От тюрьмы и сумы: поднимут ли заключенные российскую экономику?

От тюрьмы и сумы: поднимут ли заключенные российскую экономику?
Директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Калашников на днях выступил с предложением организовать на крупных строительных и других объектах исправительные центры для осужденных, имеющих право на принудительные работы. Что это за право такое, он не разъяснил, но суть инициативы понятна: направить заключенных туда, где не хватает рабочей силы и трудятся мигранты.

Он заявил, что среди 480 тысяч заключенных, которые сейчас содержатся в исправительных учреждениях, примерно 188 тысяч «имеют право на такое исполнение наказания, как принудительные работы». При этом он заметил, что недавно Президент РФ встречался с руководителями Таджикистана и Узбекистана. Речь на встречах лидеров государств шла и о том, как наладить поток мигрантов для российских объектов, где не хватает рабочей силы. Александр Калашников заявил, что его ведомство, в свою очередь, реально готово организовать ее поставку. Причем, отметил руководитель ФСИН, «это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые достойные условия, потому что этот человек уже будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, получать достойную зарплату».

Так, по его словам, к примеру, в Магаданской области на золотых приисках работают мигранты из Средней Азии, и местные власти вынуждены организовывать для таких рабочих чартерные рейсы, чтобы они могли вернуться домой. В этой связи, считает Александр Калашников, «лучше спецконтингенту построить общежития, предоставить рабочие места. Зато они останутся там, они будут там же работать. И мы решим трудовую проблему, и произойдет та самая социализация».
И уже 24 мая федеральные СМИ сообщили, что Министерство юстиции РФ ведет переговоры с крупными инвесторами о создании в России центров исправительных работ с количеством трудоустроенных заключенных от одной тысячи человек. Причем подчеркнули, что ведомству интересны крупные инвестиционные проекты, для которых нужна именно такая и более численность осужденных, имеющих право на исправительные работы.

Совершенно очевидно, что решение о создании новых, так сказать, трудовых лагерей принято и одобрено. И в скором времени мы узнаем, как эта система начнет функционировать и развиваться, думается, прорывными темпами.
Разумеется, у этой уже не инициативы, а, считай, нового или модернизированного старого механизма развития экономики страны есть и защитники и оппоненты.

Противники видят в этом начало процесса создания в стране сети частных исправительных учреждений и приводят в качестве аргумента Америку, где в последнее время действует система частных тюрем. Утверждают, что там практикуется многочасовой принудительный труд, причем зарплаты заключенных настолько мизерны, что к концу месяца зек оказывается кругом должен администрации. И во что это может превратиться у нас, остается только догадываться. Другие, наоборот, уверяют, это надо было сделать давно, хотя бы потому, что для большого количества заключенных, отбывающих срок за незначительные преступления, работа действительно необходима. Ведь, по данным того же Минюста, сегодня в стране создано всего лишь около восьми тысяч рабочих мест, где могут быть трудоустроены заключенные.

В этой связи, согласитесь, сам собой напрашивается вопрос: в стране миллионы мигрантов, и как с помощью менее чем двух сотен тысяч зеков составить им конкуренцию, заместить тех же азиатов на ударных стройках инфраструктурных проектов? И возникает крамольная мысль: а не захочет ли кто-нибудь из будущих бенефициаров этих «трудовых центров» использовать все ужесточающееся, по мнению экспертов, российское законодательство для пополнения рядов «имеющих право на принудительные работы».
А вы как думаете?

Читайте также:

Борьба с коррупцией: о чем заставляет задуматься очередное громкое задержание?

Богдан 3
База