Публичная власть, или Каждому региону по своему премьер-министру

Публичная власть, или Каждому региону по своему премьер-министру
Вопросы отказа России от участия в Болонском образовательном процессе затмили одну, но тоже актуальную тему. В последнее время, после обсуждения возможностей отмены или переноса Единого дня голосования в сентябре, в который должны пройти еще и выборы губернаторов 15 регионов, ряд СМИ и телеграм-каналов сообщили, что в верхних эшелонах власти начали обсуждать возможность введения во всех субъектах Российской Федерации должности премьер-министров и обязательного создания в структуре региональных органов исполнительной власти правительств, которые они должны будут возглавлять.

Сейчас такие правительства действуют в 32 регионах. Но и раньше администрации ряда субъектов РФ преобразовывались в правительства, потом снова становились администрациями, через какое-то время, с приходом нового руководителя, все вновь менялось, и т. д. Словом, какого-то внятного аргумента в пользу той или иной организации управленческого процесса на местах, на мой взгляд, еще не сформулировано. Более того, нельзя с уверенностью сказать, что регионы, где губернаторы возглавляют администрации, цветут краше тех, где ударно трудятся правительства. К примеру, на Кубани губернатор — глава администрации, но темпы развития у нас выше, чем у соседей, где созданы правительства. А вот с Правительством Москвы в РФ по мощи вряд ли кто сравнится. Однако Кубань-то уже наряду со столицами — в числе российских регионов-лидеров. Но это к слову.

Апологеты унификации системы органов исполнительной власти в республиках, краях и областях по единому стандарту практически в унисон отмечают, что введение должности председателя правительства оправдало себя. А в недавнем исследовании, проведенном по заказу, скажем так, высших госструктур, говорится, что все региональные премьер-министры в последние месяцы сосредоточились на разработке мер поддержки бизнеса и населения в условиях санкций. В тех регионах, где есть премьеры, именно они чаще всего возглавляют созданные антикризисные штабы. Замечательным выводом о роли «маленьких» премьер-министров в новейшей истории можно считать опубликованные выдержки из отчета одной уважаемой экспертной структуры, составившей рейтинг активности региональных глав правительств, в котором значится, что «большинство совещаний, проводимых премьер-министрами, прямо или косвенно касались мер, направленных на стабилизацию экономики в новых условиях. Важным направлением работы региональных премьеров стал также мониторинг цен на продукты питания и товары первой необходимости. Ряд глав правительств самостоятельно выезжают на объекты или активно информируют о проблеме подписчиков в социальных сетях».

Неподготовленному читателю может показаться, что до местных, так сказать, премьер-министров никто этими вопросами просто не занимался, но сели стройными рядами в свои кресла председатели правительств в регионах — и стали проводиться совещания (вот это да!), региональные власти начали обращать внимание на рост цен и другие социальные проблемы (не может быть!). А до этого, получается, ни губернаторы, ни министры и помыслить себе не могли заниматься всем этим, что ли?

Авторы, надо полагать, нового этапа административной реформы, проводящейся в рамках реализации недавно введенного в Конституцию России понятия «публичная власть», судя по всему, намереваются не только научно обосновать необходимость, но и нормативно утвердить единообразие органов исполнительной и законодательной власти по всей стране. Начало уже положено: ранее были приняты изменения в действующее законодательство, согласно которым губернаторы будут повсеместно именоваться главами субъектов, региональные депутаты приравниваются по статусу к федеральным госслужащим и т. д.

В вышеназванном рейтинге эксперты делают вывод, что должность главы региона может стать исключительно политической. Он сосредоточивается на укреплении своего рейтинга: занимается PR-активностями, делает громкие заявления, выходит в народ, взаимодействует с институтами гражданского общества и т. д. Председатель же правительства занимается такими прозаическими вещами, как решение финансово-экономических, социальных вопросов, курирует исполнение нацпроектов и других госпрограмм и по сути занимается текущим государственным управлением регионом. При этом делается существенная оговорка: деятельность субъектных премьер-министров может быть довольно эффективным решением, если глава региона не будет постоянно вмешиваться в деятельность председателя правительства. Главное здесь, на мой взгляд, — НЕ ВМЕШИВАЕТСЯ. Но что-то подсказывает мне: когда главу региона отстраняют от контроля за финансовыми потоками, ограничивают его, так сказать, полномочия и контроль над местными бизнес-элитами, ничем хорошим это, как правило, не заканчивается. Но это опять же к слову.

Можно с большой долей вероятности предположить, что институт областных, краевых, республиканских премьеров будет в скором времени внедрен в практику госуправления. Во-первых, это полностью увязывается как с неофициальной концепцией вертикали власти в России, так и с целями установления системы публичной власти в стране. Более того, еще в 2020 году, после принятых изменений в Основной закон страны, в Госдуму был внесен президентский законопроект о правительстве, которым закрепляются новые нормы Конституции. В нем предполагалось, что вице-премьеры и федеральные министры могут замещать не только должности полпредов президента, но и иные должности в органах власти разного уровня. В том числе и регионального.

Во всяком случае, идущая перестройка системы госуправления так или иначе ставит вопрос о будущем статусе губернаторов: кем они будут в новой системе публичной власти — политиками или хозяйственниками? Сейчас главы субъектов по сути являются единственными акторами региональной политики, принимаемыми федеральным центром, к тому же прочно встроенными в Вертикаль. Однако растущее в обществе напряжение, связанное с ростом цен, санкционным давлением, все новыми и новыми вызовами, в первую очередь адресуется РЕГИОНАЛЬНЫМ властям. И в такой стрессовой ситуации губернаторы должны разрываться на два фронта — демпфируя очаги социального напряжения и одновременно обеспечивая требуемые показатели выполнения нацпроектов, госпрограмм, темпов роста и т. д.

Станут ли правительства реальным центром принятия управленческих решений на местах в непростой период, ПОКАЖЕТ ВРЕМЯ. Но если премьеров будут согласовывать в Правительстве РФ и направлять их в регионы — так же, как кандидатов в губернаторы от Администрации президента (а скорее всего, так, на мой взгляд, и случится), то тогда этот вопрос в политической повестке станет более чем актуальным. Ведь далеко не все губернаторы будут готовы уйти на вторые роли в финансово-экономических отношениях с федеральным центром, да еще при этом нести персональную ответственность за социальную стабильность на вверенной территории.

Скорее всего, на фоне новых вызовов и проблем губернаторы научатся или их научат работать в тандеме со своими премьер-министрами. Вспомните, недавно всем регионам назначили кураторов — вице-премьеров (Кубань и ряд южных регионов достались г-ну Хуснуллину). Так что, вполне возможно, руководители правительств в регионах станут основными помощниками, а также инструментом реализации плановых или экстренных мер на территориях, которые курируют «большие» вице-премьеры.

А вы как считаете?

Ранее мы писали:

Ротация губернаторов, или Вертикаль власти врастает в регионы