Все — в штаб: в России началась война за нацпроекты

Все — в штаб: в России началась война за нацпроекты
«В штаб должны входить обязательно (на федеральном уровне) все федеральные структуры, кто в это входит. На региональном уровне это, как правило, все профильные министерства, а на муниципальном уровне это непосредственно руководители муниципалитетов. Только я подчеркиваю: на штабе должны быть первые лица, которые раздают поручения всем своим замам и кто там есть. Тогда эта вертикальная система в виде обучения, а если мы еще быстро сделаем информационные системы управления, даст прорывные вещи, хотя это простое организационное решение».

Это одно из многих предложений, прозвучавших на Совете по развитию муниципального управления, которое на прошлой неделе провел в Красногорске Владимир Путин.

Начинать активные боевые действия (а иначе зачем нужны штабы?) по исполнению нацпроектов предложил новоиспеченный вице-премьер Марат Хуснуллин, ранее заявлявший, что реновация, которой он занимался в Московском правительстве, может быть распространена на всю Россию-матушку, и тоже предлагалось создать штаб. На этом совещании один из губернаторов предложил Минэкономики(?!) по сути контролировать муниципальный уровень власти. Пока еще формально независимый, но это, как мы понимаем, ненадолго. В Послании Президента РФ Федеральному Собранию четко прозвучало, что муниципальное управление должно быть включено в систему публичной власти, которая, добавлю, должна вскоре появиться в России в соответствии с принимаемыми поправками в Конституцию страны.

На мой взгляд, значение этого совещания сопоставимо с самим Посланием главы государства депутатам и сенаторам. Понятно, что все происходящее на таких мероприятиях — это не экспромт. Выступления приглашенных тоже не секрет для организаторов — по ним обычно и готовится обязательный итоговый перечень поручений. Но сам набор обсуждаемой проблематики и соответствующих предложений по ее решению очень показателен. У меня сложилось впечатление, что в этот раз главе государства как бы представили две или даже больше, условно говоря, моделей реализации его поручений. Первая — скажем так, классическая губернаторская. Выступления глав регионов по смыслу мало чем отличались друг от друга — они демонстрировали общую поддержку существующего положения вещей в деле выполнения поставленных президентом задач, предлагая лишь незначительную корректировку процесса с учетом региональной специфики. Вторая — это концепция действий нового правительства. Все профильные министры, присутствовавшие в этот день в зале совещания, с энтузиазмом высказались по своим направлениям. Их комментарии были насыщены терминологией, если можно так сказать, новой цифровой эпохи. И, конечно же, упор был сделан на необходимость обучения муниципальных руководителей лучшим, по их мнению, управленческим практикам, коммуникационным и цифровым технологиям, на создание тех же штабов, работающих чуть ли не в ежедневном режиме, и т. д.

Были и выступления мэров, тоже очень похожие и по перечню тем, и по набору горячих благодарностей всем представителям вышестоящей государственной власти. Если обобщить, то проблема у муниципалов, как образно выразился один мэр (кстати работавший под началом М.Хуснуллина в бытность того региональным министром), сводится к единственному, но тоже боевому, военному вопросу. У местных руководителей отсутствуют средства на исполнение всех полномочий, которые за ними нормативно закреплены. Его слова хочется привести полностью: «За 15 лет прибавилось до 43 полномочий и 245 различных пунктов, финансы остались те же. И я еще раз хочу сказать, что, выходит, мэр, глава города, региона ежедневно должен решать проблемы: у него 20 задач, 10 патронов. Не у каждого талант с одного выстрела две мишени поразить…». Не знаю, как вам, а мне сразу стало понятно, почему без штабов в непростом вопросе перераспределения средств и полномочий никак не обойтись.
Ведь вопрос более чем серьезный. Тем более на кону значительная часть средств, выделяемых на нацпроекты до 2024 года.

Владимир Путин на совещании сказал: «У этого самого близкого к людям уровня публичной власти огромная сфера ответственности. Где бы ни жил человек, он хочет жить достойно. С безопасными и хорошими дорогами, освещенными улицами и хорошо прибранными дворами, благоустроенными, удобными спортивными и детскими площадками. Все это определяет качество жизни наших граждан, влияет на будущее наших детей. Наша общая задача — обеспечить эффективность местного самоуправления, устранить разрывы, несогласованность между регионами и муниципалитетами». И предложил для регионов и муниципалитетов с низкой бюджетной обеспеченностью при расчете субсидий учитывать не только прямые расходы на такое строительство, но и затраты на разработку проектной документации. И это действительно очень важно для территорий. Справедливости ради стоит отметить, что подобная практика уже существует на Кубани. Так, в прошлом году в рамках краевых программ была найдена возможность оплачивать муниципалитетам стоимость разработки ПСД на ремонт проблемных гидротехнических сооружений, прорабатывается аналогичная возможность по коммунальной инфраструктуре и т. д. Впрочем, это тема отдельная, но то, что наш регион работает на опережение, очевидно.

В Красногорске звучало еще много предложений по созданию различных советов по наблюдению за ходом нацпроектов, вовлечению общественности в этот процесс и т. д. Но главное, что объединило, на мой взгляд, эти две модели реализации, все же слышалось в словах не министров, а именно выступавших губернаторов. По их словам и, видимо, имеющимся данным выходило, что в среднем на федеральном уровне исполнение бюджетов нацпроектов составляет 94 процента, на региональном — около 90, а на муниципальном примерно 88 процентов.
И эта несколько раз прозвучавшая из уст губернаторов и министров статистика позволяет предположить, что исполнительная власть, пока еще не публичная, уже определила если не виновных за возможный срыв нацпроектов в будущем, то тот уровень власти, с которого и будут вскоре спрашивать за все. По мнению выступающих, недоработки в исполнении нацпроектов в основном связаны с тем, что «муниципалитеты не всегда справлялись с реализацией тех задач, которые были поставлены. Этому есть объективные причины: отсутствие проектно-сметной документации, отсутствие, где-то еще неготовность специалистов на местах, то есть такие проблемы роста. Ну, а где-то, конечно, есть проблемы, связанные с работой местных администраций». Вот так!

Впрочем, это вполне ожидаемо и логично, так действует любая управленческая, бюрократическая система, снимая С СЕБЯ ответственность за свои недоработки.
Конечно, непопулярные действия предыдущего правительства сформировали очень негативные настроения в обществе, и их рост постоянно фиксировали различные соцопросы. И по сути получается, что, как говорится, на местах в эту по сути протестную, среду, к которой смело можно причислять большую (даже по данным соцопросов) часть населения страны, пойдут огромные деньги. И распоряжаться ими станут муниципалы, не входящие в систему государственной власти страны. Как вы понимаете, это недопустимо в современных условиях.
Вероятно, по этой причине и было решено поменять парадигму власти. Точнее, встроить в ее вертикаль и муниципальный уровень. Насколько это будет эффективно для городов, сел, райцентров, покажет время. Ведь и сейчас, наверное, никто не скажет, что местные главы или мэры независимы от госвласти. Они в некоторых случаях ею, что называется, закошмарены. Ведь спрос с них в последнее время за все и так неимоверно вырос. Но если раньше они выполняли рекомендации и формально считались независимыми, то теперь вышестоящие уровни власти будут им давать обязательные к исполнению поручения. Да, конечно, денег на местах добавится, но борьба за их освоение, судя по всему, будет вестись по-прежнему не в муниципальных штабах.

А вы как считаете?

Читайте также: Расчистка прямого действия: Конституция в России – это проекция власти
Марк Туапсе
Подкасты
База