Хормейстер, музыкант, педагог: Елена Перминова празднует юбилей

Хормейстер, музыкант, педагог: Елена Перминова празднует юбилей
Творческий ум — это беспрестанно работающая машина, которая должна постоянно чем-то подпитываться. Он способен замечать тончайшие нюансы окружающей жизни и описывать их, пропуская через призму эмоций и чувств. Творцы умеют слушать сердце и не боятся следовать его советам. Наша героиня — несомненно талантливая творческая личность. Она очень интересный собеседник, просто находка для журналиста — умная, разносторонняя, увлеченная, красивая. Речь идет о заслуженной артистке России, лауреате премии «Кубань театральная» главном хормейстере Государственного концертного ансамбля танца и песни «Кубанская казачья вольница» Елене Перминовой. Сегодня она отмечает славный юбилей!
Когда говорят, что современные женщины выглядят намного моложе своих предшественниц XX века, соглашаешься априори. Говорят, что некорректно называть возраст прекрасных дам. В другой раз мы бы этого не сделали.

Но обратите внимание на снимок. Стильная прическа, аккуратный макияж, модная одежда… Елене Георгиевне — 60! И только ее глубокий, пронзительный взгляд дает понять: перед тобой человек, знающий больше, чем показывает.

В беседе Елена Георгиевна несколько раз обмолвится, что она — скорее фаталист по натуре, что подтверждала примерами из своей жизни. А жизнь — насыщенная, интересная!

Елена Перминова — коренная краснодарка, родилась и выросла в столице края. Но мама ее с Украины. Она и ее сестра — отличные певуньи.
— Тетушка, мамина сестра пела в Черкасском народном хоре, — рассказывает Елена Георгиевна, — мама же вышла замуж и поступила в музыкальное училище в Краснодаре. Однако пришлось его оставить, когда родилась я. Но все свои нереализованные мечты она решила воплотить во мне. Я училась в музыкальной школе по классу фортепиано. С отличием его окончила. Потом поступила в музыкальное училище, но на историко-теоретический факультет. Тогда я увлеклась «Битлз» и хотела писать монографию о группе. У меня до сих пор сохранился обширный архив о них, некоторые материалы эксклюзивные, редкие: статьи, фильмы, пластинки. Достаточно много документов на английском. Вот отсюда и увлечение английским языком. Я хотела писать книги о музыке, вот и поступила на этот факультет.
Студенты музыкального училища тогда очень часто ходили на концерты. Елена любила народную музыку, но, как говорится, не фанатела, в те годы модно было ура-патриотическое течение. И переворот в мировоззрении, в ее отношении к народной музыке наступил в 1978 году на концерте ансамбля Дмитрия Покровского.

Ее потрясло все в этом коллективе. Девушки были одеты почти в музейные аутентичные костюмы, парни — в строгие тройки. В этом было что-то элитарное, научное. В то время начиналось увлечение фольклором, народным искусством, с выездом в экспедиции. Дмитрий Покровский показал все эти нюансы в творчестве ансамбля.
После музыкального училища Елена все же поехала покорять Гнесинку, поступать на историко-теоретический факультет. Но ей не хватило буквально одного балла. Было очень обидно! Педагоги расстроились не меньше. Они и посоветовали не возвращаться в Краснодар, поступить хоть куда-нибудь в Москве, а на следующий год добиваться зачисления в Гнесинку. Сказано — сделано. Елена понесла документы в Московский институт культуры.
В комиссии женщина — теоретик музыки посоветовала поступать на народное отделение. Девушке было все равно: «Ведь я здесь у вас всего на год, меня ждет Гнесинка». Но год растянулся на пять лет, она так увлеклась учебой, фольклорными экспедициями!

