Заслуженный тренер СССР Алексей Барабанщиков: Россия все больше соответствует статусу сильной спортивной державы

Заслуженный тренер СССР Алексей Барабанщиков: Россия все больше соответствует статусу сильной спортивной державы
Спросите любого, кто хоть мало-мальски интересуется спортом, и вам скажут, кто такой Алексей Барабанщиков. Что и неудивительно. Барабанщиков — личность масштабная. Достаточно сказать, что он — заслуженный тренер СССР по настольному теннису, а этого высочайшего звания в данном виде спорта в Советском Союзе за всю историю были удостоены всего-навсего семь человек! А еще Барабанщиков — заслуженный тренер РСФСР. И представьте, только четыре специалиста в настольном теннисе у нас в стране являются обладателями сразу двух столь престижнейших званий. Проявил себя Алексей Константинович с блеском и как организатор. Был в руководстве славного в свое время ДСО «Труд». 15 лет отработал в департаменте по физической культуре и спорту Краснодарского края, 10 из которых — первым заместителем главы ведомства. Ну, а сейчас он одна из важных фигур в Краснодарском центре олимпийской подготовки по настольному теннису, является начальником сборной команды региона по этому виду спорта. Плюс ко всему возглавляет совет ветеранов спорта Кубани.

— Алексей Константинович, я застал еще те советские времена, когда столы для настольного тенниса были расположены буквально повсюду — и в школах, и в студенческих общежитиях, и в «предбанниках» кинотеатров, и в холлах гостиниц и санаториев. И люди играли охотно, с огромным увлечением, буквально часами, порой в очередь. Вы постарше. В ваше время, наверное, и вовсе царил культ настольного тенниса?

— Во времена моей молодости царил, я бы сказал, культ спорта в целом. Наблюдался настоящий бум. Трудно было сыскать человека, который бы не был увлечен той или иной спортивной дисциплиной, а то и сразу несколькими, что было чаще всего. Я вам такой пример приведу. Мы жили в ту пору на улице Кирова. Детворы в том районе Краснодара было полным-полно. И все поголовно занимались спортом. Возвращались из школы, делали уроки и высыпали на улицу. Часами, дотемна, играли в футбол, баскетбол, волейбол, резались в настольный теннис, боролись и боксировали на спор, подражая легендарным советским атлетам, бегали, прыгали, устраивая «междусобойчики». Существовал, я бы сказал, особый климат. И, думаю, совсем не просто так из того нашего дворового детства вышли впоследствии знаменитые спортсмены. Витя Андреев стал известным легкоатлетом, а потом классным тренером. Братья Аракеловы — боксерами, а кстати, сын старшего Аракелова, Сергей, — чемпионом мира по тяжелой атлетике. Саур Бадал и братья Радоняки тоже добились невероятных достижений в боксе. Юра Радоняк, например, в Риме на Олимпиаде-1960 завоевал серебро, а затем много лет был главным тренером сборной СССР. А сестра братьев Радоняков Люся увлеклась художественной гимнастикой, была чемпионкой Краснодарского края. И этот список можно еще продолжать и продолжать.

— А вы почему прикипели именно к настольному теннису?

— В принципе, случайно. Да, любил настольный теннис. И у меня получалось. В 1958-м стал даже чемпионом Краснодарского края. В паре, кстати, с Юрием Тарабыкиным, известным впоследствии кубанским журналистом. Но я больше занимался баскетболом. Причем увлеченно. И в Краснодарский пединститут на спортфак поступил именно по специализации «баскетбол». При этом не только охотно играл, но и судил соревнования, стал арбитром республиканской категории. Собирался двигаться в этом направлении. Но произошла такая история. В ДСО «Труд», куда устраивался на работу, замглавы ведомства Борис Самойлович Черняк, человек замечательный, мне сказал: «Слушай, Леша, баскетбола у нас нет, а вот настольный теннис мы культивируем. Давай-ка, наверное, берись за данное направление, тебе это дело известно не понаслышке». Вот так с легкой руки Бориса Черняка я и прикипел к настольному теннису, о чем, понятно, не жалею.

