В России кризис победили зарплатами в правительстве

В России кризис победили зарплатами в правительстве
В последнее время вновь активизировались разговоры о скором и неминуемом экономическом кризисе. Причем если причиной предстоящего мирового падения рынков в основном должна якобы стать перекапитализация и последующее банкротство крупнейших торговых интернет-площадок типа «Амазона» или «Фейсбука», то в России основу для кризиса многие эксперты называют рукотворной.

«Разве могут у нас быть какие-то проблемы при таком профицитном бюджете и красочной картине Росстата, отметившего замечательную „сбалансированность“ экономики и рост зарплат россиян?» — спросите вы. Впрочем, судите сами.

По темпам роста ВВП нас давно уже опередил даже Казахстан, у них он около пяти процентов в год. В 2019 году, по всем прогнозам экономических ведомств России, выйти за пределы роста даже в 1 процент будет очень затруднительно. Виной тому называют повышение НДС, продолжение падения реальных доходов населения и вероятное снижение цен на нефть. Впрочем, это в прошлом году торжественно предрекала глава Центробанка г-жа Набиуллина. Осенью, сразу после приезда из США, она пообещала, что даже при цене в 100 долларов за баррель нефти роста российской экономики свыше 1–1,5 процента не будет. Как видим, слова у нее не расходятся с делом.

Зато по приросту миллиардеров мы на первом месте в мире. На конец 2018 года их насчитывался 101 человек. Трое из них вошли в десятку самых богатых людей Британии. Надо ли говорить, какой там ВВП?
В то же время у нас, по разным данным, от 18 до 20 миллионов бедных людей. И их количество растет на фоне радужных отчетов профильных ведомств о состоянии российской экономики. Так в чем же, позвольте спросить, задачи и цели отечественной экономики? В том, чтобы делать жизнь людей более достойной, как, впрочем, и прописано в указе президента, или создавать инкубаторы для миллиардеров на российском сырье и дешевых человеческих ресурсах?

Похоже, реализован второй сценарий. Темпы вывода капиталов из страны напоминают известный сценарий разграбления колоний. Только теперь — под маской демократии и «превосходных», по мнению МВФ, условий для свободного движения капиталов.
Финансовую политику и роль Центробанка в этом процессе нельзя, как говорится, не отметить особо. Еще в 2013 году, через год после того, как в России были зафиксированы реально высокие темпы роста экономики, ЦБ начал реализовывать свою стратегию «плавающего курса» рубля и «таргетирования инфляции». Иными словами, создавать условия для роста кредитных ставок, снижения объема заемных денег в реальном секторе экономики, спекуляции на курсе национальной валюты.

Все это привело к спаду производства, а в конечном итоге — к падению доходов населения. По некоторым данным, в первом квартале 2019 года реальные доходы населения рухнули на 2,3 процента. И даже этот горячо ожидаемый ничтожный годовой рост ВВП на один процент объясняется доходами от продажи сырья и закредитованностью домохозяйств.
О каком росте экономики может идти речь, когда в стране гробится малый и средний бизнес и не развивается производство? Да и широкая реализация инвестпроектов, о необходимости которых тоже трубят на всех уровнях, вряд ли возможна при высоких процентных ставках. Поэтому банки и занимаются чем угодно, кроме инвестиций в производство. Зато темпы роста налогообложения значительно опережают рост экономический. Точнее — его отсутствие.

При таких делах — все в порядке с наполнением консолидированного бюджета, так как деньги изымаются в него из наших с вами карманов и из экономики тоже. Те меры господдержки, которые декларируются, некоторые экономисты соотносят в процентах с налоговой нагрузкой как 1 к 52! Поэтому, как вы понимаете, каких-то условий для роста экономики нет. И как будет выполняться поручение президента — войти к 2024 году в число пяти ведущих экономик мира? Непонятно. Тем более с такими базовыми показателями.

Впору уже, наверное, говорить об деиндустриализации страны при деградирующей экономике. Советник Президента РФ известный экономист Сергей Глазьев по этому поводу пояснял в СМИ, что архаичная система, выстроенная ЦБ, фактически ввергла нашу экономику в средневековье. Доступных кредитов нет, деньги сегодня только у ростовщиков, а ростовщиками стали государственные банки, которые занимаются финансовыми спекуляциями, потребкредитами, манипулированием финансовым рынком. Добавим: и откровенным рейдерством к тому же. Также им была названа сумма, которую страна потеряла из-за такой архаичной и бессмысленной политики ЦБ. Порядка 25 триллионов рублей.

