Постпандемическая реальность: не надо нас топорно поучать

Постпандемическая реальность: не надо нас топорно поучать
В начале недели на американской бирже контрактная цена на нефть ушла в минус, а в России случилась первая протестная акция против самоизоляции. В обоих случаях — дело рукотворное. В США просто переполнены все хранилища, поэтому нефть, условно говоря, приравняли к банковской ставке, чтобы избежать кризиса ликвидности. Чисто спекулятивная игра.
Всем понятно, что не может никакой реальный продукт, кроме денег, стоить минус сколько-то, так что какого-то судьбоносного влияния на рынок в целом эта новость не имела. Но, судя по всему, произвела огромное впечатление на бывшего премьера страны Дмитрия Медведева.

Только страна вздохнула от его регулярных сентенций о прорывном развитии страны, только поверила, что все эти безумные траты на провальные социальные и экономические проекты, много лет по сути уничтожавшие потенциал страны (зависимость страны от импорта просто чудовищная, что в медицине, что в АПК, что во всей экономике), закончились, как он вновь возник в медийном пространстве. До этого, наверное, в целях пробы его выпустили в эфир в четыре часа утра (символично, на мой взгляд), и ДАМ поведал миру, какая бяка этот коронавирус, что всем надо мыть руки, слушать специалистов и т.д. Словом, это был некий дайджест уже сто раз сказанного с разных трибун, но экс-премьер все это глубокомысленно повторил. Хорошо, что страна в это время спала. В этот раз он озаботился ценами на нефть...
Замглавы Совбеза Дмитрий Медведев призвал перейти к принципу take or pay (бери или плати) в мировой торговле нефтью. При этом он заподозрил чей-то коварный картельный сговор в обвале нефтяных котировок в понедельник и сразу же написал об этом на своей странице в Facebook.
«Эта ситуация должна быть предметом самого внимательного анализа, поскольку подрывает восстановление мировой экономики. Вероятно, в будущем принципы торговли нефтью могут измениться, например с учетом опыта заключения долгосрочных энергетических контрактов, использующих принцип «бери или плати», — заявил Медведев.

В секретариате Медведева ТАСС пояснили, что «из-за проблем с коммуникацией и связью сначала была опубликована только часть комментария», а «при публикации финальной версии текст был скорректирован». И дальше тишина.

Мы все помним предельную честность и откровенность экс-премьера, когда он выдавал истинные смыслы деятельности правительства, хоть про те же деньги, которых нет. Похоже, и в этот раз Дмитрий Анатольевич выдал какую-то буржуинскую тайну.
Итак, принцип «бери или плати», если упростить его описание в специальной литературе, сводится к тому, чтобы производитель мог продавать длительное время минимально гарантированные покупателем объемы той же нефти, которой слишком много и всю ее сразу продать невозможно. А снижать объемы производства данного вида продукции никак нельзя. Ну там инвесторы сильно вложились или государство.
По сути, это такая форма долгосрочного демпинга. Кстати, этот принцип был применен нашим национальным достоянием в контрактах с европейскими и китайскими потребителями газа, большинство из которых заключено на срок до 25 лет на базе межправительственных соглашений. Но узнать, по каким ценам реально продается сырье «партнерам», уверен, будет трудно или вообще невозможно. А Дмитрий Анатольевич, желая дать человечеству дельный совет, невольно засветил, вероятно, основной принцип торговли российскими энергоносителями. Ведь первый вопрос, который возникает после его лекции народам Земли: а чего это все эти наши добывающие госкомпании многие годы все в убытках и постоянно просят у государства денег на их погашение?

Впрочем, ответа на этот, как и на многие другие возникающие к властям вопросы, скорее всего, не будет. А если и будет, то, как обычно, в форме лекции, которые нам постоянно читают с телеэкранов чиновники всех мастей. Что по экономике, что по здравоохранению, что по педагогике, что по тому, что будет со страной. Но тут уже — поэзия.

