" />

Деньги к деньгам: почему кредиты в России дорогие

Деньги к деньгам: почему кредиты в России дорогие
Рост закредитованности населения как бы вызывает большую и серьезную озабоченность у правительства и Центробанка. В то же время резкое раздражение у них случается при любом упоминании о том, что даже незначительному росту экономики, который рисует Росстат, во многом способствует именно обнищание россиян. Действительно, сложно ведь признавать, что бедность людей служит драйвером развития реализованной в стране «эффективной» экономической модели.

Может быть, и по этой причине планы различных ведомств по борьбе с этим, как выразился Президент РФ, позорным явлением, в России выглядят, мягко скажем, утопично. В этой связи не исключено, что в чью-нибудь светлую голову придет идея создать, скажем, министерство по борьбе с этим явлением. На него обязательно выделят огромные деньги — прямо пропорционально проблематике. И все они, уверен, будут успешно и эффективно потрачены. Станет ли в этом случае меньше бедных, сказать трудно, но российские миллиардеры из «Форбса» наверняка в очередной раз укрепят свои позиции, а может, добавится к ним еще кто-нибудь, успешно реализовавший этот самый проект «Борьба с бедностью в РФ». Впрочем, так происходит со всеми громкими прорывными проектами последнего времени.

Однако шутки шутками, но проблема действительно кричащая, и, думаю, многие со мной согласятся, создана она именно текущей финансово-экономической политикой российских властей, осуществляемой, судя по всему, в интересах различных элитных группировок, а отнюдь не населения. Ну, а разве может быть иначе в новой России?

Где-то до 2010 года российская экономика демонстрировала действительно неплохие темпы развития. С 2000 по 2008 год она, по данным и российских, и зарубежных аналитических агентств, прибавляла в среднем по семь процентов в год. Сейчас это выглядит фантастично, но так было. Потом темп был утрачен, и о причинах этого много не говорится. Ведь и санкций не было особых, и о десятках миллионов бедных нам не говорили. Конечно, едва сводящих концы с концами людей было немало и тогда, но, наверное, не в таких масштабах.

Очевидно, в те годы и произошел разворот ко всей этой волатильности, таргетированию инфляции, транспарентности рынков капитала, масштабным финансовым спекуляциям, так называемой санации банков и как следствие — выводу гигантских сумм за рубеж. И где-то после 2012-го, видимо в качестве противовеса этой схеме, был взят курс на огосударствление экономики (сейчас доля госучастия в ней оценивается в 55 процентов). Эксперты полагают, что государство (читай — чиновники) различными способами, в первую очередь с помощью силовых структур, стало отжимать самые прибыльные сегменты экономики у частных предпринимателей, акционерных обществ, банков, нефтегазовых и строительных компаний и даже небольших фирм в сфере благоустройства или другой, связанной с госконтрактами. Так происходит и на федеральном, и на региональном, и на муниципальном уровне. И разве кого-то сейчас может удивить информация, что родственники и друзья чиновников, скажем, социального блока правительства получают поддержку государства в переделе рынка лекарств, а на местах контракты выигрывают одни и те же фирмы, аффилированные с местным руководством? Нет, привыкли уже. Такой новый экономический порядок установлен практически повсеместно.

И ничего бы в этом не было страшного, коррупция ведь на Руси — национальная особенность. Поэтому она была, есть и будет всегда, как уверяют те же знаменитые экономисты ВШЭ. Однако никогда, наверное, за всю историю коррупция не была такой демонстративно безнаказанной для некой группы высокопоставленных чиновников (достаточно вспомнить того же Сердюкова или Скрынник), а бывшие министры Улюкаев и Абызов, сенатор Арашуков или полковники-миллиардеры не в счет. Их система, похоже, сдала за какие-то проступки или они стали жертвой клановых разборок.

И естественным, на мой взгляд, результатом такой схемы экономического «развития» становится то, что государство сейчас пытается избавиться от социальных обязательств, минимизировав расходы на образование, науку, здравоохранение, социальную помощь, сосредоточившись на прибыльном бизнесе, управлять которым должны только «свои». Кстати, и предложенные правительством поправки в бюджет этого года, одобренные Госдумой в начале июля, предполагают сокращение расходов на социальную политику на 20 миллиардов рублей, в том числе и на пенсионное обеспечение населения — на 16 миллиардов. Ассигнования силовикам по статье «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» увеличатся на 18 миллиардов рублей. И очень показательный, на мой взгляд, момент: поддержку национальной экономики решено увеличить на 62 миллиарда рублей, но большая часть из них — более 40 — предназначены РЖД в виде взноса в уставный капитал.

