" />

Отсутствующие приоритеты: как делят Фонд национального благосостояния

Отсутствующие приоритеты: как делят Фонд национального благосостояния
Наше нынешнее общественно-политическое устройство страны как нельзя лучше может охарактеризовать очередная дележка бюджетных средств. Казалось бы, на фоне уже явно обозначившегося стремления правительства избавиться от «излишних» социальных обязательств должны быть озвучены иные государственные приоритеты.

Могли бы и сказать народу: мол, впредь не будем тратить наши деньги на поддержку малоимущих, потому что это неэффективно, а будем развивать и двигать вперед, скажем, науку, производство, АПК, ВПК или что-нибудь еще, важное и перспективное, то, что действительно поспособствует прорыву и решению многих застарелых российских проблем. О том, что этого в ближайшей перспективе не предвидится, можно судить по планам освоения новой гигантской суммы.

Сейчас в правительстве пытаются поделить средства стремительно выросшего в последнее время так называемого Фонда национального благосостояния. Пусть никого не смущает название — это не про наше с вами состояние, уж точно. Вид прошений о срочной необходимости получения этих госсредств, судя по уже появившимся новым «приоритетным» проектам, разнится. От совершенно диких до явно пока неосуществимых. Так, государственная корпорация «Почта России» требует около сотни миллиардов на превращение себя самой в сеть алкомаркетов, аптек, грузотакси. Много чего еще есть в планах почтовиков, но нет такого, что хотя бы отдаленно имело отношение к непосредственной обязанности этой структуры — доставке корреспонденции и, что для нас особенно важно, прессы. Не знаю, поддержат ли эту бредовую, на мой взгляд, новацию в правительстве. Но если так случится, то, возможно, почтальон будет приносить вовремя не номер любимой газеты или журнала, а банку пива.
Предложение РЖД можно выразить лозунгом: «Даешь достройку БАМа!». Точнее — на достройку. Одному только «Газпрому» требуется на строительство завода по производству сжиженного природного газа и газохимического комплекса в Усть-Луге порядка 2,3 триллиона рублей. А это примерно та часть средств ФНБ, которая теоретически может быть потрачена внутри страны. Также звучало предложение Минфина компенсировать выпадающие (из-за предоставления льгот «Роснефти») доходы бюджета за счет фонда и т. д.

Сейчас в нем скопилось свыше 7,8 триллиона рублей, с начала года объем удвоился. Ожидается, что к началу следующего его ликвидная часть может превысить семь процентов от ВВП. При достижении этого уровня правительству, в соответствии с бюджетным правилом (конечно же, установленным ЦБ), Центробанк высочайше позволит тратить их на любые цели. Хотелось бы думать, что они пойдут, например, на исполнение майского указа президента и соответствующих нацпроектов. Или будут за его счет в конце концов в полном объеме дофинансированы многочисленные региональные проекты. Но это вряд ли. Скорее всего, Минфин и ЦБ, забыв о разногласиях по поводу влияния масштабов потребкредитования в России на будущую ведущую экономику мира, либо продавят решение о заморозке этих средств на счетах регулятора, либо продолжат скупать американские ценные бумаги и играть на курсе национальной валюты.

И меньше всего многочисленные эксперты склонны верить, что правительство может использовать ФНБ для снижения налогов на бизнес, отмены акцизов и пошлин, а также стимулирования внутреннего потребления как одного из признанных в мире способов поднять экономику. Но, судя по всему, это не для России.

Примечательно, что дележ нового источника денег происходит в то время, когда Президент РФ высказал «серьезную обеспокоенность медленным ростом доходов населения». Случилось это на совещании по экономическим вопросам, в котором участвовали помимо самого Владимира Путина и сотрудников АП первый вице-премьер — глава Минфина Антон Силуанов, глава Минэкономики Максим Орешкин и председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. Именно те люди, от которых, по большому счету, зависит и экономическая ситуация в стране, и то, на что будут потрачены средства нацпроектов и Фонда нацблагосостояния. Да и наши с вами доходы и сбережения, наверное, тоже.
Вот вспомнилось выступление Эльвиры Набиуллиной после ее прошлогодней поездки в США на мировой слет центробанкиров. Она тогда сообщила, что эпоха потребления для россиян закончилась. Какая приходит на смену, не уточнила. Но, думаю, по той политике, что ведет возглавляемый ею ЦБ, для большинства населения наступает эпоха выживания. Это так, к слову.

