50 миллиардов: обкурились, что ли?

50 миллиардов: обкурились, что ли?
Снова вступило в силу решение Международного арбитражного суда в голландской Гааге, который в июле 2014 года постановил, что Российская Федерация фактически осуществила экспроприацию ЮКОСа.

Это произошло в 2004 году, когда государство продало основной актив компании на аукционе, по мнению заявителей, по искусственно заниженной цене в счет уплаты долгов по налогам. Согласно решению суда Россия должна была выплатить акционерам ЮКОСа более 50(!) миллиардов долларов. Однако в 2016 году окружной суд Гааги отменил его. И вот теперь апелляционный суд там отменил уже решение окружного суда. Россия снова стала должна. Согласитесь, сумма астрономическая. Откуда она взялась, что за акционеры и при чем здесь этот суд? Возможно, ответы на эти вопросы кроются в исключительно либеральных нравах этой страны, где, как известно, многое разрешено.

Минюст РФ уже заявил, что оспорит это решение в верховном суде Нидерландов. Это последняя инстанция, которая может заблокировать решение Международного арбитражного суда в Гааге.

Но Россия может попытаться отказаться от выплат даже в случае проигрыша в Нидерландах. Например, в 2017 году Конституционный суд России разрешил властям не выплачивать акционерам ЮКОСа компенсацию в 1,9 миллиарда евро, присужденную Европейским судом по правам человека. Конституционные поправки, которые, вероятно, примут в 2020 году, дадут возможность игнорировать решения любых международных органов, если Конституционный суд признает их противоречащими Основному закону страны.
Конечно, если Россия в этот раз проиграет и откажется платить, «акционеры» ЮКОСа могут попробовать добиться ареста имущества РФ в других странах. Но, как показывает предыдущий опыт, сделать это будет непросто.

Все это вкупе со множащимися исками в этот суд со стороны Украины (и не только по «Нафтогазу», но и по неким компенсациям за Азовское море, Крым и т. д.), ожидаемыми финансовыми претензиями по делу сбитого новозеландского «Боинга» над Донбассом и другими хотелками «партнеров» наводит на мысль, что против России разворачивается еще одна война. Теперь уже финансово — судебная.

По оценкам экспертов, общая сумма только тех, что уже есть, и пока еще готовящихся к подаче исков против России может достигать от трети до половины размера золотовалютного запаса страны, большая часть которого, как известно, находится в закромах Центробанка. А он в свою очередь, является подразделением МВФ. И нет сомнений, что по команде заокеанских учредителей, в случае каких-нибудь новых санкций против России, этот якобы российский банк, конечно же, выполнит решение международного суда.

В этой связи становится понятной и поспешность российского руководства с принятием поправок в Конституцию страны, позволяющих игнорировать решения европейской Фемиды, да и покупка пакета акций Сбербанка у ЦБ, пожалуй, тоже.

Кто в правительстве Медведева в 2014 году посоветовал ввязаться в этот явно инспирированный зарубежными бенефициарами российской приватизации 90-х процесс, мы вряд ли узнаем. Тогда еще надо было доказывать, что этот суд не вправе решать вопросы национализации российских предприятий. Но… имеем то, что имеем.
Очевидно, что новый виток «дела ЮКОСа» сейчас как нельзя кстати для тех же США и особенно для Великобритании, где и живет сейчас Михаил Ходорковский. Ведь не случайно, наверное, одновременно с этим гаагским вердиктом США пригрозили санкциями «Роснефти»,к которой, напомню, в 2004 году перешли активы ЮКОСа. Пока только венесуэльскую «дочку» российской компании пугают санкциями из-за океана, но сигнал абсолютно ясен.

В школах, вузах приватизация преподносится как некое чуть ли не обязательное условие экономического процветания любой страны. Мол, государство — неэффективный собственник, а частник — то, что надо. Апологеты российской (грабительской) приватизации утверждают с разными оговорками то же самое. Их имена хорошо известны, один Анатолий Борисович чего стоит! Тем не менее никто из них не говорит, что приватизируются в первую очередь проблемные, убыточные сферы, которые являются обузой для экономики. В России в 90-е приватизировали в первую очередь сырьевой сектор и то, что можно было сдать на металлолом, — тысячи заводов и фабрик. И если кто-то думает, что Михаил Ходорковский стал лучше или эффективнее добывать нефть, чем в советские времена, то он ошибается. «Гениальность» руководства ЮКОСа (да и других российских олигархов) в том, что они создавали за рубежом дочерние фирмы, которым продавали сырье с накруткой, условно говоря, в один рубль, а те уже торговали по мировым ценам. В России же платились налоги именно с этого рубля. После национализации ЮКОСа российский бюджет стал наполняться очень активно. Все поняли правила игры.

Уверен, ни у кого нет сомнений, что эти 50 миллиардов Россия платить ни в коем случае никому не должна. Удастся это новому правительству или нет, покажет время.

Не знаю, как вам, а мне кажется, что неплохо было бы еще сотню — другую предприятий наших теперешних долгожителей «Форбса» еще тогда, в начале 2000-х, тоже национализировать.

Как вы считаете?

Читайте также: Поправки в Конституцию РФ: нужен свой банк

Марк Туапсе
Подкасты
База