Никогда такого не было — и вот опять: триллионы рублей потратили непонятно на что

Никогда такого не было — и вот опять: триллионы рублей потратили непонятно на что
Некоторые крылатые фразы Виктора Степановича Черномырдина, на мой взгляд, стоит размещать если не на фасадах правительственных учреждений, то в их коридорах, уж точно. Хотя бы для того, чтобы при рождении очередной прорывной инициативы ее авторы и исполнители учитывали опыт реализации предыдущих экономических или социальных новелл.

В качестве основополагающего и характеризующего многие управленческие процессы в стране подошло бы его, пожалуй, эпохальное высказывание: «Хотели как лучше, а получилось как всегда» или «Никогда такого не было — и вот опять».

Ну согласитесь, подходит ко всему, что нам преподносится, бывает, в качестве безусловных достижений. Широко рекламируемые правительственные программы, проекты, стратегии с их самым лучшим на свете обоснованием, увы, зачастую, после соответствующих проверок той же Счетной палатой, оказываются всего лишь очередной масштабной схемой по выводу средств. По ее последним данным, около двух триллионов рублей только за прошлый год было потрачено, попросту говоря, непонятно на что. Стало уже, к сожалению, привычным своеобразное исполнение самых благих намерений властей постоянно растущим штатом эффективных управленцев.

Возьмем, к примеру, совсем недавнюю правительственную кампанию по сокращению в федеральных министерствах, ведомствах и их региональных подразделениях 5–10 процентов должностей чиновников. Планировалось, что сокращения будут проходить в том числе и за счет вакантных должностей, которых там всегда есть процентов 18–20. Так что, скорее всего, к 1 апреля на некоторое время сократится всего лишь количество имеющихся вакансий. Впрочем, так бывало уже не раз. Потом их число снова увеличивается, так как появляются все новые не менее грандиозные задачи.

И все было бы ничего и в этот раз, привыкли уже. Но, как всегда, что-то пошло не так, сказал бы, наверное, Виктор Степанович в данном случае. И связан риск невыполнения этой кампании по чистке рядов, на мой взгляд, еще и с тем, что не было выполнено предыдущее обещание предыдущего правительства — не придумывать новых налогов и не повышать старые. Но, к примеру, как иначе рассматривать тот факт, что ставка НДС по лизингу племенного скота и птицы с правом выкупа с Нового года будет 20 процентов вместо 10, что наверняка весьма актуально для кубанских сельхозпроизводителей? Примеров много, но это так, к слову.

Среди прочих фискальных новшеств недавно в России появился так называемый экологический сбор. Сиречь тот же налог, но вид как бы сбоку. Его администратором стал Росприроднадзор. И вот на фоне объявленной кампании по сокращению чиновничества это ведомство, по данным общероссийской организации «Деловая Россия», может увеличить свой штат в 21 раз! О чем общественники и предупредили премьер-министра страны.

И что самое интересное, увеличение численности Росприроднадзора с четырех до почти 85 тысяч человек вполне обоснованно. Именно такое количество специалистов потребуется для ежегодной проверки 12 миллионов отчетов от производителей товаров, обязанных платить экосбор в рамках реформы расширенной ответственности производителей и импортеров товаров, использующих упаковку, посчитали в организации. Дело в том, что в стране насчитывается примерно четыре миллиона таких предприятий и ежегодно им придется подавать минимум три отчета по исполнению положений реформы: декларацию о количестве выпущенных в обращение товаров и упаковки; отчетность о нормативах утилизации и расчет экологического сбора. Таким образом, ежедневно сотрудникам природоохранного ведомства нужно будет проверять приблизительно 48583 документа, подсчитали специалисты.

Возможность такого прорывного расширения штатов совсем не исключена, потому что в конце прошлого года, когда функции администратора этого сбора планировалось передать налоговикам, тогдашний глава ФНС Михаил Мишустин заявлял о необходимости для этого дополнительного набора 12 тысяч новых сотрудников.

Впрочем, в правительстве заявляют, что всячески поддерживают представителей бизнеса, которые говорят о необходимости усиления контроля за реализацией программы расширенной ответственности производителей (РОП). Расходы на увеличение штата Росприроднадзора в бюджет, мол, не заложены, и контроль за плательщиками экосбора можно осуществить более современными методами — «через цифровизацию систем администрирования, синхронизацию данных профильных ведомств и объектов регулирования». Представитель вице-премьера правительства Виктория Абрамченко, курирующая это направление, также усомнилась в необходимости увеличения штатов ведомства. Мол, ответственность по уплате экосбора останется на производителях товаров и т. д. Хочется спросить: а проверять они будут сами себя, что ли?!

