Вера, земля и власть: что губернатор Кубани посоветовал казакам?

Вера, земля и власть: что губернатор Кубани посоветовал казакам?
Казаки должны активнее участвовать в местном самоуправлении, быть проводниками православия и создавать инвестиционные проекты, от которых трудно отказаться. Об этом и о многом другом глава региона Вениамин Кондратьев говорил на отчетно-выборном сборе Кубанского войска в минувшую субботу.

Казачество верой сильно

Вениамин Кондратьев начал свое вступление с темы православия. Удивительным такое начало могло стать для кого угодно, но только не для казаков, которые испокон веков считались рыцарями православия. Вера помогала им храбро сражаться во славу русского оружия зачастую с превосходящими силам противника.

Первое, чем занялись черноморские казаки, переселившиеся на Кубань, — воздвигли храм Покрова Пресвятой Богородицы. Он остался целым в годы советской власти, когда безбожники взрывали церкви, превращали их в склады и другие помещения хозяйственного назначения.

Да, за семьдесят лет существования СССР, когда православие подвергалось гонениям, негласному запрету, когда царил так называемый научный атеизм — один из краеугольных камней марксизма-ленинизма, выросло несколько поколений, не познавших Бога.

Не обошла эта беда, (да, именно беда, по-другому процесс воспитания, построенный на атеизме, не назовешь) и казачьи семьи. Помню, у бабушки были иконы, но они стояли не в красном углу, как было в старину, а на книжной полке, стоявшей в глубине небольшой комнаты.

Процесс воцерковления казаков идет, но не так быстро, как хотелось бы.

— Я каждое утро начинаю с молитвы в храме. А каждый ли из вас начинает наступивший день с храма? — сказал Вениамин Кондратьев. — Мы просим у Бога мудрости, силы, блага себе и своему народу. Лучше это делать не дома, а в храме. В воскресные дни приходят ли казаки с семьями, детьми в храм, как это делали предки? Они за стол садились только после литургии. Мы говорим, что нужно учить детей. Лучше всего это делать на собственным примере. Если отец в храм не ходит, то сыновья и внуки туда не пойдут. Как бы мы не объясняли, какие бы правильные слова не говорили о духовной силе народа, которая зиждется на православии, они в храм не пойдут. Если отец пойдет в храм, то и они пойдут, и своим будущим детям накажут. Так жили наши предки. Мы же погнались за формой, а содержание, которое, слава Богу, уже появилось, но пока не достигло нужного уровня, отстает.

Упрек справедливый. В основном казаки ходят в храм во время больших церковных праздников. Думаю, каждый из нас должен начать с себя. Пусть это будет нелегко сделать, но надо.

В отношении посещения храмов случаются любопытные вещи, подтверждающие слова губернатора, но только наоборот. Как-то, в Кропоткинском казачьем кадетском корпусе разговорился с родителями воспитанников. Мама одного из кадетов вспомнила такой случай. Ее сын, приехавший на каникулы, исправно посещал церковные службы. Глядя на него, вся семья стала ходить в храм. Дай Бог, чтобы подрастающее поколение серьезнее относилось к вере.

Кому власть всласть

Казачество на Кубани прошло этап возрождения и становления, настало время его развития. Так оценил нынешнее состояние ККВ Вениамин Кондратьев.

Мы должны создать условия для развития кубанского казачества, а вы, в свою очередь, использовать их для перехода на следующий уровень развития. Все атаманы были должны стать заместителями глав городов и районов. Часть атаманов это сделала, а какая-то часть упустила свой шанс интегрироваться в органы власти. Я всячески продавливал решение о вхождении атаманов во власть, потратив немало сил и времени. Сейчас все сто процентов атаманов должны уже быть заместителями глав муниципальных образований. А этого пока нет.

