Верховный атаман сделал шаг навстречу: как отреагируют казаки-общественники?

Верховный атаман сделал шаг навстречу: как отреагируют  казаки-общественники?
Атаман Всероссийского казачьего общества Николай Долуда все больше времени уделяет казачьим организациям. На днях он побывал на отчетном круге Союза казаков-воинов России и зарубежья.
Эту общественную организацию, не входящую в реестр, возглавляет свой верховный атаман Николай Дьяконов. Во время отчета о проделанной работе он отметил, что в последние годы казачество России хотят «загнать» под реестр, и тем самым, теряется смысл казачьей демократии.

Николай Долуда объяснил, что никто не пытается кого-то насильно включать в состав реестровых войск. Он отметил, что каждое казачье общество выбирает для себя свой статус.

Взаимоотношения между казаками-общественниками и реестровиками довольно сложные. Общественникам не нравится то, что реестровые войска берут на себя обязанности по несению государственной службы. Этих видов службы не так уж и много: охрана общественного порядка, государственной границы, природных ресурсов, участие в предупреждении и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Кроме того, реестровые войска занимаются военно-патриотическим воспитанием призывников, их подготовкой к военной службе и вневойсковой подготовкой членов казачьих обществ во время их пребывания в запасе.
В принципе, казаки-общественники, вступившие в реестр, могут либо вообще не принимать участия в государственной службе, либо выбрать для себя, к примеру, работу с детьми и молодежью. Святое ведь дело! К слову, в уставе того же Союза казаков-воинов России и зарубежья содержится пункт о работе с молодежью. Вступив в реестр, они будут иметь возможность активнее работать с будущими защитниками Отечества. 
Во-первых, в школы просто так никого не пустят. У реестровых казачьих обществ есть договоры о совместной деятельности. Это своего рода социальный паспорт, в котором указаны права и обязанности каждой из сторон, формы и методы взаимодействия.

Во-вторых, у большинства казачьих обществ реестрового Кубанского войска имеется неплохая материально-техническая база: макеты автоматов, карабинов, учебные шашки, наборы ножей для метания, наглядные пособия, фильмы и так далее. То есть возможностей для предметной работы со школьниками куда больше. У некоторых хуторских и станичных обществ есть свои лошади, и они бесплатно учат детей азам верховой езды.

Не думаю, что казаки-общественники будут и против участия в ежегодных военно-полевых сборах отделов ККВ. Кто откажется от стрельбы из стрелкового оружия, от возможности метнуть гранату, установить растяжку? Тем более что в самом названии Союза есть слово «воин». А воин должен периодически совершенствовать боевые навыки.
На казачью демократию никто в реестре не покушается. Если, конечно, демократия сочетается с дисциплинированностью, а не с анархией. Выборы атаманов, принятие значимых решений — все определяется большинством голосов. 
Помню, на выборах атамана Екатеринодарского РКО шла жесткая конкуренция между Василием Полухиным и Сергеем Котко. Никто из правления войска не мог повлиять на выборы атамана. В итоге разница между победителем и побежденным оказалась мизерной — шесть или семь голосов.

Неужели, если где-то в крае случится беда, казаки не придут на помощь? Это же их святая обязанность. Казаки ККВ в числе первых спасали людей при наводнениях, пожарах, ураганах, помогали привести в порядок подворья, отремонтировать школы и другие социальные объекты. Не думаю, что казаки-общественники отказались бы помочь людям, попавшим в беду.

Если кто-то думает, что в реестре казаков заставляют ходить на дежурства совместно с сотрудниками полиции, то это не так. Есть дружина, которая занимается этим делом на постоянной основе, получая заплату. Ну а подежурить в храмах во время больших церковных праздников казакам сам Бог велел.

Получается, что у общественников и реестровых казаков много общего. Верховный атаман Николай Долуда так и сказал:
— Нас с вами объединяет одно — любовь к своей Родине, к великой России. Нас объединяет то, что в душе любого казака, и реестрового, и нереестрового, — патриотизм, Родина, Отечество — это не пустые слова, они предаются на генном уровне с молоком матери. До революции казачество было становым хребтом Российской империи. И сейчас потенциал российского казачества огромен! Если страна увидела необходимость объединения реестрового и нереестрового казачества — значит, мы нужны стране. Потому что мы, как и наши предки, верой и правдой служим Отечеству и готовы в любой момент встать на защиту России.
Камень преткновения, пожалуй, всего один — казачьи корни. Родовые казаки считают, что люди, имеющие активную гражданскую позицию, вступающие в ряды ККВ, но происходящие не из служивого народа, не могут считать себя казаками. От такой позиции отдает снобизмом пополам с ограниченностью.

Да, действительно, раньше были казаки потомственные, приписные и поверстанные. Однако в наше время порой те, в чьих жилах не течет казачья кровь, работают куда лучше, чем некоторые родовые казаки. В любом случае, казачество должно быть единым. Соглашаться с этим или нет — дело каждого из казаков-общественников.
Максимка
Подкасты
База