Отменит ли пандемия пенсионную реформу?

Отменит ли пандемия пенсионную реформу?
При обсуждении срочно разработанного правительством и немедленно внесенного в Госдуму проекта закона о поголовной кьюаризации населения, желающего посещать публичные места, торговые центры, ездить по железной дороге и летать самолетами, некоторые депутаты, хотелось бы думать — с искренней горечью, говорили о том, что в РФ отсутствует собственная национальная стратегия борьбы с коронавирусом, а используются исключительно рекомендации глобального минздрава — ВОЗ. В СССР, мол, ввели бы карантин на месяц — и не было бы у заразы таких масштабов. Как, к примеру, делали в Японии или Китае. Но, увы, капитализм-глобализм на дворе в самом разгаре, а Россия, как не раз заявляли с высоких трибун, — часть глобального мира. Ну раз там решили — значит, так тому и быть…

Примечательно, что на фоне безусловно первоочередной пандемийной повестки дня в информпространстве вновь обострилась тема пенсий. Точнее, ее среднего размера. Который и после злополучной реформы не очень радует, даже в долларовом эквиваленте.

Так, в 2017 году средняя по стране, по данным Росстата, пенсия составляла 12425 рублей (185 долларов по тогдашнему курсу), в 2018-м — 13300 (205), в 2019-м — 14200 (218), в 2020-м — 15130 (232), в 2021-м — 15801 (214). Но по итогам года — должны же, понимаешь ли, быть видны положительные результаты пенсионной реформы — цифры наверняка скорректируются. 

Количество получателей пенсий в стране, судя по официальной статистике, за эти годы сильно не выросло. В 2017 году их было 45,7 миллиона, в 2018-м — 46, в 2019-м — 46,4, в 2020-м — 46,2, на начало 2021 года — 45,6. И вроде бы ничего катастрофического для бюджета нефтедобывающего и социально ориентированного государства, судя по цифрам, не происходит, да и количество пенсионеров сейчас такое же, как и в 2017-м. И увеличения их числа не ожидается, ведь возраст выхода повышен. Но давайте посмотрим, из-за чего возникла полемика.

Дискуссия в нижней палате российского парламента разгорелась перед принятием во втором чтении на этой неделе законопроекта об утверждении бюджета Пенсионного фонда России на 2022–2024 годы. И цифры в нем повыше, чем было в 2020–2021 годах, да и дефицита не наблюдается. Казалось бы, ну чего возмущаться? Нашим пенсионерам ведь любая добавка лишней не будет, пусть даже небольшая — около тысячи рублей.

Но народные избранники полагают, что она может быть больше, ведь бюджет у страны профицитный. Вот он на днях еще на семь триллионов подрос. А Фонд национального благосостояния, который и был, кстати, создан для дополнительного финансирования Пенсионного фонда РФ (а используется типа на некие инфраструктурные проекты и валютные спекуляции), уже превысил 15 триллионов рублей — более половины бюджета страны! И на эти (на минуточку, как бы пенсионные) деньги года три можно было бы ежемесячно выплачивать пенсионерам, как перед выборами в Госдуму, по 10 тысяч рублей. Не говоря уже об индексации работающим, по сути, ради выживания пенсионерам.

Итак, согласно документу доходы ПФР в 2022 году составят 10,154 триллиона рублей, причем намного больше половины этой суммы составляют не деньги из Фонда нацблагосостояния, а дотации из федерального бюджета и трансферты из региональных бюджетов субъектов Федерации (а зачем тогда, спрашивается, нужен этот триллионный ФНБ?!). Среднегодовой размер страховой пенсии в следующем году составит 17,115 тысячи рублей, а в выборном 2024 году — 18,733 тысячи. Авторы пенсионной реформы, помню, обещали свыше 20, но и так вроде бы положительная динамика, безусловно, есть. Вот только почувствуют ли нынешние и будущие пенсионеры облегчение при бешеном росте цен и очень высокой инфляции — вопрос, как говорится, интересный. Но каждый на него может ответить сам.

По мнению многих экспертов, анализировавших причины повышения пенсионного возраста дорогих россиян, огромные суммы из так называемых независимых пенсионных фондов до года так 2018-го регулярно выводились из страны. Авторы этих схем, как, например, Борис Минц, близкий друг и соратник Анатолия Чубайса, сбежали как раз к этому времени из России. Так как лопнули семь его НПФ и четыре банка. СМИ называли это «аферой века», а исчезнувшие суммы (читай — влитые в экономику ЕС) исчисляли триллионами. Он и другие его «коллеги» давно находятся в международном розыске, но, скорее всего, живут себе где-нибудь в Англии припеваючи.

