Сапоги должен тачать сапожник: несколько слов об импортозамещении в России

Сапоги должен тачать сапожник: несколько слов об импортозамещении в России
Очередной прокол случился в структурах, отвечающих за экономическое развитие нашей страны. Национальное рейтинговое агентство выпустило отчет, согласно которому цели, обозначенные в государственной стратегии импортозамещения до 2020 года, не были достигнуты.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков привычно негативно отреагировал на данные о провале этого проекта, объявленного еще в 2012 году в ответ на введенные антироссийские санкции. Он считает, в частности, что программа успешна, и есть большие успехи в импортозамещении основной продукции, в том числе мяса. И с его посылами, пожалуй, можно отчасти согласиться. Хотя бы потому, что за последние годы Кубань показала очень мощный рывок, что в сфере производства сельхозпродукции, что других продуктов отечественного производства. Но такая ситуация для всей страны, увы, не характерна.

Согласно данным Национального рейтингового агентства Россия не смогла за счет внутреннего производства заместить поставки основных категорий импортных продуктов, в том числе запрещенных к ввозу в рамках ответных контрсанкций. Но наш «адекватный ответ» привел, по большому счету, не столько к росту отечественного производства(на это ведь время надо), сколько к тому, что из Украины и особенно Белоруссии хлынул поток запрещенных яблок, рыбы, птицы, сыра, хамона и т. д., но уже под брендами наших ушлых бывших советских соседей, заполнив образовавшиеся на рынке ниши.

Помнится, в апреле прошлого года российский президент на одном из совещаний неожиданно спросил тогдашнего министра экономики Максима Орешкина о результатах этого самого импортозамещения и потраченных на эти цели средствах. Ни того, ни другого, как выяснилось, министр не знал, но отделался легким конфузом, как говорится. Сумму назвал сам глава государства — около 600 миллиардов рублей и сказал, что тенденция импортозамещения должна быть продолжена. Хотя, на сайте Минэкономики на тот момент можно было найти информацию, что общий объем средств, направленных на содействие импортозамещению, за период 2015–2018 годов составил около 1,6 триллиона рублей и главное здесь, наверное, слово «содействие. Не «обеспечение», не «достижение», или хотя бы «освоение». Впрочем, правительственной комиссией по импортозамещению тогда руководил сам Дмитрий Анатольевич, и спрашивать его сейчас о результатах освоения этих средств, сейчас, согласитесь, как-то неудобно. А то, что на итоги той деятельности обратили внимание только сейчас, так это, наверное, просто совпало с начавшейся зачисткой многочисленных проправительственных «институтов развития».

И вот обнародован как бы экспертный отчет о выполнении этого поручения главы государства, направленный, по большому счету, на обеспечение продовольственной безопасности страны. И я вот не могу понять, какими надо обладать фантастическими компетенциями, чтобы потратить даже 600 миллиардов на «содействие» , а не на реальную и прямую поддержку своих производителей. Впрочем, упомянутая выше зачистка, возможно, позволит сделать эффект от действительно нужных программ не виртуально-статистистическим, а реальным.

А то, что по ряду показателей производства мяса, молока, овощей, фруктов и ряда других позиций действительно произошел рывок, и в том, что, к примеру, в 2019 году внутреннее производство этих продуктов в 2.5 раза превысило экспорт, так это, на мой взгляд, отнюдь не заслуга импортозамещателей из экономического ведомства. Они там вряд ли себе даже представляют, как все это выращивается и производится на полях.

Этот успех, опять же, на мой взгляд, есть результат целевой программы развития АПК, ряда других федеральных и краевых программ поддержки, которым кубанские власти уделяют самое пристальное внимание.

А вот у Минэкономики основной инструмент достижения нужных показателей — подведомственный Росстат.

Например, в отчетах структур, ответственных, за импортозамещение может говориться, например, что поставка рыбы из Норвегии, до эмбарго составлявшая почти 40 процентов всей импортной рыбы почти полностью прекращена. Мол, этот недостаток восполняется, в основном, поставками из Чили. Но совершенно случайно при этом поставки рыбы из Норвегии в эту латиноамериканскую страну одновременно выросли примерно на столько же. Правда, на бумаге или нет, не уточняется. То же самое с поставками тех же овощей из Евросоюза — они волшебным образом начинают прибывать к нам из Латинской Америки. Вот и получается, что наши ответные санкции превращаются в неплохой для их исполнителей бизнес. Примеров такого «импортозамещения», когда «санкционка» молниеносно превращается в разрешенный к ввозу в РФ продукт много, и вряд ли подобное где-нибудь возможно без участия провластных структур. И, может быть, о высокопоставленных кураторах подобных схем мы когда-нибудь и узнаем, вон, про таможенника с тоннами золота в собственном подвале рассказали же, но это так, к слову.