Именитые педагоги буквально формировали личность, влюбляя в дело, которым занимались. Елена с интересом расшифровывала материалы экспедиций, потом расписывала партитуры. Старалась не пропускать значимые культурные события, концерты, выставки. Однажды ее позвали в джазовую студию «Москворечье». Она там осталась.
— В тот период жизни мне было все интересно. И училась с запоем, и бралась за все с радостью. Мне говорили: «Лена, надо поучаствовать…». Я — участвовала. Если дело было интересным, влюблялась в него. Таким образом, стала заниматься эстетикой музыки. Эта научная работа заняла первое место сначала в родном институте, а потом победила на Всероссийской конференции в Куйбышеве. Кроме того, мой научный руководитель, аспирант-старшекурсник, стал моим мужем. Мы смеемся, говорим, что наука привела к свадьбе.
Перед последним курсом педагог по дирижированию в институте подозвал ее и сказал: «Через неделю полетишь в Пермь, попробуешь себя в роли педагога. Вот тебе билет… Там дефицит преподавателей». Полетела без лишних разговоров.

Три месяца преподавала в институте культуры этого славного города. Но самое интересное, в этом же институте еще раньше преподавал философию ее будущий муж Андрей. Кроме того, она жила в его квартире. Вот так все взаимосвязано в жизни. Совсем все не случайно!

Когда прилетела в Москву, педагог ее уже ждал. Она отвечала как на духу: преподавать нравится, поеду после пятого курса в Пермь. Но мудрый учитель лишь только посмотрел с прищуром и сказал: «Поезжай отдохни в Краснодар и передай письмо В. Г. Захарченко».

Елена Георгиевна до сих пор не знает, что было в том письме. Когда наступило время распределения, она была в полной уверенности, что поедет в Пермь (ее там ждали, об этом говорили теплые письма). Но, увидев в документе «Краснодар, институт культуры», растерялась.

Тогда в Краснодарском институте культуры впервые набирали студентов на народное отделение. И это дело поручили ей. Надо было принять 25 человек, а документы подали — 13. Поэтому набирали всех, кто недобрал баллы на других факультетах.
— Но, несмотря на это, получилась просто потрясающая группа, — рассказывает Елена Перминова. — Я очень горда тем, что все 25 человек до сих пор работают в нашей профессии. Настоящие профессионалы своего дела.
В 1987 году Елена Георгиевна познакомилась с хореографом, балетмейстером Александром Литовченко. Он и пригласил в свой коллектив на должность хормейстера. Тогда даже названия у ансамбля не было.

Он был небольшим, мобильным: десять вокалистов и шесть балетных пар. Артисты представляли кубанское казачье искусство иностранным гостям в образцово-показательном ресторане «Курень» на Старой Кубани.

Придумали программу, она заинтересовала. Стали ездить по краю. Потом ансамбль стал расширяться, появилось множество концертных программ. Вот так начиналась история «Кубанской казачьей вольницы»! Ансамбль отличался от Кубанского казачьего хора, у него были свои почитатели и поклонники.

В середине 90-х надо было двигаться дальше, в трудные времена стояла острая необходимость зарабатывать на жизнь. Александр Литовченко организовал поездку в Норвегию. И ансамбль — 45 человек — поехал на убитом автобусе через несколько границ. Произвели там фурор!
— Есть стереотип, что северные народы — сдержанные, флегматичные, — вспоминает Елена Перминова, — но мы увидели совершенно другое. Эмоции переполняли зрителей через край! Они очень чутко отзывались на наши выступления. Мы ездили туда семь лет подряд, от самой южной части страны, до самой северной. Видели северное сияние — необычайно завораживающее зрелище. Побывали также и в других странах: Франции, Германии, Великобритании, Греции, Турции, Польше, Югославии. Александр Михайлович ушел в 2005 году. По-видимому, он перерос ансамбль… А еще раньше филармония стала родным домом для «Кубанской казачьей вольницы».
2005 год стал еще одной жизненной вехой Елены Георгиевны. Она стала художественным руководителем ансамбля.
— Пять лет я была и мамкой, и нянькой, и экономистом, и менеджером. В творчестве не имела права проседать, сбавлять наработанные обороты. С уходом Литовченко хореографическая группа, конечно, немного сдала позиции. Но я нашла решение — уйти в театрализацию. Мы ставили шикарные программы «Широкая Масленица», «Святки» — все, что связано с народными гуляньями и праздниками. Стали еще больше ездить по краю. Такие программы нравились людям. Кроме того, в драмтеатре совместно с его руководителем Рудольфом Кушнаревым и молодым режиссером Константином Моховым поставили музыкальную пьесу «Хорош дом, да морока в нем» Ивана Вараввы. Кубанские песни придавали ему необычайный колорит. И совершенно неожиданно за нее получили первую премию конкурса-фестиваля «Кубань театральная», — рассказывает Елена Георгиевна.
Трудное это дело — быть худруком. Поэтому когда в ансамбль пришел Николай Кубарь, Елена Перминова с радостью передала ему бразды правления.