Да и с утвержденными методиками расчета этого самого экосбора, по мнению специалистов, чехарда происходит. Ведомство с октября объявило о намерении штрафовать компании, которые используют не утвержденные Минприроды методики (там почему-то не спешат расширять действующий перечень). В результате большинство крупных промышленных предприятий, в том числе и на Кубани, теперь рискуют не получить документы по нормированию выбросов, а также комплексное экологическое разрешение, необходимое для ввода новых объектов. А если расчеты выбросов ведутся по не утвержденным правительством методикам, их могут признать сверхнормативными и плата компаний вырастет в 25 или 100 раз — в зависимости от типа объекта. Или, добавим, от мнения проверяющего. Вот и ответ на вопрос, почему не спешат в природоохранных ведомствах дополнять этот пресловутый перечень, ведь деньги где-то брать надо.

Для понимания всей остроты проблемы достаточно представить себе, что с мангала в небольшом кафе этот сбор может составлять столько же, сколько с чадящего КамАЗа. Не исключено, что и пожарить шашлыки на природе скоро станет непозволительной роскошью для граждан. Впрочем, несмотря на то что РОП как бы действует уже года четыре, предприятия и ИП не будут заинтересованы в использовании более экологичных материалов по одной простой причине: население и так пусть и косвенно, но фактически полностью оплачивает утилизацию отходов своими коммунальными платежами. Собственно говоря, как и многие другие масштабные экономические проекты. Но это опять же к слову. Так что прав был Виктор Степанович: ведь хотели же как лучше — природу сберечь, воздух сделать чище. И получилось как всегда — очередной сбор с населения, в данном случае за воздух. Но ведь есть еще и вода…

Известный пример: в 1918 году Великобритания предлагала российскому Временному правительству помощь в борьбе с большевиками всего лишь за 50 процентов акций питерского «Водоканала». Тогда пожалели… 

Кто сейчас является, как говорится, конечным бенефициаром российских водоканалов — вопрос, как говорится, открытый. Но вот на днях, после пресс-конференции Владимира Путина, который обратил внимание на проблемы с водоснабжением в Крыму, Новороссийске и Геленджике, стало известно, что государственный ВЭБ и акционеры «Альфы» создадут «мегаконцессионера» в сфере ЖКХ, чтобы «улучшить систему водоснабжения в России» и «улучшить условия жизни людей».

Было сказано, что госкорпорация поможет «Росводоканалу» (90 процентов акций находятся у крупнейших владельцев «Альфа-Групп» Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева, 10 процентов — у гендиректора «Росводоканала» Антона Михалькова) с выходом в новые регионы. Куда двинут в первую очередь свои полки новые концессионеры, догадаться нетрудно. Точно не в глубинку. И то, что скоро начнется передел существующего рынка поставки воды населению, думаю, очевидно.

Если просто, то, на мой взгляд, политика будущих партнеров будет строиться на «мягком» принуждении (с помощью госкорпорации) глав регионов к передаче создаваемой структуре в концессию систем водоснабжения и водоотведения. Под предлогом, что, мол, у вас снизятся издержки, не надо будет постоянно просить деньги у федеральных властей на содержание и ремонт сетей и т. д.

В то же время мы знаем, что ни одна концессия по определению не может обходиться без участия иностранного капитала. А как же в случае с нашей мегакорпорацией по водоснабжению, которая, кстати, будет создана на базе холдинговой компании с уставным капиталом 10 тысяч рублей, которую те же три совладельца «Альфы» и Михальков учредили ранее? На мой взгляд, очень удачная форма для привлечения иностранных инвестиций, и главное — распоряжения полученной прибылью. Ну действительно, госкорпорации с зарубежными интересантами вести дела будет сложновато.

Вспоминается, что ранее Российский фонд прямых инвестиций и французский оператор коммунальных услуг группа Veolia заявляли о намерениях на базе «Росводоканала» создать «национального лидера по оказанию коммунальных услуг в России и странах СНГ». Похоже, эти планы начинают сбываться. Кто в конечном итоге их оплатит и кто на этом заработает, тоже, думаю, понятно. Да и контроль над стратегическим ресурсом — дело в политике не последнее.

И вот в этой связи мне вспомнились другие классики — Ильф и Петров, которые, как вы помните, писали о двух концессионерах. Тогда, во времена нэпа (пока его не отменили), было очень модно создание таких совместных предприятий. Литераторы утрировали: от совместного предприятия по поднятию затонувшего в Крымскую войну корабля с грузом золота до концессии на снятие магазинных вывесок.

Сейчас вроде бы другие времена, другой общественный строй, но эффективное использование провластными олигархическими структурами все новых и новых способов относительно честного отъема денег у населения, похоже, становится новой экономической политикой. Или уже стало?

А вы как думаете?

Читайте также: Цены стремительно растут: нужны ли продуктовые карточки?

Расул
База