Уроки русского языка для казаков: зачем Прилепин жонглирует фактами

Уроки русского языка для казаков: зачем Прилепин жонглирует фактами
Писатель и публицист в своем стремлении показать единство между русскими и украинцами что, в сущности ему удалось, зачем-то углубился дальше в историю казачества.

Третья часть его урока посвящена расказачиванию — самой кровавой странице в истории служивого народа. Факты Прилепиным подаются довольно претенциозно. Начнем с его утверждения о том, что первые очаги сопротивления большевикам были казачьими.

Во-первых, если уж быть точным, то первыми оказали вооруженное сопротивление силам, совершившим государственный переворот, юнкера и офицеры в Москве. Бои в первопрестольной длились почти десять дней. И в других городах России большевикам оказывали сопротивление части, сохранявшие верность Временному правительству.

Во-вторых, за исключением донского атамана Петра Краснова, который первым на юге России выступил против Советов, считая их узурпаторами, казаки Кубани и ряда других регионов сохраняли нейтралитет.

С юридической точки зрения и октябрьский переворот 1917 года в России, и украинский майдан 2014-го являются свержением законно избранной власти. Окончательно ленинская партия дискредитировала себя, разогнав опять же законно избранное Всероссийское учредительное собрание, которое должно было определить государственное устройство страны. РСДРП(б) набрала около четверти голосов и не могла узаконить декреты «О мире» и «О земле». Поэтому собрание было разогнано. Большевикам политические конкуренты были не нужны! Они довольно быстро расправились с бывшими союзниками — теми же левыми эсерами.
Отношение к большевикам на Кубани в основном формировалось вернувшимися с фронта станичниками.

«Фронтовая молодежь не имела решительно никаких данных в политических, бытовых, социальных условиях жизни Кубани для восприятия большевизма. Ее толкнули к нему только психологические причины: пьяный угар обезумевшей солдатчины на фронте, принимавший заразительные формы, безотчетное сознание силы в новом нашествии, усталость от войны и нежелание дальнейшей борьбы в какой бы то ни было форме; наконец, сильнейшая агитация большевиков, угрожавших кровавой расправой в случае сопротивления и обещавших не касаться внутреннего казачьего уклада, имущества и земель в случае покорности», — написал позже Антон Деникин в своих «Очерках русской смуты».

Когда генералы Алексеев и Корнилов двинулись в первый Кубанский ледовый поход, казаков в Добровольческой армии практически не было. Никаких репрессий со стороны белых в отношении казаков, не желающих вступать в войну на их стороне, не было. Зато красные части, занявшие оставленный добровольцами центр донского казачества Ростов, обрушили на мирное население чудовищный террор. По приказу красного командующего Сиверса должны были быть казнены все имеющие отношение к Добровольческой армии. Приказ распространялся и на детей четырнадцати — пятнадцати лет, записавшихся в армию генерала Корнилова, однако, возможно из-за запрета родителей, не ушедших с ней в поход на Кубань.

Поэтому утверждение Захара Прилепина, что большевики, пришедшие к власти, еще ничего не сделали, а казаки под руководством атаманов Краснова и Дутова начали с ними воевать, неверное. Массовые выступления казаков против большевиков начались после того, как у них начали отбирать хлеб. Это была политика продразверстки, в рамках которой продотряды бесчинствовали в казачьих станицах. Не могли молча смотреть служивые люди также на гонения против церкви, и на казни священников.

