" />

Бизнес на больных: как государство обеспечивает население лекарствами

Бизнес на больных: как государство обеспечивает население лекарствами
Журналист «Вольной Кубани» пыталась разобраться, почему цены на лекарства растут в геометрической прогрессии даже не раз в год, а практически ежемесячно, почему в аптеках пропали доступные раньше препараты? И есть ли управа на фармацевтическое лобби? Почему же жизнь такая дешевая, а лекарства такие дорогие?

Люди — корм

Совершенно очевидно кому-то выгодно наживаться на наших страхах и болезнях. Помню расширенные от ужаса глаза мамы-астматика, которая в третьей подряд аптеке не нашла нужного препарата, который помогает ей дышать, по сути — жить. Вопрос был даже не в цене. Она бы его купила по любой стоимости. Его просто не было. В этот момент говорили об ответных санкциях Западу и возможном запрете иностранных лекарств. Она тогда по-настоящему испугалась. Вы скажете, ей положены бесплатные препараты. Да, несомненно. Но препараты, которые могут ей выписать из обязательного списка лекарств, не помогают. Причем не только она такая особенная. Организм — сложная штука. Чтобы подобрать лекарство, нужно пройти тернистый путь. Она честно пробовала препараты, которые ей выписывали врачи, пока… не случился отек Квинке. Это когда слизистые в горле опухают, перекрывая доступ воздуха. Если в ближайшие секунды человеку не дать что-то противоотечное, он умирает от удушья. Все эксперименты с подбором у нас сейчас закончились. Ей помогает один оригинальный препарат, и он, к сожалению, иностранного производства. А это значит, что цены на него не регулируются. Какую вздумают аптечные монополисты поставить, такую и нарисуют. Хоть миллион рублей! Главное, чтобы он был необходим определенным людям с соответствующим заболеванием.

Мама «сидит» на этом препарате около шести лет. Цены за этот промежуток времени выросли баснословно: с пятисот рублей до трех с половиной тысяч. К слову, препарат тогда нашли через Интернет на другом конце города. А недавние массовые случаи, когда родители шли на крайние меры, чтобы спасти своих тяжело больных детей, закупали нужные лекарства, запрещенные или незарегистрированные у нас, за границей! На них завели уголовные дела. Правда, потом, после шума в СМИ, дела закрыли.
Но суть проблемы не изменилась. Препараты, жизненно необходимые некоторым людям с редкими заболеваниями, так и не появились в списке жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), а также в аптеках. Выходит, государство расписывается в своей беспомощности и в этой ситуации. И уже впору заводить уголовные дела на чиновников, которые доводят граждан до крайних мер.

Фармацевтическая индустрия по сути своей инвестиционная. И главная задача — увеличение прибыли. А там, где замешаны деньги, человеческая жизнь обесценивается. Поэтому люди с различными заболеваниями — просто корм для этой махины.

Баснословные прибыли

Фармацевтическая индустрия в России — одна из самых развивающихся и быстрорастущих в мире. На Западе рост практически прекратился. Там четкое законодательство, сильная конкуренция, и нужно приложить массу усилий и финансов, чтобы продвигать на рынке новый оригинальный препарат. У нас же еще недавно, в 90-е годы, когда развалилась одна долго действующая государственная фармацевтическая система, а другая еще не сложилась, царила анархия. Крупные зарубежные фармацевтические компании формировали рынок под себя. Насыщали, наводняли теми лекарствами, которые теряли популярность на Западе. Этот рынок государство почти не контролировало. Как говорится, крупный фармбизнес пришел к нам в нужное время: нищие врачи, нищие депутаты и чиновники. Одних правильно «обучали», чтобы выписывали нужные препараты, другим — просто закрывали рты, чтобы писали и принимали нужные законы. Формировалось устойчивое общественное мнение, что отечественные лекарства — зло, «они неочищенные и не действуют». Хотя, по большому счету, наши старые оригинальные препараты в некоторых случаях были лучше, чем заморские. И сейчас, когда ситуация поменялась, и многие отечественные препараты нисколько не уступают в качестве, потребитель по инерции предпочитает импортные. Крупные иностранные фарммонополисты добились своего: сложились стереотипы.

Это сейчас уже не секрет, что крупные производители пилюлек годами подкупали медиков, чтобы те выписывали их препараты. Платили им зарплату. От семи до 15 тысяч рублей. А что такие деньги значат для врача в нашей стране? Это огромная помощь. А еще помимо обеспечения канцеляркой и печатной продукцией возили за рубеж в туристические поездки.
Объем российского фармрынка за 2018 год оценивается в 1,7 триллиона рублей! Чтобы вы понимали: на 2019 год из бюджета страны на всю социалку выделили 4 триллиона рублей. Другими словами, есть за что вести борьбу, в которой все методы хороши.
А вот еще одна цифра: чистая прибыль всех фармкомпаний мира за год — около 600 миллиардов долларов! Но говорят, что она значительно занижена. В открытом доступе еще цифра — 64 миллиарда долларов в год прибыль наркоторговцев мира! Немного некорректное сравнение, но очень уж говорящее.