А если все для «своих», то о какой-то конкуренции, развитии малого и среднего бизнеса в этом случае говорить не приходится. Поэтому, наверное, сейчас массово закрываются мелкие предприятия, ИП, а те, кто остался, жалуются на непомерный гнет проверяющих и контролирующих структур, рост финансовой и налоговой нагрузки, неимоверное количество регламентирующих и регулирующих бумаг, невозможность взять кредит под нормальный процент. Последнее обстоятельство, думаю, пусть и косвенно, но может объяснить причину непомерной закредитованности населения.

Лет семь назад мой знакомый топ-менеджер очень известной агрокорпорации как-то посетовал, что берут они в Европе кредиты для своего производства под шесть-семь процентов. Мол, банкиры им там говорят, что они еще малоизвестная на Западе фирма, а так можно было бы и по ставке 3,7 получить.

Стоит отметить, что в Краснодарском крае есть фонд микрофинансирования, в котором предприниматели в рамках соответствующей краевой госпрограммы могут взять деньги до пяти миллионов рублей под пять-шесть процентов. Но его объема на всех желающих, конечно же, не хватит. В банках ставка 15–20.
И сейчас мне вспомнился бум потребительского кредитования, развернувшийся в стране как раз с 10-х годов. Население чуть ли не насильно загоняли в кредитную кабалу, взять кредит было необычайно легко и просто. Так же как и деньги на погашение предыдущего кредита, а потом и этого, и т. д. Все это по ставкам в среднем от 15 до 20 процентов. Первым предвестником предстоящего кризиса неплатежей стало появление микрофинансовых организаций, где граждане могут как бы перехватить на жизнь, а на самом деле, в случае проблем, попасть в еще большую финансовую кабалу. И таких контор, так же как и ломбардов, становилось все больше. Кстати, сейчас при выборе жилья люди обращают внимание и на то, как много таких учреждений расположено в округе, ведь это — один из признаков социального благополучия территории.

Вряд ли кто может сомневаться, что банки тоже могут взять деньги под два-три процента на Западе (сами или с помощью ЦБ), а потом впаривать их населению по бешеным ставкам. О каких суммах, таким образом заработанных за годы кредитного рабства россиян, идет речь — даже трудно себе представить. На этом фоне миллиарды, найденные у якобы крышевавших банки полковников спецслужб, можно считать карманными деньгами. И тем более странно, что и бюджеты регионов вынуждены были кредитоваться в коммерческих банках.

Кстати, очень показателен в этом плане курьезный случай, произошедший на недавнем пятом Всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов».
Под аплодисменты зала вице-президенту крупнейшего госбанка задали вопрос: почему их чешское подразделение предлагает кредиты тамошнему населению под 3,9 и ипотеку от одного до трех процентов? Он не ответил, зато пообещал молодому человеку подарить диск со своей музыкой «за самый острый вопрос». Позже СМИ сообщали, что в этой кредитной организации объяснили разницу в ставках различиями в экономике и уровне инфляции двух стран. В Чехии она, мол, всего полтора процента. Лучше бы уж промолчали. Ведь у нас ЦБ твердит не уставая, что инфляция низкая, всего на уровне четырех процентов. Но тогда, ребята, объясните, почему ключевая ставка регулятора и, соответственно, так называемых госбанков — не эти самые четыре процента, а почти в три и более раз выше, как и ставка по ипотеке? Уверен, внятных объяснений не будет, пока работает такая примитивная, но доходная схема ростовщичества. Кстати, ЦБ отрапортовал о том, что прибыль российских банков превысила триллион… Но это официально.
О каком долгосрочном развитии экономики можно говорить, когда те же миллиарды делаются и будут делаться банками и ЦБ без особых усилий? И основа всему этому процветанию — беднеющее население, которое вынуждено брать кредиты, чтобы оплатить коммуналку или просто прожить, ведь цены у нас уже европейские. А вы как считаете?


Читайте также: Им бы понедельники взять и отменить: в России задумались о сокращении рабочей недели
Ксюша Рогозина
Подкасты
База