— Ваш первый успех в качестве тренера?

— Наташа Зрилова. Мы с ней поработали всего три года, и она уже добилась крупного по тем временам достижения: завоевала золотую медаль на Спартакиаде народов РСФСР в 1963-м в паре с сочинкой Таней Арутюнян.

— Зрилова была первым, но не последним вашим воспитанником, достигшим больших высот, верно?

— Способных ребят через мои руки прошло немало. Но наибольших достижений среди тех, у кого я был личным тренером, добились Борис Минаков и Мария Каспарова. Оба начинали у прекрасного сочинского специалиста Александра Кондратьева, однако он переехал на жительство в Москву и передал ребят под мое начало. Боря дорос до уровня кандидата в сборную СССР, а Маша была шестой в союзном рейтинге, что в ту пору было серьезным успехом. Конкуренция ведь была сумасшедшей! В союзные времена доминировали, и с большим отрывом, теннисисты из Москвы, Украины, Литвы и Армении.

— Вы не назвали Георгия Стрельникова и Игоря Подносова — очень титулованных кубанских мастеров маленькой ракетки. Разве не приложили руку к их достижениям?

— В какой-то мере на их игровую эволюцию я повлиял и определенную роль в судьбе ребят сыграл. С обоими этими выдающимися теннисистами у меня прекрасные отношения. В переезде Стрельникова из Омска в Краснодар принял самое активное участие. В каких-то турнирах они выступали под моим началом. Но личные наставники у них другие: у Стрельникова — превосходный омский специалист Николай Масленников, у Подносова — прекрасный кубанский тренер Владимир Василевский.

— Знаю, вы успешно работали в сборной СССР.

— Работу в сборной вспоминаю с ностальгией. И, конечно, запал в душу чемпионат мира-1975, который проходил в Индии, в Калькутте. Я в национальной команде готовил девушек, а Юрий Газарян, очень классный специалист, — мужскую половину. Так вот в Калькутте мы добились потрясающих успехов! Там в миксте состоялся первый в истории «советский финал». В матче за первое место сошлись с одной стороны Станислав Гомозков и Татьяна Фердман, с другой — Саркис Сархаян и Эльмира Антонян. Золото завоевали Гомозков и Фердман, которых, по договоренности с Газаряном, в финале я как раз и курировал. А еще в Калькутте Таня Фердман завоевала бронзу в личном зачете. Могла подняться и выше, но уступила в полуфинале южнокорейской спортсменке. Причем при драматичных обстоятельствах. Таня вела по партиям 2:1. Но начался сильнейший дождь, стала протекать крыша спорткомплекса. Игра была прервана на 20 минут. И представьте, этого времени кореянке хватило, чтобы прийти в себя и выиграть матч. Кроме того, сборная СССР завоевала в Калькутте серебряную и еще одну бронзовую медаль. По количеству наград мы превзошли предыдущее достижение нашей национальной команды, взявшей два золота на чемпионате планеты-1969. Но тогда не участвовали китайские теннисисты. Так что успех в Индии в Советском Союзе был признан грандиозным!

— И за него, так понимаю, вам и присвоили звание заслуженного тренера СССР?

— Удивитесь, но нет. За чемпионат мира-1969 нашим коллегам присвоили это высокое звание, а нам сказали, что в Госкомспорте страны таких намерений нет. Справедливость была восстановлена только в 1991 году. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

— Алексей Константинович, в советскую эпоху, как видим, отечественный настольный теннис находился на передовых позициях в мире. А сейчас?

— Сегодня мы, к сожалению, на «надцатых» местах. Доминируют китайцы и вообще азиаты. Причем с серьезным запасом.

— Выходит, спорт в СССР был развит гораздо лучше, чем в новейшей истории России?