На мой взгляд, новая постпандемическая экономическая и политическая реальность, которая на наших глазах начинает формироваться, вскоре будет напоминать школу, где всех нас будут учить, как жить, работать, кого любить, а кого с утра ненавидеть в новых условиях. У всех будут электронные дневники, а учителя будут читать лекции…
Как так получилось, что, когда большая часть населения рискует остаться на минимальном жизненном пайке, ему вместо четкого и какого-то внятного плана действий по спасению доходов, рабочих мест читают лекции по экономике и политике? И небывалыми темпами вводят все новые и новые формы контроля над населением? Наверное, очень просто «руководить» огромной страной, используя всего лишь вековечное уважение русского народа к власти. 
Последние лет десять ментальность населения России ломали, что называется, через колено, европеизируя его, уничтожая традиционные ценности народа. Все эти понятия толерантности, ювенальной юстиции, защиты прав меньшинств и т.д. вколачивались в головы россиян просто прорывными темпами. Используя методики, отработанные на Западе десятилетиями.

Помню, у нас в университете был спецкурс об основах и методах пропаганды в зарубежных СМИ. Уверяю вас, то, что тогда считалось кощунственным промыванием мозгов, очень быстро стало нормой на российских телеканалах. И уже нормально воспринимаются факты, что коррупция — это не зло, что членам правительства можно возить семьи и собачек за госсчет на самолете и строить свои бизнес-империи, что власть имущим нельзя запрещать иметь недвижимость за рубежом, а то мотивации работать у них не будет, и т.д. Словом, старая школа продолжает работать, новая уже формируется, а учителя будут все те же.

Вот и недавний пример из этой же серии полнейшего игнорирования общественного мнения. Кому-то в Агентстве стратегических инициатив (создано правительством для продвижения приоритетных социальных проектов) пришла в голову прорывная идея, поражающая своим гуманизмом. Там предложили на какое-то время «оказания поддержки работникам организаций» приравнять мигрантов к гражданам РФ для получения ими пособия по безработице и ряда других льгот и выплат.

Эту гениальную инициативу уже направили премьеру Мишустину. При этом весьма патриотично сослались на опыт Португалии, которая на время борьбы с коронавирусом и его последствиями приравняла к гражданам страны 580 тысяч мигрантов. Представители агентства уже прочли в СМИ соответствующую лекцию на эту тему, приводить их аргументацию, думаю, нет смысла.
Миллионы гастарбайтеров могут вскоре сесть на госбюджет. И, думаю, со мной многие согласятся, что в вопросах выбивания пособий они будут более организованны и эффективны, чем те же наши предпенсионеры, о проблемах которых говорится гораздо меньше, чем о правах завозной рабочей силы.
И протестная акция во Владикавказе — результат не только того, на мой взгляд, что у людей там нет работы или еды. Там к инциденту привело то, что мы часто называем основной российской проблемой, — разница между телекартинкой с заявлениями руководителей разного уровня и реальностью. Там народ возмутился тем, что, несмотря на общий запрет, работало предприятие, принадлежащее, как сообщалось в СМИ, семье главы республики.

Мы видим, как на самом деле трудно воспользоваться сейчас декларированной государством помощью и огромному количеству самозанятых, и индивидуальным предпринимателям, и безработным (может, для мигрантов только облегчат процедуру получения пособия), и матерям с детьми. Здесь вообще все за гранью понимания — им огромное количество бумажек надо собрать во время карантина, чтобы этой помощью воспользоваться. А зачем, спрашивается, тогда уважаемым ведомствам все эти цифровые базы данных? Что, там не знают, сколько таких мам?! Так что, наверное, в ближайшее время нам начнут читать лекции о благе цифровой экономики? А то многие ученики не понимают, в чем ее смысл (да и других новаций правительства) в сложившихся российских реалиях.

Система контроля, в том числе и цифрового, за населением уже апробирована и показала свою эффективность в столице. Теперь дело — за регионами. Понятно, что эта эпидемия рано или поздно пройдет, ей на смену могут прийти другие заболевания, так что готовность к этому в стране, безусловно, должна быть высокой.

В этой связи подумалось: а вдруг в России обнаружат вирус политической неблагонадежности режиму или чрезмерной критики неэффективности властей? А он может в случае чего (как во Владикавказе) заразить гораздо больше людей, чем коронавирус. А вы как думаете?
Андрей
Подкасты
База