Вход — евро, выход — два: Великобритания в политической агонии

Вход — евро, выход — два: Великобритания в политической агонии
Все понимают, что предстоящее рано или поздно расставание Великобритании с Евросоюзом поставит вопрос о целесообразности существования этой организации вообще.

Поэтому так много споров ведется по обе стороны Ла-Манша о процедуре выхода, а фактически — об изоляции британской короны от европейских проблем. 

На днях самый скрытный противник отделения — лидер консервативной партии, премьер-министр королевства Тереза Мэй со слезами объявила о своей предстоящей отставке по собственному желанию.
Сейчас там правящая партия, по сути, распадается на части и не способна управлять страной. В парламенте тоже сложилась патовая ситуация, и, скорее всего, вопрос Brexit снова будет вынесен на рассмотрение народа — или посредством проведения всеобщих выборов, или плебисцита — так там именуют референдум.

Глава лейбористов Джереми Корбин уже призвал к проведению внеочередных выборов в британский парламент, указав на то, что правящая партия погрязла во внутренних распрях и лишилась доверия народа, который хочет окончательно решить вопрос с Brexit.

Все больше и больше политических сил на острове требуют перестать откладывать момент выхода страны из ЕС, даже если это будет означать отсутствие сделки с Брюсселем об условиях дальнейшего экономического сотрудничества сторон. А вопрос с ирландской границей — решить, как говорится, в рабочем порядке. 

Такое напряжение последних дней не случайно. Политические деятели и от тори и от лейбористов считают, что пришло время принимать окончательное решение и перестать игнорировать итоги референдума-2016
Необходимо, считают они, выйти из ЕС, не устраивая жалкое подобие настоящего Brexit. Бывший глава МИД Великобритании Борис Джонсон, которого считают наиболее вероятным преемником Терезы Мэй на посту главы консерваторов и правительства Великобритании, полагает, что Великобритания должна, как другие независимые страны, устанавливать собственные тарифы и принимать собственные законы.

О засилье евробюрократов во всех сферах деятельности ЕС много писалось и говорилось, но менее безумной политика Брюсселя не становится. Добавлю: в первую очередь — в отношении России.
Из слов британского политика можно сделать вполне очевидный вывод: союз суверенных государств Европы не сложился и уже вряд ли это получится.

Возможно, британцы первыми осознали угрозу собственной идентичности и государственной самостоятельности в рамках ЕС и начали процедуру расставания. Надо признать, затянувшуюся. В том числе и из-за действий г-жи Мэй.

Очевидно, что Brexit идет так медленно еще и потому, что США объективно не заинтересованы в стабилизации ситуации на континенте. 

Сотрясаемые политическими и социальными проблемами страны Европы, конечно же, в роли друга и спасителя видят только Соединенные Штаты. 
Выход из ЕС, пожалуй, самого верного союзника американцев запустит механизм если не развала, то значительного ослабления Евросоюза. В Вашингтоне это понимают, как понимают и то, что европейские государства в этом случае будут все больше тяготеть к Москве. 

И Brexit стоит рассматривать как начало неизбежного процесса усиления политической и экономической роли России в Европе. 
Даже названа новая его дата — 31 октября, так как 29 марта выйти не дал Брюссель, в очередной раз не согласовав экономические условия разрыва.

Можно предположить, что осенью выход все же состоится — со сделкой с ЕС или без нее. И при другом премьере. Дональд Трамп, впрочем, уже поблагодарил Терезу Мэй за проделанную работу.

Причин ее ухода с поста может быть много, но одна, на мой взгляд, является определяющей. На днях прошли выборы в Европарламент, в которых Британия приняла участие!

Зачем это нужно стране, которая выбрала, скажем так, самостоятельный путь развития? Непонятно. 
Возможно, это голосование и погубило политическую карьеру Терезы Мэй. Нельзя ведь вечно сидеть на двух стульях. А что касается слез, то, наверное, только этим она нам и запомнится.

Ну не вспоминать же ее русофобскую риторику.

А вы как считаете?
Лада
База
Вольная Кубань