Согласитесь, очень интересное совпадение. Примерно в такую же сумму должны обойтись как бы профицитной казне все нацпроекты. Но вот незадача: денег этих никто не видел, о каких-то сверхдоходах, полученных в бюджет на эти цели, слышно не было. Наоборот, бремя их финансирования, или изящнее — софинансирования, уже возложено на регионы.
Если принять за данность, что 25 триллионов из-за провальной политики ЦБ, санирования разворованных банков, неудачных спекуляций с китайской и японской валютами и т. д. действительно потеряны, то не будет, наверное, слишком неправдоподобным предположение, что эти потери эффективные экономические менеджеры попытаются компенсировать за счет манипуляций с деньгами нацпроектов. Не случайно уже разгорелся скандал с выделением денег на эти цели регионам. Точнее, с мизерным их поступлением на места. На каких счетах хранятся и что происходит с запланированными средствами — никто сказать не может.

Но то, что за короткое время стоимость нацпроектов, после объявления президентом страны в мае прошлого года соответствующего указа, выросла с первоначальных 10–11 триллионов до нынешних 25–27, не может не наводить на размышления. Первое, что приходит в голову: если такие деньги у государства были, смысл пенсионной реформы становится вообще туманным. Ее прогнозируемый эффект если и скажется, то уж точно не к 2024 году — сроку исполнения поручений Владимира Путина. Так зачем было ее проводить под шумок чемпионата мира, а потом демонстративно неадекватными высказываниями некоторых правительственных чиновников вызывать дополнительное негодование в обществе?
Ответы на эти и многие другие вопросы вряд ли появятся в ближайшее время. Хотя, наверное, даже школьнику понятно, что нынешняя российская экономическая модель учитывает чьи угодно интересы, но не национальные. Да и как может быть иначе, если руководство ЦБ всерьез заявляет, что высокая процентная ставка по кредитам — благо для российской экономики? При этом продолжая тратить сотни миллиардов на расчистку банковского сектора, сомнительные спекуляции и санации проблемных банков.
Итог года работы «нового» Правительства РФ: по предварительным данным Росстата, опубликованным в конце прошлой недели, за первый квартал этого года российский ВВП вырос всего на 0,5 процента к январю — марту 2018 года. Одновременно стало известно о новом рекорде объемов чистого оттока капитала из России: за четыре месяца этого года он составил 34,7 миллиарда долларов, превысив в 1,9 раза показатели годичной давности за тот же период. До минимума снизились и объемы иностранных инвестиций в российскую экономику, продолжают падать реальные доходы населения и т. д.

Такое падение министр экономики Максим Орешкин объяснил в том числе и налоговыми причинами. Мы помним, как в прошлом году и это министерство, в числе прочих, исторгало вал всевозможных инициатив правительства по введению новых сборов, штрафов, налоговых маневров и т. д. Результат этой деятельности привел к падению ВВП, на что теперь сетует министр. Очень оригинально: мол, я не я и хата не моя.

Судя по всему, экономическая ситуация прорывными действиями правительства осложнилась настолько, что даже известный своей принципиальностью Росстат не смог нарисовать больше полупроцента роста ВВП на фоне требуемого от правительства улучшения всех социально-экономических показателей. Но есть ли даже эти полпроцента или результат вообще отрицательный?
Впрочем, в российском «белом доме» уже победили кризис и улучшили показатели. На днях объявили, что зарплаты правительственных чиновников повысили, или, как там говорят, «вернули урезанное». Объяснили это тем, что сейчас они вернулись на докризисный уровень, так как в 2015 году служащим в Кремле и правительстве пришлось урезать жалованье на десять процентов. Ну чем не показатель прорыва? Читай — кризиса никакого уже нет.

А население, судя по недавним, предшествующим этому событию соцопросам, не просто стало значительно счастливее, но еще и работает в основном из-за собственного удовольствия и на рост зарплаты совсем не претендует. Ну разве это нужно счастливому человеку? А на чиновнике большая ответственность за народное счастье — вот ему-то прибавка необходима. Жить на одну зарплату ему непросто в ратных боях за народное счастье и рост ВВП.

А вы как считаете?

Читайте также: Денег нет, но вы – работайте: о внутренней политике России.
Богдан Высоцкий
База
Вольная Кубань