Россия — США: ультиматум или предложение, от которого нельзя отказаться

Россия — США: ультиматум или предложение, от которого нельзя отказаться
На моей памяти практически все публичные выступления Президента РФ проходили, скажем так, в ровном, даже демонстративно невозмутимом эмоциональном тоне говорящего. Никогда глава государства публично не давал воли страстям, какие бы проблемные темы ни обсуждались, на какие бы острые вопросы ни приходилось ему отвечать. В этот же раз, на мой взгляд, он еле сдержался.

Прошедшее во вторник расширенное заседание коллегии Министерства обороны России стало, наверное, не последней точкой экстремума в обострившемся внешнеполитическом конфликте Москвы с США, Евросоюзом и НАТО. Да и заголовки мировых и федеральных СМИ за последние дни способны дать представление о градусе напряженности: «Шойгу заявил о подготовке американскими ЧВК провокации с химоружием в Донбассе», «Ультиматум Путина: Россия, если хотите, похоронит всю Европу и две трети США за 30 минут», «Россия должна стоять на коленях. Пойдет ли Запад на диалог с Москвой?», «США могут подтолкнуть Украину к нападению на Крым», «Путин заявил о недоверии к долгосрочным юридическим гарантиям США», «Требования Президента РФ Путина оскорбляют США и НАТО», «Байден объявил спецоперацию против России» и даже «США хотят ограничить импорт смартфонов и автозапчастей в Россию» в случае вторжения на Украину. Добьют россиян окончательно, понимаешь ли, дефицитом айфонов, а высокотехнологичная «Лада-Гранта» без американских чипов не сойдет с конвейера. Но это к слову.

У Владимира Путина в начале его выступления перед командующими войсками пару раз дрогнул голос. То ли от обиды, то ли от с трудом скрываемого, мягко говоря, раздражения. Первый раз глава государства еле сдержался, когда говорил, по сути, о предательстве бывших «партнеров», разваливших в свое время СССР.

Путин сказал о пяти волнах расширения НАТО на восток, несмотря на успокаивающие заявления Запада с конца 80-х годов. Причем это происходило, как сказал глава государства, когда между Россией и США, Россией и всеми основными странами НАТО «были безоблачные отношения, просто чуть ли не союзнические».

— Говорил уже публично — еще вам скажу, напомню: на объектах ядерного оружейного комплекса Российской Федерации сидели на постоянной основе американские специалисты. На работу ходили туда каждый день, столы стояли там рабочие и флаг США. Ну куда больше? Чего еще надо? В Правительстве России работали советники США, кадровые сотрудники ЦРУ советовали. Чего еще? Зачем надо было поддерживать сепаратизм на Северном Кавказе, причем с помощью даже ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России) — ну не ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России), там другие организации были террористические? Явно террористов поддерживали. Зачем? Зачем надо было расширять НАТО, выходить из договоров по ПРО? То, что сейчас происходит, та напряженность, которая складывается в Европе, — это их вина, — ровным голосом произнес президент.

Он также сказал, что вблизи России идет развертывание элементов глобальной ПРО США. Расположенные в Румынии и планируемые к размещению в Польше пусковые установки Mk41 адаптированы к применению ударных систем «Томагавк», а если ракетные комплексы США и НАТО появятся на Украине, то их подлетное время до Москвы сократится до семи-десяти минут, при размещении же гиперзвукового оружия — до пяти. И что это, как не вызов безопасности?

Одним из шагов, способных, по мнению российского руководства, предотвратить дальнейшее негативное развитие событий, в том числе и связанных с активизацией в последнее время процесса вступления в НАТО Украины и Грузии, стало недавнее предложение Соединенным Штатам о принятии взаимных гарантий безопасности. Которое, как посчитали западные СМИ, было выдвинуто Кремлем в ультимативной форме.

Речь идет о документе, размещенном 17 декабря этого года на сайте МИД России, и называется он «Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о гарантиях безопасности». Может ли в данной ситуации предложение заключить договор считаться ультиматумом, сказать сложно. Но предложением, от которого в нынешних кризисных условиях США не стоит отказываться, — пожалуй, да. Способен ли хотя бы теоретически этот договор в какой-то мере стать новым гарантом международной безопасности в период уже фактически произошедшего разрушения всей архитектуры послевоенных договоров? Думаю, скорее всего, нет. Тем более что американский президент, говоря о спецоперации против РФ, заявил, что у его подчиненных время ограничено. Ведь он опасается, что в ближайшие «четыре недели» повторятся события 2014 года и произойдет «вторжение России на Украину». Так что надо, мол, успеть предотвратить «русскую агрессию».

Очевидно, что предел терпения у российского руководства иссяк, да и если посмотреть на ситуацию отстраненно, то фактически все постсоветское пространство, за исключением разве что Белоруссии, находится если не под прямым контролем США и их союзников, то под сильнейшим влиянием. В словарях же, как вы помните, ультиматумом называется требование, связанное с ограничением времени на его исполнение и угрозой серьезных последствий в случае отказа. Так что почти месяц на раздумье у Байдена во всяком случае есть. Да и мы все понимаем, что никаких военных действий в Донбассе до Нового года не будет. Обнадеживает и то, что хоть и вялая, но реакция на предложения России со стороны Белого дома все же последовала. Там уже не исключают возможности обсуждения «инициативы Москвы», проработки юридических аспектов соглашения и т. д.

В документе МИД четко предлагается договаривающимся сторонам не использовать территории других стран для подготовки агрессии, так как — и это, пожалуй, основной пункт проекта соглашения — прямое военное столкновение между нашими государствами способно привести к применению ядерного оружия. Еще одной статьей договора Соединенным Штатам Америки делается предложение взять на себя обязательства по исключению дальнейшего расширения НАТО в восточном направлении, отказаться от приема в альянс новых государств, ранее входивших в СССР, не создавать военные базы на их территориях, не развивать с ними двустороннее военное сотрудничество. Также отдельным пунктом исключается развертывание ядерного оружия вне национальной территории. И это требование, как вы понимаете, тоже касается только США. Возьмут ли они на себя, так сказать, повышенные обязательства по снижению напряженности в Европе, узнаем, наверное, через четыре недели.

Впрочем, думаю, военная составляющая нынешнего обострения отношений России и Запада является не единственной и, наверное, даже не главной. В преамбуле проекта договора как обязательное условие сотрудничества значится «отказ от поддержки организаций, групп и отдельных лиц, выступающих за неконституционную смену власти, а также любых действий, имеющих целью изменение политического или социального строя одной из договаривающихся Сторон». А этого те же штатовские демократы никогда себе позволить не смогут, чего им тогда насаждать по миру? В том числе и с помощью силы.

В этой связи подумалось, что не помешало бы в эти четыре недели выйти наконец-то из ВТО, где уже требуют от России прекратить заниматься импортозамещением, перестать безоговорочно следовать рекомендациям той же ВОЗ, тогда, глядишь, и цены снизятся, и пандемия на спад пойдет. Не помешало бы еще и тех, кто все это время проактивно вывозит из страны золото и продолжает вкладывать государственные деньги в ценные бумаги США, как говорится, НАЧАТЬ ПРИВЛЕКАТЬ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ЗАКОНАМ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ. Ведь эти меры могли бы наравне с новейшими видами вооружения нашей армии тоже стать нормальной гарантией безопасности страны.

А вы как думаете?

Ранее мы писали:

Что испугало в госдеп США, или Чего ждать от пресс-конференции президента?

Саммит G20: глобализация как высшая стадия капитализма