления казачества в первые годы советской власти… Многое пережито и выстрадано. Но с каждым новым испытанием дух кубанского казачества становился тверже. И когда на русскую землю пришла самая страшная беда — война с немецким фашизмом, — на защиту Родины поднялись все кубанские станицы…
Только за первый год Великой Отечественной войны Кубань дала фронту 600 тысяч бойцов, или около 20 процентов всего населения. Здесь были полностью сформированы две кавалерийские дивизии. Одна из них сражалась под Москвой, другая вела оборонительные бои в Крыму.

В то же время на самой Кубани с октября 1941 года формировались добровольные казачьи сотни. Кубанские станицы стали центрами формирования этих старинных, переживших века боевых казачьих подразделений. Колхозы дали казакам коней, седла, сбрую и клинки, одели и обули, поили и кормили за свой счет.

В добровольцы уходили целыми семьями — и пожилые казаки, старые бойцы Конармии Буденного, и совсем юные, не достигшие призывного возраста. Весь народ поднимался на защиту родного очага.

Р-30.04-1. Гвардия Кубани (1).jpg

Вскоре казачьи сотни реорганизуются в воинские подразделения, отвечающие требованиям современной войны: сабельные и пулеметные эскадроны, артиллерийские и минометные батареи. В начале 1942 года две вновь сформированные кубанские казачьи кавалерийские дивизии зачислены в кадровый состав армии. В марте совместно с двумя донскими казачьими дивизиями из них образован 17-й кавалерийский корпус (позже донские дивизии станут основой для формирования 5-го Донского гвардейского казачьего кавкорпуса).

В июле 1942 года впервые произошло непосредственное соприкосновение казаков с гитлеровцами, наступавшими в направлении Краснодара. Корпус занял оборону на южном берегу реки Еи. Действия соединения не были просто оборонительными, они сопровождались могучими контрударами. В районе станицы Шкуринской 12-я Кубанская дивизия в ходе многодневных ожесточенных боев перемолола 4-ю немецкую горнострелковую дивизию и полк СС «Белая лилия».

А 2 августа произошло событие, которое навсегда вписано золотыми буквами в историю кубанского казачества как атака под станицей Кущевской. Казаки 13-й Кубанской дивизии во главе с полковником Миллеровым предприняли не виданную по силе атаку в конном строю, внезапную, неотвратимую и ошеломившую врага. Казачья лавина до двух километров по фронту, сверкая клинками, яростно обрушилась на немецкую пехотную дивизию «Зеленая роза», рубя и сокрушая все живое на своем пути. В этой беспримерной схватке было изрублено и раздавлено около двух тысяч вражеских солдат и офицеров.

Многодневные кровопролитные бои на берегах реки Еи показали, что в тяжелой обстановке, сложившейся на левом крыле Северо-Кавказского фронта, нашлась сила, способная несокрушимо стоять на месте, как неприступная скала. Этой силой оказался казачий корпус. Но катастрофическое положение на других участках фронта привело к вынужденному отступлению казаков.

Р-30.04-1. Гвардия Кубани (5).jpg

Зло и обида давили душу. Казаки оставляли станицы, молча, с суровыми лицами проходя через них. Глубокие старухи с малыми детьми на руках стояли у плетней. В их глазах застыло неописуемое горе…

Вспоминает Вадим Иванович БУЛГАКОВ, гвардии капитан в отставке, служивший в те тяжелые дни рядовым казаком-бронебойщиком:

«Отступал с Кубани через свою станицу Старомышастовскую. Гнали скотину, гнали технику. Как раз начало августа. Пыль. Горит урожай. Гимнастерку снимешь, а на груди можно блины печь. Я проезжал мимо отчего дома, но с лошади не слез, потому что отец бы меня убил… Мать вынесла на блюдечке яички, вкрутую сваренные, залитые сметаной, и кружку молока. Яички я съел, а кружку отдал товарищу, который рядом ехал на лошади. Отступали мы дальше через Динскую и Усть-Лабинск. Нас послали в разведку возле Усть-Лабы, а там, в Дондуковке, немцы уже десант высадили. Но мы оттуда вырвались. Врассыпную. В Белореченке я подошел к женщине, которая стояла в платье насумленном, ну як казачки раньше носили. Говорю ей: «Титька, воды дай попить». — «Иды витселя! — каже. — Наши батьки, деды Кубань ворогу не отдавали, а вы отдаете!.. Езжай».