Президент закончил встречу с членами кабмина, на которой, кстати, отсутствовал Дмитрий Медведев, такими словами: «Хотел бы услышать ваше мнение по поводу того, какие конкретные шаги вы предлагаете предпринять для повышения доходов граждан и в целом, как я уже сказал, придания более устойчивой динамики роста самой экономике». Судя по тому, что полностью стенограмма этого совещания не была опубликована, разнос державным экономистам-финансистам был серьезный. Жаль, что не присутствовал премьер-министр, но у него наверняка была уважительная причина.
Странно, на мой взгляд, что практически сразу после этого совещания, уже ближе к вечеру, в СМИ начала транслироваться информация Минэкономики о том, что в обновленном прогнозе социально-экономического развития страны в 2019 году реальные располагаемые доходы населения вырастут не на 1 процент, а всего лишь на 0,1. Это что, ответ президенту на его замечания?
Затем, как бы для усиления эффекта, подведомственный Максиму Орешкину Росстат выдал: по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в апреле — июне 2019 года доход ниже прожиточного минимума получили 18,6 миллиона россиян, то есть бедных стало на 0,2 процента больше, чем в прошлом. Если уже статведомство не может скрыть динамику падения доходов (читай — уровня жизни) и начинает транслировать «неудобные» цифры как бы в ответ на критику президента, то можно предположить, что и с исполнением других поручений главы государства правительство не справляется и не собирается больше это скрывать.

Стоит, наверное, ожидать, что никаких структурных преобразований и мер, кроме расчетов Росстата, показывающих руководству страны прорывное движение вперед, рост продолжительности нашей жизни в комфорте на просторах ведущей экономической державы, принято не будет. Цели нацпроектов в понятном людям виде при сложившейся системе их реализации достигнуты, скорее всего, тоже не будут. Отчасти и потому, что ожидаемый, по данным того же Минэкономики, годовой рост российского ВВП в 1–1,5 процента близок, на мой взгляд, к обычной статистической погрешности. И снижение экономических показателей уже не скрыть пафосными отчетами Росстата.

И очень странно, что происходит все это при профицитном бюджете, растущем объеме ФНБ и ценах на сырье! Но деньги почему-то в экономику в нужных количествах не поступают. При значительных финансовых активах государства рост реальной денежной массы в экономике незначителен. Хотя это тоже необходимое условие для экономического рывка. О каком росте реальных доходов можно говорить, когда закредитованность населения превышает все мыслимые пределы, а количество остро нуждающихся людей только растет? Да и кредиты по грабительским ставкам люди все чаще берут «на жизнь»: надо же как-то дотянуть до обещанного в 2024 году благоденствия…

Мы постоянно слышим мантры о низкой инфляции на уровне 4,5 процента, и это выдается за величайшее достижение Центробанка и финансового блока правительства. Но во всех странах размер инфляции как минимум совпадает с ключевой ставкой регулятора. ЦБ ее установил сейчас на уровне 7,25 процента. Ставки по кредитам и ипотеке в той же Европе коррелируются с уровнем этой самой инфляции. И там они два-три процента, в Дании и Швеции вообще на нулевом уровне, поэтому там даже кредиты по отрицательной ставке выдают населению.
Так какая же она у нас, инфляция, на самом деле? Такая, как ключевая ставка ЦБ? Как кредит по ипотеке? Как ставка в любом госбанке? Как рост цен в магазинах? Там уж точно не на 4,5 процента за год выросли цены. И понятно, что ни правительство, ни Центробанк никогда не назовут размер истинной инфляции, точнее, величину ежегодного обесценения наших с вами доходов. Потому что это станет приговором всей спекулятивной финансово-экономической модели, выстроенной в России. Да и трудно себе представить, что на размер этой самой инфляции влияют какие-то рыночные механизмы или действия правительства. Похоже, она просто устанавливается Центробанком. Так же как и курс рубля.

Но, может быть, наконец-то произойдет перелом, смена ориентиров у нынешней правительственной элиты? Может быть, они начнут сами соблюдать те нормы и правила, которые принимают для всех остальных, и поймут, что страна не заканчивается за МКАДом? Что там живет не балласт новой России, а такие же граждане, которые и не требуют много по сути. Ну не хотят, наверное, все гордиться «макроэкономическими успехами», приведшими к такому росту нищеты. Нужно-то человеку совсем немного: стабильной работы и зарплаты, уверенности, что рождение детей не приведет к бедности и будет на что их собрать в школу, что не надо бояться визита в поликлинику и т. д. Может, на это стоит тратить деньги того же фонда в первую очередь? А вы как думаете?

Читайте также: Кому достанется пенсия: об инвестиционном капитале
Саша
Подкасты
База