Совершенно уверен, что наши производители, и не только в АПК, смогли бы действительно совершить много прорывов, если бы отечественный рынок защищался, как положено, понятными и нужными производителями действиями, а не «содействием». И, может, лучшим моментом в политике импортозамещения стал бы немедленный выход из всех этих международных рыночных организаций глобальной торговли и в первую очередь из ВТО. Наверное, тогда не приходилось бы нам втридорога покупать нашу же рыбу в зарубежной упаковке или турецкие помидоры на Кубани. Но это, наверное, из области фантастики.
Да и есть еще одно важное обстоятельство: все эти прорывные программы, в том числе и импортозамещение, вряд ли могут быть эффективными, когда объем внутреннего рынка уменьшается из-за постоянного падения доходов населения. А отечественная продукция хоть и дешевле зарубежной, но тоже дорожает постоянно. Вот как, например, с подсолнечным маслом. Из-за неурожая спрос на него и цены выросли, в том числе и за рубежом. В Минэкономики, наверное, чтобы все не вывезли, на днях привычно предложили поднять экспортные пошлины на него. А как это отразится на производителях, и будут ли они сеять подсолнечник, если цены на него упадут? Словом, все эти вопросы требуют очень взвешенного подхода и заниматься ими должны, думаю, аграрии, а не экономисты.

И как тут в очередной раз не задуматься, а почему у нас нет нацпроекта, скажем, «Сельское хозяйство» или «Промышленность»? Ведь обсуждается сейчас в СМИ только «провал» в области замещения импортной сельхозпродукции, но не слышно как-то о том, как оно происходит в сфере промышленности и технологий?

Показательным примером реального импортозамещения сейчас можно считать, пожалуй, Китай, ведущий постоянные торговые войны с США. Это не удавалось никому сделать где-то с 80-х годов прошлого столетия, когда сначала в латиноамериканских странах, а потом в азиатских начался бум отказа от американского промышленного оборудования и замены его на собственное (чаще всего советское).

Результат китайского импортозамещения такой, что они уже и свой квантовый компьютер, говорят, создали и на астероиды за грунтом летают, не говоря уже об освоении лунной целины. Без всяких программ, нацпроектов и песен руководителя космического ведомства. В этой связи вспомнилось, как перед отставкой главного приватизатора и нанотехнолога страны г-на Чубайса (ныне главного по связям с зарубежом) СМИ начали вспоминать небывалый успех «Роснано» в производстве графеновых нанотрубок. Вот только мало кто сообщил, что к июню 2020 года в Китае было зарегистрировано 16 800 компаний, связанных с графеновым бизнесом. Создано 29 графеновых промышленных парков, 54 графеновых института и 8 графеновых инновационных центров. А у нас только — «Роснано» с трубками и два предприятия — партнера этой сверхтехнологичной госкорпорации, да еще сотни потраченных миллиардов, регулярно выделявшихся этой структуре.

И стоит признать, что в сфере АПК ситуация все же выглядит более обнадеживающей, чем в сфере промышленности и технологий. Да и вступивший на днях в силу запрет на ввоз в РФ азербайджанских томатов и яблок, наверняка, если это не кратковременная политическая акция, даст дополнительный стимул нашим аграриям.

Но еще раз повторюсь, вопрос импортозамещения совсем не прост, и в этой связи очень хотелось бы услышать мнение крупных кубанских сельхозпроизводителей о том, как им благодаря или вопреки чему удалось сохранить и даже нарастить высокие темпы роста аграрного производства? Уверен, у них есть свое видение того, каким должно быть настоящее импортозамещение и какие государственные программы на самом деле нужны.

А вы как думаете?

Читайте также: Кто спасет голодающих: миру в 2021 году грозит гуманитарный кризис

Богдан 3
База