Это были самые суровые дни для казаков-кубанцев. Но дальнейшие боевые действия корпуса в предгорьях и горах Кавказского хребта показали, что боевой дух не был сломлен отступлением. Все попытки немецко-фашистских полчищ прорваться к Черному морю на участке обороны казаков были решительно сломлены.

Р-30.04-1. Гвардия Кубани (3).jpg

Приказом наркома обороны 27 августа 1942 года 17-й казачий корпус получил звание гвардейского и переименован в 4-й Кубанский казачий кавалерийский. Под гвардейским знаменем казаки пройдут до самого последнего дня войны.

Великий перелом, совершенный советскими войсками под Сталинградом, где в числе других соединений сражались и кубанские казаки, коренным образом изменил положение и на Кавказе. Уже 3 января 1943 года корпус включился в стремительное движение советских войск вперед, на северо-запад. С этого дня началась эпопея славных побед Кубанского корпуса. Освобождение Дона, Украины, Белоруссии, Венгрии, Чехословакии. Участвуя во многих наступательных операциях, на всех фронтах казаки первыми шли в прорыв, совершали дерзкие рейды по тылам врага.

Вспоминает Лидия Андреевна МИХАЙЛОВСКАЯ, гвардии рядовая, служившая связистом в штабе корпуса:

«Вывели нас из боев на десятидневный отдых. И сразу всем приказали снять казачью форму. Даже расписку с каждого взяли, что, если кто наденет казачью форму — расстрел на месте. Потому что за нашим корпусом охотилась немецкая разведка. Фашистское командование уже прекрасно знало: где появляется 4-й Кубанский корпус, там жди прорыва и наступления главных сил наших войск. Для скрытности при переброске на другие фронты мы и в поезда грузились только ночью. Если на каком-то участке фронта полнейшее затишье, но там появились кубанские казаки, значит, скоро начнется наступление».

Р-30.04-1. Гвардия Кубани (6).jpg

О бесстрашии, массовом героизме казаков по всем фронтам ходили легенды. О подвигах кубанцев знала вся страна. Казаки-артиллеристы Прохоров, Гусько и Абеулов, командиры эскадронов Недорубов и Романюк, командир артиллерийской батареи Песков, командиры полков Костылев и Гераськин, а также многие другие кубанцы были удостоены звания Героя Советского Союза.

Майор Илья Девтерев в конной атаке лично зарубил 11 фашистов. Казаки Рогов и Дегтярев, оказавшись в безвыходном положении, подорвали себя и окружающих их плотным кольцом фашистов противотанковыми гранатами. Минометчики батареи лейтенанта Горлова в неравном бою с немецкими танками предпочли геройскую смерть, но не отступили с занятых позиций.

Фашисты приходили в ужас от кавалерийских налетов кубанских казаков. В ранце убитого немецкого солдата Альфреда Курца было обнаружено письмо, в котором он писал своим близким:

«Все, что я слыхал о казаках времен войны 1914 года, бледнеет перед теми ужасами, которые мы испытываем при встрече с казаками теперь. Одно воспоминание о казачьей атаке повергает меня в ужас и заставляет дрожать. По ночам я галлюцинирую казаками. Казаки — это какой-то вихрь, который сметает на своем пути все препятствия и преграды. Мы боимся казаков, как возмездия Всевышнего».

Р-30.04-1. Гвардия Кубани (11).jpg

Вспоминает Василий Иосифович СПИЧАКОВ, гвардии рядовой, служивший пулеметчиком:

«Немцы вообще очень сильно боялись нас, казаков. Они нас называли „банда Плиева“ (Плиев командовал нашим корпусом). За всю мою фронтовую службу я восемь раз выходил с корпусом в рейды по фашистским тылам, и мы сеяли среди оккупантов панику и смерть. Стремительный наскок — и рубили вражину на куски, безо всякой жалости! Отдавали должное за содеянные ими злодеяния на нашей родной земле!..»