«Священник станицы Незамаевской Иоанн Пригоровский, 40 лет, в Великую субботу в 1918 г. избит в храме, затем выведен на площадь. Красноармейцы выкололи ему глаза, отрезали уши и нос, размозжили голову; окровавленного вытащили за станицу и убили, запретив хоронить. Станица Пластуновская. Священник Георгий Бойко мученически убит, на горле обнаружена ужасная рана — очевидно, горло было разорвано. Храмовый алтарь обращен в отхожее место. Это небольшая выдержка из публикации кубанского историка П. Н. Стрелянова (Калабухова) «Красный террор на Кубани 1918—1920 гг.».
Как могли казаки, для которых православие испокон веков было краеугольным камнем их самосознания, терпеть поношение веры? Как они могли относиться к политике большевиков, которая подрывала веками сложившийся их уклад жизни? Можно ли молча сносить грабеж в ходе продразверстки? Представьте, что к вам врывается группа вооруженная людей, требует отдать почти все продукты питания под предлогом, что где-то кто-то голодает. Каково будет ваше отношение к ним?
Захар Прилепин, походя, говорит о дате, положившей начало массовым репрессиям против казачества, — 24 января 1919 года, когда оргбюро ЦК РКП(б) приняло «Циркулярное письмо ЦК об отношении к казакам». В нем, в частности, говорилось: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим прямое или косвенное участие в борьбе с советской властью».

Однако Захар Прилепин заявляет, что действие циркулярного письма было отменено решением пленума ЦК РКП(б) 16 марта 1919 года. То ли автор «уроков русского языка» не разобрался в сути вопроса, то ли сознательно искажает факты.

«Ввиду явного раскола между северным и южным казачеством на Дону и поскольку северное казачество может содействовать нам, мы приостанавливаем применение мер против казачества и не препятствуем их расслоению. То же принимается по отношению к Оренбургу и Уральску», — говорится в решении пленума. То есть речь идет лишь о трех регионах, где жили казаки. О Кубани, Ставрополье ни сказано на слова, как и об остальных шести казачьих войсках.

Еще одна нелепость писателя касается якобы бытовавших в казачьих кругах русофобских настроений.

«Одним из штампов казачьей пропаганды было выражение «проклятые москали», — утверждает Прилепин.
Откуда он это взял? В период Гражданской войны казаки могли использовать слово «кацап». Оно применялось к иногородним жителям станиц, которым советская власть дала возможность пользоваться землей наравне с теми, кто получил землю за службу и пролитую кровь.
Чуть ли не как о даре небес говорит Захар Прилепин о том, что в 1936 году казакам разрешили служить в Красной Армии, вернули форму, позволили формировать части, исходя из территориальной принадлежности. Да, спустя 14 лет со дня окончания Гражданской войны такое право вернули. Скорее всего — нуждаясь в пополнении армии воинами по крови и духу, что казаки и доказали в Великую Отечественную войну.

Захар Прилепин подробно рассказывает о казаках, сражавшихся на стороне немцев. Да, были такие. Многие из тех, кто не забыл убитых, замученных родных и близких в Гражданскую войну и двадцатые годы. Бог им судья да свершившееся на предателями советское провосудие.
Ничего не говорит автор уроков русского языка о числе жертв среди казаков, о голодоморе, о высланных и умерших в Сибири женах и детях казаков. Приехал бы Захар Прилепин и увидел черные доски в станицах. Побывал бы на Даховских, Чамлыкских, Троицких поминовениях. Тогда бы он не говорил о том, что современных молодых казаков нужно учить нормальной казачьей истории, а не красновской.
Уважаемый Захар, приезжайте на Кубань, посмотрите, чему учат в школах казачат. Тогда у вас сомнений не будет.

Мне понравился один из комментариев, размещенных в сети:

«Почему так казачья тема трогает всех? Вот и тебя увлекла. Решил урок русского нам, „темным“, преподать. Спасибо. Кто только нас не пинал за времена с 17-го года прошлого столетия, в конце столетия и вот уже 20 лет, считай, нынешнего века. Ну что же так всем страшно? Ну не враги же мы Отечеству. И русскому нас поучать не надо. Народ мы, Захар! Это мы знаем — и пусть все об этом знают и не сомневаются. И от России и русских мы себя не отделяем. Это наш отчий дом. Слава Богу, что мы казаки, и не где-то, а здесь, на нашей Руси».

Действительно, не стоит учить нас тому, что мы знаем лучше, как и не стоит брать на себя роль просветителя. Напиши правдивую книгу о казаках. Ей-богу, это будет лучше.

Читайте также: Казачьи школы и классы: кому и зачем они нужны