— Знаете, мне часто задают этот вопрос. Но я считаю сравнение не совсем корректным. Честно. В состав Советского Союза входило 15 республик. Соревновались разные национальные школы, они дополняли друг друга, что способствовало в рамках жесткой конкурентной борьбы стремительному росту спортсменов. По сути, внутри страны проходили своего рода чемпионаты мира. В России иная ситуация. После распада СССР в 90-е годы было не до спорта. Все разваливалось. И нам до сих пор это аукается. Но затем Россия начала подниматься. В жизни, как известно, все и сразу не бывает. Требуется время. Но мы видим, что в последние годы реально много делается для того, чтобы страна соответствовала статусу по-настоящему сильной спортивной державы. Строятся новые объекты, открываются секции, школы и академии, значительно качественнее стала экипировка. Сегодня в плане условий, я вам скажу, даже лучше ситуация, чем была в прежние времена. Ну, а коль так, то рано или поздно станет больше и достижений. Нужно только целенаправленно продолжать гнуть линию в том же духе.

И у нас на Кубани я наблюдаю тоже явный всплеск активности. Администрация края не жалеет на спорт средств, планомерно развивает инфраструктуру. Новый министр спорта Серафим Тимченко пытается досконально вникнуть в суть процесса. И не просто вникнуть — помочь, организовать, создать.

— А как обстоит ситуация в вашем любимом настольном теннисе? Детвора просится в секции?

— Я не скажу, что валом идут, но идут. У детворы же сейчас широкий выбор в плане досуга. Вот в нашей краснодарской школе, в комфортабельном манеже, что на улице Орджоникидзе, к возведению которого я имею самое непосредственное отношение, подготовку проходят более ста ребят самых разных возрастов. И в других районах края есть прирост. Раньше, в советские времена, на Кубани было два центра настольного тенниса — в Краснодаре и Сочи. И все. А сегодня наш вид спорта активно развивается и в Славянске-на-Кубани, и в Каневской, и в Лабинске, и в Новороссийске, и в Геленджике, и в хуторе Николаенко Апшеронского района… На региональные соревнования приезжают команды из 25 муниципальных образований. Как результат, на чемпионатах Южного федерального округа сборной Краснодарского края нет равных. Немало наших ребят вызывается в различные юношеские сборные России. Кроме того, и в стране настольный теннис переживает процесс развития. Мощные центры сейчас в Москве, Нижнем Новгороде, Казани, Оренбурге, Екатеринбурге… И в целом ряде других видов спорта, я вижу это опытным взглядом, наблюдается определенное оживление. А раз так — это принесет свои плоды непременно. Количество, как известно, переходит в качество.

— Вы обронили: «опытным взглядом». Опыта вам действительно не занимать — много лет провели на руководящих постах. Работа спортивного функционера вам была по душе?

— Скучно точно не было. Тут же все зависит от отношения. Мне было интересно, я пытался созидать, ставил цели и искренне радовался, когда удавалось их достигать. А потом, эта работа подарила мне встречи с великими, не побоюсь этого слова, людьми. В департаменте спорта, например, я был замом легендарного Василия Мачуги — уникального человека! Удивлялся его работоспособности, умению вникать в самую сердцевину проблем, находить пути их решения, горячему желанию помочь конкретным, а не абстрактным людям. Недаром Мачуга был призван в Москву и стал первым министром спорта России.

— 6 мая вам, Алексей Константинович, исполнится 82. Но вы по-прежнему с головой в делах — и в центре настольного тенниса работаете, и совет ветеранов спорта Кубани возглавляете. Не устали? Не наскучило?

— Ну, а что, сидеть на завалинке?! В центре настольного тенниса мне интересно — участие в тренировочном процессе, аналитической работе по-прежнему доставляет немалое удовольствие. В совете ветеранов, который возглавляю уже более десяти лет, мне тоже интересно. Общаюсь с выдающимися людьми кубанского спорта, вникаю в проблемы, пытаюсь помочь, как-то разнообразить их и в том числе свою собственную жизнь. У меня немало идей и планов. Я так считаю: пока ты в движении — ты жив.

Ранее мы писали:

Российский спорт и западные санкции: вне политики? Забудьте…