Под командованием генерала Плиева 4-й гвардейский Кубанский корпус, вошедший позже в конно-механизированную группу войск, совершил знаменитый Таганрогский рейд, героически штурмовал Турецкий вал в Крыму; кавалерийским налетом, в котором участвовал весь до единого личный состав корпуса, возглавляемый самим Плиевым, освободил Одессу.

В боях за Белоруссию с особой яркостью проявилась специфика действий рейдовых групп. Кавалерийские соединения вели боевые действия в оперативной глубине противника, совершали глубокие рейды в тыл вражеских войск, подчас действовали в условиях полного окружения. Приходилось наносить или отражать удары со всех сторон. Ежедневно остро стояла задача обеспечения фуражом конского состава, особо резко осложнялась работа связистов.

Р-30.04-1. Гвардия Кубани (9).jpg

Вспоминает Петр Павлович ДЕМЧЕНКО, гвардии подполковник, бывший командир эскадрона связи:

«Мы попали в окружение, эскадроны заняли оборону. Начальник штаба корпуса вызывает начальника связи и дает команду — установить связь с эскадронами. Мы только успели протянуть ко всем провода, как Плиев садится на лошадь и дает команду — прорываться, другого выхода нет. Ну естественно, очень много было оставлено техники. Потому что мы только в конном строю могли прорвать кольцо окружения. Затем соединились с войсками 2-го Украинского фронта. И сразу же пошли в наступление. А наши провода так и остались у немца в тылу».

В самом тяжелом положении был конский состав. Для него во время рейдов и боев в окружении не имелось ни сена, ни зерна. Сначала лошади съедали прошлогодний бурьян. Затем начиналось скармливание камышовых крыш с разбитых украинских хат и сараев. Отощавшие лошади порой уже не могли подняться… Доставалось коням и от бомбежек, и от артобстрелов. Тысячами гибли они от вражеских пуль, спасая своих ездовых…

Вспоминает Иван Петрович ВИТКАЛОВ, гвардии подполковник, служивший в то время командиром эскадрона:

«Подо мной была тяжело ранена лошадь. Тогда мы уже вели бой в пешем порядке, а лошадей отвели. Смотрю, а на мне кровь, след крови на снегу тянется за мной. Думаю, что ж такое? Себя осмотрел, вроде не ранен. А когда мы немцев отбили и вернулись в деревню, где был сосредоточен мой эскадрон, мне доложил ординарец, что моя лошадь была тяжело ранена и скончалась. Я осмотрел путалище, на котором висит стремя, — оно было пробито. И вот это меня спасло: в меня не попало, а через путалище — в лошадь…»

Р-30.04-1. Гвардия Кубани (10).jpg

4-й
гвардейский казачий кавалерийский корпус был сформирован на Кубани, и хотя костяк его составляли кубанские казаки, он был многонациональный. Калмыки, армяне, азербайджанцы, грузины, казахи, украинцы и белорусы, представители многих кавказских национальностей входили в его состав. Весь 29-й полк состоял из адыгейцев, которых казаки считали своими кунаками. Многие из них, сражаясь плечом к плечу с кубанскими казаками, покрыли себя неувядаемой славой. Сын адыгейского народа Айдамир Ачмизов за беспримерный подвиг был посмертно награжден Золотой Звездой Героя.

Великая Победа над фашистской Германией застала Кубанский корпус на подступах к Праге. Чешская газета 8 мая передала весть о капитуляции немецких войск, а в ночь на 9 мая, когда казаки развивали наступление на Прагу, по радио было принято сообщение из Москвы о подписании акта капитуляции всей Германии. Однако часть фашистских войск, действовавшая на территории Чехословакии, не подчинилась акту капитуляции. Пришлось их обуздать дополнительными мерами, в чем были задействованы и кубанские казаки. Им было суждено пролить свою кровь и 9 и 10 мая…

Много бытует на Кубани старинных казачьих песен, много рассказов и легенд о казаках и былых походах. Но самый славный из них — путь 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса. От Кубани до Праги, через всю войну, до последнего ее дня и даже больше. Москва 18 раз салютовала кубанской гвардии, подвигам которой нет числа!
Тима Третьяков
База
Вольная Кубань