Если еще недавно доля российских лекарств на рынке составляла мизер, сейчас она приближается к 40 процентам. Они все больше и больше вытесняют «иностранцев». Вот уже и в обязательном списке жизненно необходимых препаратов, цены на которые регулирует государство, все меньше зарубежных. Прибыль фармкорпораций, которые еще недавно чувствовали себя королями у нас в стране, сокращается. И они готовы на любое давление, вплоть до шантажа, лишь бы государство сохранило их позиции. Другими словами, они грозятся уйти вообще с российского рынка, прекратить поставки препаратов. На это мы еще не можем пойти. Да и потом, у нас же рыночная система, должна действовать честная конкуренция. Но российские компании пока проигрывают в этом. Сейчас, например, нет никаких законодательных рычагов, которые бы потребовали у иностранных производителей лекарств обоснования цены. Они не обязаны никому объяснять, почему тот или иной препарат столько стоит. Доходит до абсурда. Например, препарат, входящий в список ЖНВЛП, за границей стоит, допустим, на наши деньги 500 рублей, к нам лекарство попадает уже за пять тысяч, а то и дороже. Естественно, государство обязано обеспечить этим лекарством больных, закупает его по таким ценам, но денег хватает на меньший объем. Это пример, как вы понимаете. На самом деле цены на некоторые препараты не с тремя и не с четырьмя нулями. Производители получают дополнительный доход, и плевать они хотели, что умирают дети в нашей стране, не получив нужного лекарства.

Монополиям здесь не место

Через проблемы в аптечном рынке прошли многие страны. И там выработаны строгие законодательные ограничения, которые не допускают монополизации рынка. Владельцем аптечной сети во многих странах может быть только профессиональный фармацевт с большим опытом работы. Аптеки должны находиться в пятистах метрах и больше друг от друга, и одна аптека должна обслуживать не менее трех тысяч потребителей, живущих в прилегающем районе.

Наши власти тоже предприняли ряд шагов, чтобы навести порядок в этой отрасли. Например, с 1 июля этого года некоторые участники лекарственного рынка будут обязаны зарегистрироваться в системе мониторинга движения лекарств. Это позволит проследить движение лекарства, как говорится, от и до, поможет выявить неучтенные партии и фальсификат.

Принят еще один закон, который призван навести порядок в ценообразовании в важнейшем сегменте лекарств. Речь идет о ценах на 735 наименований медикаментов, которые включены в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Подорожать же лекарственный препарат из жизненно важного списка может с учетом инфляции не чаще раза в год. Антимонопольная служба будет проводить экономический анализ предельной отпускной цены.

Цены регулируются, а поставки — нет

Российский фармрынок состоит из двух основных частей: коммерческого (аптечного) и государственных закупок. Первый — это продажи лекарств потребителю в аптеках, второй — закупка государством медикаментов для больниц и для льготных категорий граждан. В перечне ЖНВЛП более семисот препаратов — от аскорбиновой кислоты и парацетамола до новейших противоопухолевых препаратов. Список этот утверждается Правительством РФ. Цены на эти препараты регулирует государство. Производители подают заявки с указанием желаемой цены, которые Министерство здравоохранения и Федеральная антимонопольная служба могут утвердить или нет, исходя из действующих правил ценообразования. И сам список, и рекомендуемые цены на все препараты можно посмотреть на сайте Министерства здравоохранения России.

Однако за год цены на дешевые препараты из списка ЖНВЛП выросли почти на 10 процентов. А это почти в два раза выше инфляции. По данным Росстата, за год (июль 2019 года к июлю 2018 года) она составила 4,6 процента. Нафтизин подорожал с 10 рублей до 35, валидол вообще пропал. Почему? Очень просто: аптекам совершенно невыгодно закупать дешевые препараты — они делают выручку на дорогих импортных, цены которых не регулируются! Это настоящий заговор. Пропал преднизолон из списка ЖНВЛП, без него реально могут погибнуть астматики и аллергики, если у них будет приступ. Производителю, наверное, стало невыгодно его поставлять на рынок, даже затратно, нерентабельно. Нужно понимать, что производит лекарство фармпроизводство, для которого на первом месте только прибыль. Это законы рынка, которые больно бьют лишь по больным.
Вот и получается у нас с лекарственным обеспечением полный бардак. Лекарства отдельно, пациенты — отдельно, и связи между ними нет. Система не работает. Требуется срочная ее перезагрузка. Выше приведены попытки власти справиться с проблемой. Но, по мнению экспертов, это слабые попытки. Слишком уж сильно фармацевтическое лобби, которое в состоянии еще влиять на принятие законов, кроме того высока коррумпированность системы.
По мнению специалистов и экспертов, аптеки должны стать частью системы государственного здравоохранения, приобрести социальную направленность. Сейчас они больше похожи на лавки торгашей, которые ориентированы на максимальную прибыль, а не на интересы граждан. Кроме того, нужно полностью производить все лекарства на нашей территории. Это очень трудно сделать, потому что в 90 процентах наших препаратов импортное сырье. Но пытаться надо. Также индивидуально подходить к производителям препаратов из ЖНВЛП. Предоставлять субсидии, или дать какие другие преференции, чтобы производитель не прогорел.

По данным Росстата, средний месячный чек россиянина в аптеке — около семи тысяч рублей. Но нужно оговориться, что это «средняя температура по больнице». На самом деле, когда одолевают болячки, особенно пенсионеров, лечиться становится дороже. Пожилые берут кредиты, влезают в долги и покупают нужный набор лекарств. Жить-то хочется, и по возможности, без болезней! Поэтому издевательством смотрятся подсчеты Счетной палаты: после обязательных платежей у российских пенсионеров на лекарства остается 200 рублей в день!

Доживем ли до порядка в аптечной отрасли?

Читайте также: Лечитесь тем, что есть: о ситуации с лекарствами в России
comments powered by HyperComments
Ефим
Подкасты
База
Похожие материалы