А когда стало приближаться время выплат по обязательствам этих НПФ, оказалось, что денег-то нет, и проблема обрушилась на государство. Вот и решили, наверное, власти, чтобы спасти всю систему, поднять пенсионный возраст. И за счет «сэкономленных» на этом средств обеспечить выплаты старикам, чьи деньги банально украли ушлые банкиры. Чудовищно? Цинично? Отнюдь. На мой непросвещенный и консервативный взгляд, это абсолютно закономерный для нынешней либеральной, скажем так, частно-государственной экономической системы с лучшим в мире механизмом трансграничного движения капиталов результат любой реформы. Что, к сожалению, в здравоохранении, что в образовании, что в госуправлении. Причем эксперты единодушны в одном: все эти реформы, в том числе и очередная пенсионная, были навязаны, продавлены Международным валютным фондом в лице как бы нашего Центробанка.

Именно эта организация денно и нощно курирует банки, финансы, пенсионную и страховую сферу. Кстати, из всех так называемых социальных государственных фондов только Фонд обязательного медицинского страхования включен в систему органов государственной власти и на федеральном, и на региональном уровне и как бы находится вне бдительного ока мегарегулятора. Может быть, поэтому у нас все еще не так плохо с медициной? Пенсионный же, в который с каждой зарплаты в стране платят взносы (причем намного выше, чем налоги), является юридическим лицом. Таким же, как, собственно, и Центробанк. И кто учредители ЦБ и ПФР, доподлинно неизвестно. Впрочем, успокаивает то, что по действующему законодательству имущество и средства на счетах этих учреждений пока еще являются государственной собственностью.

Основные же претензии к пенсионной системе заключаются по поводу непонятности исчисления пенсий, постоянно меняющихся правил и условий. Раньше для расчета было все просто и понятно — стаж и зарплата. Но с 2002 года стали учитываться в первую очередь размеры взносов в Пенсионный и Страховой фонды. Поэтому тогда ничтоже сумняшеся авторы той двадцатилетней реформы для начала приняли закон, согласно которому пенсия лиц до 1967 года рождения исчисляется на основании документов о стаже и зарплате до 2002 года, а тем, кто младше, — уже по новой системе. Таким образом, очень большое количество людей, трудившихся во время 90-х, или тех, чьи документы были утеряны во время приватизации и разрушения советских предприятий, могут рассчитывать только на минимальную пенсию. Впрочем, на мой взгляд, и по новой системе многие тоже будут получать минималку: слишком много людей трудилось и трудится в так называемом сером секторе экономики.

Так почему же, спрашивается, мы десятилетиями слышим о проблемах Пенсионного фонда? Ведь по здравом размышлении их быть не должно. Ну не такие уж высокие у большинства россиян пенсии на фоне рекордных доходов бюджета, в том числе и от продажи ресурсов. Кроме того, пенсионные и страховые фонды во всем мире являются основными и самыми серьезными государственными инвесторами. А у нас? Формально инвестициями ПФР управляет тоже как бы госструктура — ВЭБ, возглавляемая бывшим вице-премьером медведевского правительства Игорем Шуваловым, тем самым, что за госсчет на бизнес-джете собачек за границу на выставку возил. Пенсионные деньги ВЭБ по закону инвестирует, конечно же. Но исключительно в облигации Центробанка, доходность по которым ниже инфляции. Однако вся эта огромная сумма денег годами, десятилетиями не вкладывается в экономику страны (поэтому и ее «серый» сектор велик), не работает на реальный рост благосостояния.

В связи с думской дискуссией подумалось: когда нас убеждали в необходимости повышения пенсионного возраста, врачи, известные ученые, политики в унисон твердили, что после 60 у человека наступает самый работоспособный возраст, медицина сделала чудеса и современный россиянин стал жить дольше, счастливее и т. д. Мол, для полного счастья пусть еще и работает в свое удовольствие. Облагодетельствовали, так сказать. Но вот грянула пандемия — и в числе первоочередных мер население 60+ объявили группой риска. Неоднократно говорилось, что в этой среде самая высокая заболеваемость и, соответственно, смертность. И власти многих регионов приняли решение об обязательной вакцинации и самоизоляции таких работников. Иными словами, та часть населения, которая, по задумке властей, должна дополнительно трудиться еще минимум пять лет и не получать пенсии, стала фактически невостребованной, потенциально опасной для рынка труда. Теоретически эти люди могут остаться без пенсий, без гарантированного заработка. Так почему же не отменить эту реформу? Ведь пандемия, судя по заявлениям властей, прекращаться в скором времени не собирается. Очевидно, что настала пора государству Российскому продемонстрировать эту самую социальную ориентированность. И защитить своих граждан все же пенсионного, а не самого работоспособного возраста.

А вы как считаете?

Ранее мы писали: Повышение тарифов ЖКХ как способ борьбы с бедностью

Расул
База