Им бы понедельники взять и отменить: в России задумались о сокращении рабочей недели

Им бы понедельники взять и отменить: в России задумались о сокращении рабочей недели
В канун Дня России премьер-министр нашей страны Дмитрий Медведев посетил Женеву. Там проходили праздничные мероприятия, посвященные столетию Международной организации труда. Он осмотрел также большой андронный коллайдер, пообщался с работающими там российскими учеными, встретился со своим тунисским коллегой Юсефом Шахедом и, конечно же, выступил с речью на конференции. Ее фрагмент сразу же вошел в топ новостей дня: Дмитрий Анатольевич не исключил переход на четырехдневную рабочую неделю как основу социально-трудового контракта.
Не сейчас, конечно, а в перспективе видит такую возможность наш премьер. Он аргументированно объяснил собравшимся со всего мира специалистам, что к сокращению рабочего времени приводит технологический прогресс.

Искренней заботой о трудящихся были проникнуты слова главы российского кабмина: «Постоянная погоня за успехом оборачивается системной усталостью, хроническим стрессом. Люди подчас просто сгорают на работе». Это, по его мнению, приводит к снижению производительности труда и, соответственно, экономических показателей. А сокращение рабочей недели высвободит время для досуга и самообразования, даст возможность гражданам получать новые компетенции и т. д.

Премьер горячо поблагодарил МОТ за ее замечательные стандарты и рекомендации, которых РФ строго придерживается, и призвал другие страны идти российским путем. Особенно он отметил эффективное сотрудничество, в котором наша страна воспринимает в качестве эталонов стандарты МОТ и руководствуется ими в таких важных сферах, как социальное страхование и пенсионное обеспечение.
Прочитав этот фрагмент выступления, я, честно говоря, немного опешил. Как же так: у многих людей сложилось стойкое убеждение, что пенсионную реформу нам навязал Международный валютный фонд, чьи рекомендации, кстати, эталонно исполняет финансово-экономический блок российского правительства, а тут еще один интересант. Не исключено, что найдутся еще какие-нибудь международные институты, которые нам навязывают непопулярные реформы и установки которых не менее эффективно реализуются. А вот с четырехдневкой как-то не очень понятно: мы ее что — миру рекомендуем как уже состоявшаяся пятая мировая экономика?
Ну понятно, цифровизация уже широко шагает по стране. И, пожалуй, судя по гигантским суммам, выделяемым на цели цифровой экономики (при очевидном забвении проблем в реальной), она однозначно приведет к всеобщему благоденствию в отдельно взятой стране. И будет все как в той песне, где вкалывают роботы, а не человек. Можно представить себе, как здорово будет выглядеть четырехдневка, скажем, в сельском хозяйстве, медицине, армии, энергетике, производстве и т. д. Правда, пока не появятся отечественные роботы, придется, наверное, всем нам еще какое-то время за них поработать, зато потом все будет хорошо. Но это так, к слову.

Уверен, у многих собравшихся на конференции МОТ наверняка сложилось впечатление, что наша страна уже совершила беспрецедентный прорыв в области трудовых отношений и теперь делится опытом со всем миром. В принципе, можно было бы не обращать особого внимания на тезисы речи Медведева, тем более что комментировать эту идею сейчас вроде бы особого смысла нет. Премьер выступил как бы с лекцией о возможном развитии ситуации на рынке труда. Но существует в этой связи одно очень важное обстоятельство: Дмитрий Анатольевич всегда говорит правду. Вот и в этот раз, возможно в порыве эмоций и благих намерений, он выдал еще один правительственный тренд, который (как когда-то было сказано пенсионерам про отсутствие денег) вполне может стать реальностью.

Помню, несколько лет назад руководитель одного государственного органа власти возвращался из рабочей поездки по региону как раз к концу рабочего дня. И надо было так случиться, что за ручку входной двери учреждения он взялся ровно в 18.00. И был чуть не снесен толпой своих служащих, рванувших на волю. С тех пор выходить из здания ровно в шесть вечера считается там дурным тоном, в 18.05 — пожалуйста.
Говоря про выгорание на работе, премьер, конечно же, был прав. И про стрессы тоже. Но наиболее распространены эти явления, наверное, не в сельском хозяйстве, не в промышленности, а большей частью в среде управленцев, сотрудников госсектора. И, конечно же, чиновников среднего и низшего звена, которых уже не сосчитать, но число которых, по мнению премьер-министра, необходимо увеличить еще миллиона на полтора.
Вот там — да. Там все присутствует: и стрессы и выгорание. Правильно оформить документ или отписаться по какому-нибудь поручению при постоянно усложняющихся задачах — это, понимаете ли, непросто и очень ответственно, да и на начальство надо постоянно производить нужное впечатление. Вот и нервничают они постоянно.

А психологическое и физическое здоровье людей значится в числе основных приоритетов российского правительства. Дмитрий Медведев в своей речи привел пример, что Всемирная ассамблея здравоохранения признала синдром эмоционального выгорания болезнью. И количество людей с таким заболеванием, по его мнению, просто катастрофическое.

Кстати, в некоторых ведомствах уже даже функционал ведущих и главных специалистов выносят на аутсорсинг, потому что умение правильно составить бумагу в резко помолодевшем составе чиновничества становится редкостью. А для служащих это тоже стресс. Там же всем компетенции свои повышать надо. Так, может быть, именно для этой категории населения в качестве эксперимента и будет введена короткая неделя? Чтобы не нервничали.

Не случайно вице-премьер Татьяна Голикова уже заявила, что идея четырехдневной недели обсуждается, однако пока открытым остается вопрос сохранения зарплаты. Очень хочется узнать: кому, где и за чей счет возможно сохранять жалованье, сократив рабочую неделю на 20 процентов? Коммерсанты и бизнесмены, как вы понимаете, не смогут на это пойти. А если заставят их, то, уверен, продолжительность рабочего дня увеличится пропорционально, и не исключено, что при меньшей зарплате. И так многие из них жалуются на большое количество праздников. А если один из них выпадет на четырехдневную неделю?
Но в правительстве уже начато обсуждение, и не сомневаюсь, что в выступлении премьера его подчиненные усмотрели конкретное поручение, которое можно обернуть себе на пользу. Впрочем, как всегда. А уж как обрадуются в Росстате, когда смело можно будет объявить о резком увеличении производительности труда в России на 20 процентов!
Случайно или нет, но тема четырехдневки активизировалась на фоне прогнозов о сокращении числа трудоспособных граждан в России к 2025 году. Как она в этом случае соотносится с задачами по выполнению нацпроектов? Кто их будет реализовывать? При таких прогнозах правительству нужно, наверное, восемь дней в неделю трудиться над майским указом президента, чтобы выполнить его в срок. Но этого не происходит, снова может получиться как с аналогичным поручением от 2012 года. А может быть, действительно им стоит начать с сокращения одного дня? Как в еще одной песне — им бы понедельники взять и отменить. Может, тогда все получится? Как вы думаете?

Богдан Высоцкий
База
Вольная Кубань