Идентификационный вирус: скоро все изменится

Идентификационный вирус: скоро все изменится
В ночь на 16 марта федеральная резервная система, которая выполняет в США функции Центробанка, на внеплановом заседании второй раз за месяц снизила целевой диапазон ставки по федеральным фондам сразу на один процентный пункт — до 0—0,25 процента. Глава российской Счетной палаты Алексей Кудрин считает, что это не только мера поддержки для американской экономики, но и сигнал для экономики мира.
В то же время российский ЦБ (который, как полагают многие, выполняет в России указания ФРС США), как ожидается, вскоре просто повысит ключевую ставку и продолжит распродавать золотовалютные запасы страны. Руководство нашего регулятора, как обычно во время экономических кризисов, утверждает, что таким образом оно таргетирует инфляцию и останавливает падение национальной валюты. Других рецептов у него, видимо, не имеется.

Между тем, безусловно, уже начавшийся мировой катаклизм привычными средствами преодолеть вряд ли удастся. Похоже, ситуация приобретает черты не только экономического бедствия, но и настоящего идентификационного кризиса. И не одной отдельно взятой страны, а всех.
Обрушение цен на нефть, вспышка коронавируса в Китае, мировая паника по поводу эпидемии, повсеместное введение карантина и закрытие границ, снижение темпов роста глобальной экономики — уже реалии сегодняшнего дня. И очень вероятно, это надолго. Во всяком случае, можно быть уверенными: когда эпидемия закончится и рынки вернутся в более-менее стабильное состояние, мир станет уже другим. 
И определяющим, думаю, будет выбор государствами не столько своего места в рамках новой мировой экономики, сколько самоидентификации. В данном случае это можно назвать необходимостью выбора страной не только экономической модели, но и государственной идеологии. И первый этап уже начался.

В психологии есть понятие кризиса идентичности. По отношению к человеку под этим подразумевается особый период формирования личности, во время которого он находится в поиске своего места, роли и предназначения в социуме. Как правило, это характерно преимущественно для подросткового возраста. Но вряд ли кто будет спорить, что человечество еще очень молодо. И нынешнее испытание можно назвать, наверное, тестом на взрослость. Ведь привычные механизмы цивилизации перестают функционировать на наших глазах.

Очень показателен в этом плане очередной конфликт США со своими союзниками, на этот раз с Германией.
Известная немецкая биофармацевтическая компания CureVac из города Тюбингена разрабатывает вакцины против инфекционных заболеваний и лекарства от рака. Над средством от коронавируса в ней работают с января этого года. И, судя по всему, добились каких-то успехов. 3 марта CureVac сообщила, что гендиректор Даниэль Меникелла встретился в США с Дональдом Трампом — разговор шел о разработке вакцины от коронавируса Covid-19. Меникелла уверил президента США, что в течение нескольких месяцев вакцина будет разработана, также упоминалось, что уже в начале лета можно будет начать ее испытания.
Через восемь дней гендиректора Даниэля Меникеллу неожиданно сменил основатель компании Ингмар Херр. Причина такой перестановки недолго была секретом. Вскоре стало известно, что США пытались убедить CureVac перенести свои исследования в их страну.

Сделал это лично Трамп, и бывший руководитель компании вроде бы на это согласился. Но в Берлине это намерение жестко раскритиковали, посчитав, что Трамп хочет заполучить вакцину только для своей страны. И резко высказались против провозглашенной им идеологемы «Америка превыше всего». Сразу после этого власти США закрыли воздушное пространство страны для самолетов из Европы из-за распространения коронавируса. Но, возможно, это просто совпадение.