Статистика на сегодня такова: из 56 атаманов районных казачьих обществ 29 работают в должности заместителей глав муниципальных образований. Кому-то занять эту должность не позволяет возраст, у кого-то нет высшего образования, кто-то еще учится в вузе.
Если жестко придерживаться позиции губернатора, то тех атаманов, которые по тем или иным критериям не соответствуют требованию Федерального закона «О государственной гражданской службе», следует снимать с должности. Как же в этом случае быть с казачьей демократией? На мой взгляд, не стоит торопить события для разрешения возникших противоречий. Самый разумный подход — дождаться окончания срока полномочий атаманов, которые не пополнили собой список должностных лиц муниципалитетов. Они, в свою очередь. должны подготовить себе смену из образованных молодых казаков. Так, как это сделал бывший атаман Курганинского РКО, а ныне председатель совета стариков Лабинского отдела Анатолий Курочкин.

Земля в дефиците

Внесение поправок в Земельный кодекс РФ, согласно которым казачьи общества получили право арендовать землю без участия в торгах, стало реальной поддержкой для ККВ. Был принят соответствующий краевой закон, но первое время ситуация сильно не изменялась. Начались проволочки, искусственное затягивание решений местных властей, кое-кому из которых не хотелось давать землю казакам. Потребовалось вмешательство главы региона. Вениамин Кондратьев дал указание краевому департаменту имущественных отношений, в чьем ведении находится фонд перераспределения земель сельхозназначения, выделять районным казачьим обществам от 300 до 500 гектаров земли.

После этого решения губернатора стали все активнее пробиваться ростки казачьей экономики.
В прошлом году земельный фонд ККВ увеличился с 6366 до 22 тысяч гектаров. Если в 2016 году валовое производство сельхозпродукции ККВ составляло 172 миллиона рублей, то в 2019 году — 819 миллионов рублей.
О чистой прибыли говорить пока не приходится, но и она не за горами. Однако лишь при условии, что ставка будет делаться не только на выращивание сельхозкультур.

Свободной земли в крае мало. Только на сельском хозяйстве мощную казачью экономику не построишь. Но есть другие отрасли, которыми можно заниматься. Пока этого не происходит. Если атаман является еще и заместителем главы муниципалитета, принимает участие в планерках, знает о приоритетных проектах, то должен добиваться участия в них казаков. Я и дал возможность атаманам стать заместителями глав, чтобы, опираясь на них, казаки влияли не только на социально-политическую, но и на экономическую ситуацию в районах и в целом в крае. Необходимо изменить подход и перейти от чисто аграрной экономики к аграрно-промышленной. Где предложения по тем или иным проектам, в которые казаки готовы инвестировать собственные средства, где просьбы помочь в их реализации со стороны краевого бюджета? Пусть для начала это будут недорогие проекты. Ведь река начинается с ручейка. Казачество должно стать самодостаточным, имея мощную экономическую базу. Да, сегодня сделано много, но еще больше нам с вами предстоит сделать, — подчеркнул глава региона.

Думаю, что каждый казак готов подписаться под словами Вениамина Кондратьева о самодостаточности. Смущает вот что.

Во-первых
, отсутствие у казачьих обществ стартового капитала.

Во-вторых
, казаки фактически лишены возможности доступа к кредитам. Банки наотрез отказываются кредитовать их, поэтому приходится атаманам закладывать свои дома, машины. Как это в свое время сделал атаман Купского ХКО Алексей Коновалов.

 — Мы задумали купить комбайн, но денег не хватало. В какой бы банк я ни обращался, везде глухо. Пришлось взять потребительский кредит 200 тысяч рублей. Вдруг что-то со мной случится или год будет неурожайным? Долг ляжет на семью.

В-третьих
, на дворе не те времена, выпавшие на долю фермеров, а в десятки раз сложнее.

Движение власти и казачества должно быть обоюдонаправленным. Есть сегодня у казаков и толковые проекты, а средств для их реализации — кот наплакал.

Поэтому было бы разумным создать фонд для развития казачьей экономики. Допустим, на условиях софинансирования с краевым бюджетом. Назначить наблюдательный совет, прерогативой которого стало бы решение о выделении ссуды под минимальный процент под тот или иной проект, имеющий под собой реально просчитанный бизнес-план. Тогда можно подумать и о самодостаточности.

Читайте также: Отчетный сбор: кому Николай Долуда передал атаманскую булаву?
Тёма Буров
Подкасты
База