Чиновничья волокита лишает онкобольных лечения: в следующем году прогнозируют перебои с лекарствами от рака

Чиновничья волокита лишает онкобольных лечения:  в следующем году прогнозируют перебои с лекарствами от рака

В оглушающем грохоте коронавирусной повестки едва ли незамеченной прошла новость о картельных сговорах при поставках препаратов для онкобольных. Эти нарушения генпрокуратура выявила практически в трети регионов страны.

Рак — болезнь нынче не модная, но больных этим недугом меньше не становится. По статистике, сегодня в России около четырех миллионов таких пациентов и каждый день диагностируются новые случаи заболевания. На фоне всеобщей борьбы с ковидом эти люди стали еще более беззащитными. Ведь они сильно зависят от лечения, а иногда перерыв в получении препаратов для них равнозначен смерти. Мучительной и неотвратимой. Уже были случаи, когда больницы перепрофилировали в ковидарии, а онкопациентов отправляли в буквальном смысле на улицу. Видимо, считая, что рак может и подождать. В прошлом году московским пациенткам удалось добиться продолжения лечения только благодаря вмешательству журналистов. 

Но не каждый способен на такую изматывающую борьбу. Эксперты и медстраховщики обещают снижение доступности лечения от онкологии в новом 2022 году. Опираясь на личный опыт, могу сказать, что в нашей стране это лечение и без того было достаточно «труднодоступным». Так какие препятствия уготованы онкобольным во время борьбы с недугом? Давайте разбираться.

Перечень решает все

Одна из главных проблем получения медицинской помощи для лечения онкологии упирается в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Эксперты заявляют о несоответствии документа европейским стандартам, которые приняты и в России. В частности, в списке не хватает необходимых лекарственных препаратов. При этом Минздрав создает такие условия, что медучреждения вынуждены лечить больных тем, что есть в перечне, даже если такое лечение и не принесет ожидаемого результата.

— Если же медучреждение назначает препарат не из списка, согласно поправкам к методическим рекомендациям по способам оплаты медпомощи, их стоимость возмещается учреждению по минимальному тарифу, который не покрывает даже 30% от фактической стоимости,- цитирует «Коммерсант» сопредседателя Всероссийского союза пациентов Юрия Жулева.

Я тебя лечила тем, что у нас было

chemotherapy-ge8f2d665a_1920.jpg

Фото: Pixabay 

Реалии жизни таковы, что ни одна клиника не станет лечить пациентов в ущерб себе, а значит, многие больные просто лишаются доступа к эффективным схемам лечения, поскольку нужных препаратов просто нет в перечне ЖНВЛП. По словам Юрия Жулева, в последний вариант документа из двенадцати противоопухолевых препаратов попал только один. При этом при наиболее распространенных типах онкологии (молочных желез, матки и предстательной железы) эффективными оказываются схемы лечения на основе препаратов вне этого «заколдованного» списка.
К слову, в регионах порой не хватает определенных препаратов из перечня. И тогда больных лечат тем, что есть в наличии. Даже если пациенту такая терапия пользы совсем не принесет.

Пример из жизни. Евгения ездит из Башкирии на иммунотерапию в Москву. У молодой матери троих детей рак матки 4 стадии. Женщина постоянно наблюдалась у гинеколога, но доктор проблемы не заметил, предлагая «попить гормоны». А когда заметили — было уже поздно. Местные врачи от Жени отказались, и муж привез ее на лечение в Москву. После нескольких операций, химиотерапии и прочих суровых испытаний онкобольного, она вернулась к нормальной жизни. С одной поправкой: чтобы жить Евгении нужно раз в месяц делать капельницы.

— Стоимость флакона препарата — около 300 тысяч рублей. В моей Башкирии мне уже говорили, что у них нет возможности обеспечить меня лекарством, я уже интересовалась в больнице. Наша семья такое лечение не потянет, поэтому я молю Бога, чтобы московская клиника от меня не отказалась. Здесь я прохожу лечение по ОМС, — рассказывает Евгения.

Нет денег — умирайте

doctor-gd7bf8ad49_1920.jpg

Фото: Pixabay 

Серьезным ударом для многих онкобольных стала реформа ОМС в части лечения рака. Так, в этом году в целом по стране на 67 процентов снизились госзакупки дорогостоящих лекарств для химиотерапии. Причина — Минздрав РФ исключил их из списка жизненноважных, и они перестали финансироваться средствами ОМС. Об этом с ссылкой на эксперта пишет «Лента». Теперь за свой счет приходится лечиться тем несчастным, которым вдвойне не повезло: первый раз заболеть онкологией, а второй — получить ту самую разновидность рака, для которой нужны дорогие препараты. В частности, это рак почек, мочевого пузыря, поджелудочной железы. Стоимость препарата может достигать нескольких сотен тысяч рублей, а лечение онкологии — процесс длительный. Поэтому для многих пациентов лечение стало недоступным. А значит, Минздрав просто отправил их умирать, пополняя статистику избыточной смертности.

Из средств обязательного медицинского страхования оплачивается только 14 тысяч рублей на оплату препаратов, не входящих в перечень ЖНВЛП. При стоимости лекарства 150 — 300 тысяч рублей — это капля в море. Исключение составляет Москва — здесь фонд ОМС оплачивает полную стоимость лечения.

Для сравнения: за первое полугодие текущего года объем госзакупок препаратов вне перечня ЖНВЛП снизился на 67 процентов, что составляет чуть более 647 миллионов рублей. Годом ранее на закупку этих препаратов тратили около двух миллиардов рублей.

Сговор всероссийского масштаба

Генеральный прокурор России Игорь Краснов на правительственном часе в Госдуме сообщил, что в трети регионов страны выявлены картельные сговоры при закупке лекарств для онкобольных. При этом конкретные регионы перечислять он не стал. Но добавил, что в некоторых субъектах инвалиды и льготники не могут получить положенные им препараты. В частности, речь идет о Севастополе, Карелии, Владимирской, Курской, Новгородской и Орловской областях. В этих субъектах, по его словам, прокуратура уже приняла жесткие меры из-за полного отсутствия или несвоевременного обеспечения препаратами.

Реальная история: 50-летняя Ирина приехала в Москву лечиться из Севастополя. Лет 15 назад ей сделали операцию по удалению опухоли молочной железы, но спустя годы наступил рецидив. Итог — метастазы в костях и печени. Для лечения очагов в костях используют специальные препараты, которые онкобольные должны получать бесплатно.

— У нас в Севастополе вдруг пропали эти лекарства. Я уже не претендовала на бесплатные — была готова купить. Но оказалось, что их нет даже за деньги. Хорошо у меня сын живет в Краснодаре. Он там купил мне лекарства и привез, так я смогла не пропустить процедуру, — рассказывает женщина.

По словам генпрокурора, подобные ситуации происходят вовсе не от дефицита медикаментов. Главной причиной становится чиновничья волокита и нарушения во время процедуры закупки препаратов. Игорь Краснов также сообщил, что прокуратура намерена проверить за неделю порядка сотни обращений пациентов по поводу отказа в получении бесплатных лекарств, тест-полосок для больных диабетом, медицинских изделий и технических средств реабилитации.

comments powered by HyperComments
Расул
База
Похожие материалы