В крае знают все, что генеральный директор, художественный руководитель Краснодарской филармонии Вероника Журавлева-Пономаренко — одновременно и рычаг, и двигатель прославленного культурного учреждения, старейшего концертного центра Кубани. Она — сердце филармонии, генератор идей. Это подтверждает и Елена Перминова.
— С приходом Вероники Ивановны филармония получила новую жизнь, — говорит она. — Лидер по натуре, она четко знала, что делать, куда вести коллективы, правильно ставила задачи перед сотрудниками. Она сразу сплотила вокруг себя жизнеспособный профессиональный коллектив, где все — единомышленники. Причем у нас творческого пространства хватает всем, никто не пересекается, не забирает хлеб у других. Как говорится, не мешаем друг другу дышать. Вероника Ивановна — тонкий, грамотный музыкант. И мне радостно и интересно работать вместе с ней. Сколько раз она звонила и говорила: «Лена, надо сделать такую-то песню, так и так…». Иногда думаешь: как же это сопоставить? А когда делаешь — получается красиво. Я рада, что воплощала и воплощаю в жизнь идеи Вероники Ивановны. Недавно была премьера песни «Молитва» — получилось прекрасное произведение, довольно сложное в развитии и кульминации. Очень интересно заниматься аранжировками.
Муж Елены Перминовой тоже работает в филармонии. В 90-е ушел из института культуры, работал переводчиком, а потом… вернулся в творчество. Сын Андрей получил инженерное образование, но сейчас преподает английский язык китайским детям.

На время коронавируса приехал домой в Краснодар. Елена Георгиевна ходит к нему в гости, где они говорят только на английском. «Язык забывается, если на нем не говорить», — отмечает она.
— Я совершенно счастлива, — продолжает Елена Перминова. — У меня прекрасный, умный, красивый муж, замечательный сын, а я занимаюсь любимым делом. В семье — полное взаимопонимание. Муж знает, что после репетиций в доме должна стоять полная тишина несколько минут, пока я не перестроюсь. Несомненно, пение, особенно грудное, оздоравливает весь организм, снимает стресс. Но ведь недаром говорят, что работа дирижера сравни работе каменщика. Ты строишь из множества голосов, мелодий стройное прекрасное произведение, добиваешься нужного тона и темпа. У нас очень талантливые в коллективе молодые артисты, они все преданы профессии. Я очень ценю именно преданность — это, на мой взгляд, одно из главных человеческих качеств. И в то же самое время молодые не дают стареть. Идет некий энергообмен. Очень часто, когда перерыв и у артистов отдыхают связки, я им рассказываю о том, что самой интересно. Вот недавно познакомила с режиссером Тарковским. Молодежь сейчас другая. Они ведут здоровый образ жизни, относятся вдумчиво к природе, на ты со многими техническими гаджетами, но в общекультурном плане многого не знают. Но они растут, развиваются… И в свое время станут мудрыми и будут тоже удивляться новому поколению. Жизнь расставляет все по своим местам!
Елена Георгиевна совмещала работу хормейстера и педагогическую деятельность. Но несколько последних лет ведет и большую воспитательно-просветительскую работу среди молодежи, помогает начинающим артистам поднять уровень исполнительского мастерства. И многие ее воспитанники — победители всероссийских и международных конкурсов.

comments powered by HyperComments
Поля
Подкасты
База