Конфликт разрешен или отложен: о конференции стран ОПЕК

Конфликт разрешен или отложен: о конференции стран ОПЕК
12 апреля Россия и другие производители нефти, не входящие в картель, заключили соглашение о сокращении добычи суммарно на 9,7 миллиона баррелей в сутки на два года — с 1 мая 2020 года до начала мая 2022 года. В ОПЕК+ входят 23 страны, а часть членов G20, включая США, Канаду, Норвегию, формально не участвуют в сделке, но также намерены сократить добычу, как бы демонстрируя свой взнос в общее дело.

В общей сложности видеоконференция участников новой сделки длилась четыре дня — с 9 апреля до вечера 12 апреля — с перерывами в том числе на встречу министров энергетики G20. Окончательная договоренность была поддержана Владимиром Путиным, Дональдом Трампом и саудовским королем Сальманом бен Абдель Азизом Аль-Саудом в ходе телефонного разговора.

По различным оценкам, из-за пандемии коронавируса в апреле спрос на нефть упадет как минимум на 16,8 миллиона баррелей в сутки, но падение может быть и вдвое больше, а это 30–40 процентов мировой добычи. Так что получается ОПЕК+ и страны G20 просто зафиксировали статус-кво: даже без соглашения Россия и Саудовская Аравия, вполне очевидно, сами снизили бы добычу уже в апреле, а США и так сокращают производство, в первую очередь сланцевой нефти.

Совершенно понятно, что удар пандемии по ведущим экономикам мира еще долго не позволит нефти вернуться на докризисный уровень. Впрочем, «обнадеживающие» новости есть — над крупными производственными центрами Китая вновь появились облака смога.
Президент США Дональд Трамп в разговоре с главой России Владимиром Путиным поблагодарил его за сотрудничество с нефтедобывающими государствами и приветствовал обязательство вернуть добычу нефти на уровень, соответствующий стабильности мировых энергетических и финансовых рынков. Однако, несмотря на весь позитив от новостей по этой сделке, нефть в начале недели на биржах даже немного снизилась в цене. А это, похоже, свидетельствует об окончании привычной нам модели глобальной экономики, основанной на сжигании углеводородов. Хотя что будет предложено взамен, пока никто сказать не может, но перемены, как говорится, назрели.

Понятно, что снижение добычи будет иметь очень серьезные последствия для российской экономики, в первую очередь для наших нефтяников. Российское Минэнерго уже на этой неделе проведет встречу с ними и обсудит гибкое распределение квот по снижению добычи.
Впрочем, плюсы тоже очевидны: без этой сделки, вполне вероятно, цена за баррель была бы в районе 10–15 долларов, а то и ниже, как во времена позднего СССР. Сейчас она, благодаря достигнутому компромиссу, возможно, стабилизируется в районе 30–35 долларов за баррель и останется на таком уровне до конца года. Еще и потому, что в нефтехранилища всех стран уже закачано рекордное количество черного золота по относительно низкой цене, и пока эти запасы не будут использованы, о каком-то резком росте котировок говорить не приходится. Разумеется, сократится размер валютных поступлений в страну, да и в России нефть ведь не в пустыне добывается, так что наращивать добычу, когда вырастет спрос, нам будет очень и очень дорого.

В этой ситуации, уверен, не только меня интересует следующее: решен ли таким образом окончательно вопрос с амбициями саудовских нефтяников, которые, обидевшись на Россию (выступила против резкого сокращения добычи), в начале марта этого года обрушили стоимость нефти? Или вскоре возможен новый ценовой конфликт?

Как вы считаете?

Читайте также: Мир стал нерукопожатным: кто и как спасет экономику России

Андрей
Подкасты
База