Практически одновременно с этим в ряде СМИ начали распространяться сведения о том, что китайское руководство на волне паники скупило обесценившиеся акции множества своих стратегических предприятий, избавившись таким образом от зарубежных собственников и обеспечив суверенитет национальной экономики. Не случайно, наверное, китайские власти, когда заявляли о ликвидации очагов инфекции и прекращении ее распространения в стране, постоянно подчеркивали преимущество своей, социалистической модели развития. Все вместе это очень напоминает подготовку ведущих держав к скорой изоляции от остального мира по типу неких агломераций, анклавов или макрорегионов. Как бы по типу советского «железного занавеса».
Понятно, что, если эпидемию не удастся в относительно скором времени остановить, «железные занавесы» по всему миру начнут опускаться очень быстро. Повсеместное закрытие границ, начавшееся на этой неделе, только начало, судя по всему, неизбежного процесса изоляции. И можно быть уверенными, выбор идеологии в этих анклавах после кризиса идей и механизмов глобализации будет определяющим. Некоторые эксперты склоняются к тому, что основная борьба начнется между набирающим во всем мире популярность марксизмом и фундаментальным исламом. Впрочем, есть и другие версии.
Показательно, что сейчас, как мы видим, людям по большому счету неважно, искусственного или естественного происхождения этот самый коронавирус. Все понимают: технологии шагнули уже так далеко, что, раз появилась одна такая зараза, может появиться и другая, и третья… И будут появляться, пока это кому-то выгодно. Первое, что приходит в голову: ну не могут же банки вечно работать при нулевой ставке. Обычно в таких случаях им очень «помогают» мировые войны, но эта может стать последней, и все это отлично понимают.

Ведь, как выразился Владимир Путин, следующая война будет вестись камнями и палками. Так что и вирус, и обрушение цен на нефть — это, наверное, звенья одной цепи — грядущего передела рынков и самоизоляции государств.

В будущем глобальном противостоянии ведущих держав и формирующихся идеологий роль нашей страны пока не просматривается. Немного, правда, настораживают вновь активизировавшиеся (как во времена Медведева) разговоры чиновников и депутатов о пользе этих самых агломераций. Предварительно, напомню, их предлагалось создать шестнадцать (Краснодар, наряду с Москвой и Санкт-Петербургом, кстати, входит в их число). Это значит, что вся активная экономическая жизнь страны должна будет сосредоточиться в этих центрах. Мол, там будут инвестиции, работа для людей и куча других преимуществ для долгой, достойной и комфортной жизни граждан.
На мой взгляд, такой чисто чиновничий дискурс в очередной раз говорит о глубоком кризисе госуправления в стране. Огромная страна, огромные территории — и явная оторванность федеральных властей от реального положения дел в стране. Во всяком случае, так было до недавнего времени. Да и мощнейший в последнее время приток населения в Краснодарский край служит этому подтверждением. Бегут ведь люди не от хорошей жизни из Сибири, с Дальнего Востока и из других регионов России. Оттуда, где градообразующими остаются только вредные производства, полигоны для складирования отходов со всего мира, где земли сдаются в концессии тем же китайцам, где нет перспектив.
Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но, возможно, внесенный недавно в текст новой Конституции термин «федеральные земли» может подразумевать и создание на них новых агломераций как центров экономического роста. Впрочем, вскоре будет принят соответствующий закон, и тогда мы поймем, что под этим подразумевается.

Сейчас же ожидается, что Москва, а вскоре и другие крупные города (читай — агломерации) начнут из-за угрозы распространения вируса закрывать свои территории и вводить при необходимости режим ЧС. Власти разрабатывают планы поддержки населения и предприятий, обещают выделить на всю страну аж 300 миллиардов рублей, призывают людей не паниковать и не скупать гречку.

Может быть, они и правы. Паниковать действительно не нужно. Пройдет эта эпидемия рано или поздно, но рано или поздно все же, на мой взгляд, руководству страны, ее элитам и правящему классу придется определиться и объяснить людям, какой общественный строй получается у нас в стране и как мы будем выживать в новом, изолированном мире.

Как сырьевой придаток с шестнадцатью мегагородами или все же станем в один ряд с США и Китаем? И решение этой идентификационной проблемы, или, иными словами, формулировка национальной идеи, на мой взгляд, не менее важна, чем победа над вирусом. А вы что по этому поводу думаете?
Марк Туапсе
Подкасты
База