Версия раскола: почему казаки разделились на реестровых и общественных

Версия раскола: почему казаки разделились на реестровых и общественных
Обвинять в расколе правительственных чиновников и авторов «Стратегии государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года» (далее Стратегия), на мой взгляд, некорректно.

Ростки раскола на Кубани (о других регионах судить не берусь) начались на Всекубанском учредительном съезде казаков в 1990 году. Тогда на должность атамана было выдвинуто несколько кандидатур. В ходе жаркой дискуссии часть из них отсеялась, и остались двое претендентов — Владимир Громов и Валерий Каюда. в ходе голосования страсти предельно накалились и часть делегатов, не сумевших протащить своих кандидатов, в знак протеста покинула съезд. Уже тогда возникли две казачьих структуры — Кубанская казачья Рада, позже переименованная в Кубанское казачье войско, и Кубанская казачья ассоциация.

Дальше — больше. В марте 1993 года краевое управление юстиции аннулировало решение о регистрации ККВ, и было создано Всекубанское казачье войско, которое власть посчитало единственным правопреемником дореволюционного Кубанского казачьего войска. Тогда часть казаков, не согласная с этим решением, отказалась вступать во Вскубанское казачье войско. Раскол еще более усилился после принятия Президентом России Указа «О Государственном реестре казачьих обществ в РФ». Тогда часть казаков, отказавшаяся вступать в Госреестр, предпочло иметь статус общественной организации. Масло в огонь подлил атаман Союза казаков России Мартынов, издавший приказ об отстранении атаманов отделов и назначении на их место своих сторонников. Летом 1999 года совет атаманов ККВ принял заявление. В нем, в частности, говорилось: «В очередной раз российское казачество стало мишенью для политических интриганов и властолюбцев. В очередной раз предпринимаются усилия для раскола кубанского казачества, его ослабления, разделения по политическим партиям и движениям путем создания в крае казачьих общественных организаций. Считаем, что такое вмешательство общественной организации «Союз казаков» в деятельность ККВ недопустимо. Расцениваем такое вмешательство как раскольничество и заявляем о разрыве всяческих отношений с «Союзом казаков».

Вот вам и раскол. Вопрос: причем здесь, спрашивается, Стратегия? Получается в духе «три казака два атамана»?

Еще одна из задач Стратегии — совершенствование механизма и создание экономических условий для привлечения членов казачьих обществ к несению государственной и иной службы, на мой взгляд, решается, и довольно успешно, по крайней мере в Кубанском казачьем войске. В 2016 году были внесены поправки в Земельный кодекс, дающие право казачьим обществам брать землю в аренду без участия в торгах. Благодаря этому решению федеральной власти на Кубани казаки получили и продолжают получать земельные участки. Сейчас в ККВ свыше 18 тысяч гектаров земли.

В прошлом году хлеборобы в кубанках получили выручку, казачьи общества покупают сельхозтехнику, крупный рогатый скот, базы, рынки. Еще три-четыре года — и пойдет чистая прибыль. Причем есть отличие от агрохолдингов и сельхозорганизаций: казачьи кооперативы часть вырученных средств направляют на уставную деятельность, оказывают помощь казачьим семьям, школам, классам казачьей направленности, кадетским корпусам. Например, в Абинском РКО казаки купили форму детям из малообеспеченных семей, Анапское РКО ежегодно выделяет средства для поездки лучших казачат в города-герои, Новокубанское РКО приобрело для детей и юношей страйкбольное оружие и снаряжение. И таких примеров масса. Нет ни одного районного и станичного общества, которое бы не помогало заработанным рублем казачьим наставникам, классным руководителям, не вкладывало бы средства в ремонт школ. Поэтому Стратегия дала свой результат.

Решено или решается еще одно направление — патриотическое воспитание подрастающего поколения. Казачата участвуют в поминовениях, в патриотических акциях, в различных состязаниях по военно-прикладным видам спорта, в ежегодных военно-полевых сборах. Активно работает Союз казачьей молодежи Кубани, чьи ряды превысили сто тысяч ребят. Налажено конструктивное взаимодействие с органами местного самоуправления, без которого невозможно двигаться и развиваться.

Подводя итог, отмечу: Стратегия дала возможность развиваться российскому казачеству. По крайней мере, тем реестровым войскам, которые не стояли на месте, а шли вперед не взирая на трудности.

Читайте также: Кто пытается обвинить Кубанское казачье войско в возбуждении вражды?

Андрей
Подкасты
База