Денег нет, но вы – работайте: о внутренней политике России

 Денег нет, но вы – работайте: о внутренней политике России
Если кто помнит, в 2010 году народу было торжественно объявлено о начале реализации в России приоритетных национальных проектов: «Образование», «Медицина», «Строительство», «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», «Экология». Однако эти же самые задачи перед правительством президент Владимир Путин поставил еще в 2005 году. Они первоначально назывались программами социально-экономического развития страны.
Прошло почти 14 лет. И все это время правительство нам твердит о необходимости их осуществления. Как мы помним, очередной соответствующий указ президента от 2012 года тоже не был выполнен. Новый майский от 2018 года сейчас в стадии «активного исполнения поручения президента». Впрочем, подобная зашкаливающая активность всех органов власти поначалу наблюдалась и в прошлые разы. Потом все тихо сходило на нет, так же как и вопрос о выделенных на это деньгах. Невнятные объяснения придворных экономистов о том, что замечательным проектам мешали то кризисы, то санкции, экспертным сообществом ни тогда, ни сейчас всерьез, пожалуй, не воспринимались. Есть ли вероятность, что они будут выполнены в этот раз? Давайте посмотрим.

То, что недовольство значительной части населения действиями Правительства России давно уже стало непреложным фактом существования этого органа власти, не секрет.
Многочисленные соцопросы показывают постоянное падение уровня доверия к органам власти. Но те же люди, которые исполняли и предыдущие указы, остались на своих местах. Ну или переместились куда-то по властной вертикали. Почему так происходит? Почему никто не несет ответственности за разбазаренные раньше средства, за отсутствие реальных, понятных людям результатов деятельности многочисленных министерств и ведомств? Ответ если будет, то не раньше 2024 года.
Думаю, и многие со мной согласятся, что строительство фактически нового государства, начавшееся в 2000 году, продолжается до сих пор. Почему не произошло явного прорыва за эти годы, уверен, многие поймут. Стране, практически переставшей в 90-е существовать в качестве суверенной державы, было невозможно моментально обрести утраченный статус и экономическую самостоятельность. Практически все государственные институты, налоговая и банковская системы, законодательная база были созданы при непосредственном участии западных, по большей части заокеанских советников.

Сложилась ситуация, при которой стало невозможным экономическое, промышленное развитие страны. Представить, что в те годы мог быть запущен, к примеру, Абинский металлургический завод или начал бы восстанавливать свое производство завод имени Седина, невозможно. Очевидно, что ситуация постепенно меняется к лучшему, но в то же время увеличивается расслоение общества, растет, несмотря на рапорты Росстата, число бедных, падают реальные доходы населения, не работающего в госсекторе.

Приоритетные же проекты даже в случае их частичной успешной реализации способны кардинально поменять темпы социально-экономического развития. Но почему-то у нас всегда хотят как лучше, а получается…
До сих пор нынешнюю модель нашей экономики, наверное, можно сравнивать с дырявой водопроводной трубой. Только вместо воды — деньги. Что-то доходит, как говорится, до конечного потребителя, но очень много вытекает по дороге. В офшоры, в зарубежную недвижимость, в активы других государств, в отечественные — реже. Но обязательно высоколиквидные — сырье, землю и т.д. 
Государство же вынуждено закачивать в эту трубу все больше и больше средств, чтобы решать свои задачи. Сейчас деньги на нацпроекты объявлены рекордные — десятки триллионов рублей. Сколько из них будет реально потрачено на инфраструктуру, благоустройство или медицину, не скажет никто. Но понятно одно: без масштабного латания дыр в этой денежной трубе выполнение нацпроектов возможно только в отчетах Росстата.

Вероятно, вариантов неисполнения поручения президента от 2018 года для нынешней политэлиты не существует. Но и деньги отдавать на развитие какого-то захолустья за МКАДом ей, можно предположить, не очень хочется. А так как народ у нас умный, особенно коррумпированная московская бюрократия, то варианты будут реализовываться разные.

Те, кто сталкивался с нынешней системой использования бюджетных средств (а деньги нацпроектов выделяются из госказны), знают: зарегулированность этого процесса приводит к тому, что от резервирования средств в бюджете до начала работ может пройти полгода, а то и больше. Причин много: от некачественной конкурсной документации до жуликов, или, как их еще называют, недобросовестных подрядчиков. По действующему законодательству участвовать в конкурсах на выполнение, скажем, строительных или исследовательских работ может любая фирма, хоть похоронное бюро, из любого региона страны. Не стоит, наверное, говорить и о том, что победителями многих конкурсов часто становятся не случайные организации. Но это — вершина проблемы.
О несовершенстве законодательства в сфере госзакупок, его формализме говорилось и говорится до сих пор. Однако воз и ныне там. Думается, что истинным выгодополучателем этой системы, впрочем, как и многих других, связанных с использованием бюджетных средств, становится не государство. А все те же бенефициары всех финансовых схем новой России — современная эффективная бюрократия.
Вот и недавнее решение правительства, как бы направленное на решение этой пресловутой проблемы затягивания сроков начала работ в рамках этих программ и проектов, просто гениально в своей эффективности.

Всем известно, что федеральный центр собирает большую часть средств от налогов, акцизов, других источников со всей страны у себя, а потом на условиях софинансирования делится ими с регионами. Ну там дорогу помочь построить или школу. На практике деньги, или, по-минфиновски, трансфер, из Москвы обычно можно получить лишь после выполнения всех нормативных процедур. В лучшем случае во втором полугодии, а чаще — в конце года. Какие уж тут указы можно исполнить в срок? А отчитываться надо!

И было решено: регионы с начала следующего года обязаны начинать реализацию нацпроектов за свой счет, не дожидаясь денег из Москвы! Потом эти затраты субъектам Федерации обещают возместить. Где будут все это время использоваться так решительно собираемые (за счет увеличения тарифов, размеров штрафов и т.д) финансовым блоком правительства средства на выполнение указа президента, не сообщается.
Региональные власти должны начинать работу по реализации национальных проектов с момента вступления в силу закона о бюджете, указал премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании президиума Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам. Это означает возможность проводить необходимые конкурсные процедуры уже с 1 января, а не ждать прихода средств, приводили слова премьера СМИ. Действительно, чего уж там ждать. ДЕНЕГ НЕТ, НО ВЫ РАБОТАЙТЕ, как говорится.
Также сообщалось, что депутаты Государственной Думы направляли председателю правительства обращение, в котором указывали на несвоевременное получение регионами средств на реализацию национальных проектов и государственных программ. В 2019 году таких межбюджетных трансфертов предусмотрено более 600 миллиардов рублей. Однако к середине марта в регионы перечислено только около 10 миллиардов. Так что будет ли Минфин своевременно возвращать регионам деньги, потраченные ими на то, что должно финансировать правительство, — вопрос открытый. Хотя, наверное, надо не российскую периферию заставлять напрягаться лишний раз, а упростить финансовому ведомству свои же правила. Например, начать без проволочек также с 1 января финансировать региональные госпрограммы, включив их в эти самые нацпроекты. Уверен, на местах такое воспримут на ура! Ну согласитесь, чем отличается школа, построенная в рамках регионального проекта, но раньше, чем в рамках федерального?

Понятно, что в этот раз какой-то результат будет достигнут, и остается надеяться, что большая часть этих триллионов, двигающихся по финансовой трубе, все же поступит куда надо. Хотя вопросов в действиях тех, кто отвечает за выполнение обозначенных приоритетов, много даже у неспециалистов. А вы как считаете?
Лада
База
Вольная Кубань