В Законодательном собрании края: тема серьезного разговора – кубанская фауна и флора

В Законодательном собрании края: тема серьезного разговора – кубанская фауна и флора
В Законодательном собрании края прошло традиционное планерное совещание. И снова по традиции первым депутаты поставили контрольный вопрос. На этот раз обсуждалась проблема развития в регионе особо охраняемых природных территорий. Вел заседание председатель ЗСК Юрий Бурлачко.
Насколько важна эта тема вообще, а для Кубани, курортного региона, вдвойне, говорить не надо. Это и подчеркнул Юрий Бурлачко в начале обсуждения, акцентировав внимание на том, что природа нашего курортного региона нуждается в особой защите. Но это важно и для экономики региона. С последним утверждением сложно не согласиться. 


Кто поедет на курорты Краснодарского края, если природа будет погублена?

Курортно-рекреационная отрасль все плотнее входит в перечень бюджетообразующих секторов экономики. А кто же поедет на наши курорты, если природа будет погублена? Вот под этим углом проблема и рассматривалась. В комментарии Юрий Бурлачко как раз это направление и подчеркнул:

— Кубань — территория особая. Огромное количество туристов приезжает сюда на отдых. Во многом благодаря прекрасной, чистой природе, наличию большого числа охраняемых природных территорий наш край является столь привлекательным.

Обсуждение этого вопроса несколько отличалось от других тем, которые поднимались как контрольные на планерках. И представитель министерства, и депутаты не только были единодушны в отношении к охраняемым природным территориям, но и продемонстрировали совместные усилия для их сохранения и развития. Это не говорит о том, что проблем нет, они есть и были названы. Но на законодательном и исполнительном уровнях установлены жесткие требования к экологии, им власть и следует. 

Это подтвердил в своем сообщении заместитель министра природных ресурсов Олег Соленов. Его сообщение изобиловало множеством цифр. Мы выберем для нашего отчета главные, раскрывающие и ситуацию по этой проблематике, и перспективы развития, и усилия природоохранных органов власти края.

Что же мы сегодня имеем? А имеем огромные территории, требующие особого внимания. Замминистра доложил, что на Кубани к особо охраняемым отнесена 401 территория, среди них шесть — федерального значения и 19 — местного. Региональная система включает 376 объектов: один природный и один дендропарк, 17 госзаказников, 353 памятника природы и четыре природные рекреационные зоны.

Честно говоря, по мне так вообще всю Кубань стоило бы внести в число особо охраняемых территорий, настолько уникальна наша земля. Но мы же люди разумные и понимаем, что это невозможно, потому что кроме уникальности Краснодарский край для всей страны имеет огромное экономическое значение. А экономику невозможно развивать без строительства производственных объектов, дорог — автомобильных и железных, прочих коммуникаций — газовых и нефтяных, портов, в конце концов жилья, а что касается побережья, то как здесь обойтись без отелей, инженерных сетей и всего прочего? Вопрос состоит в том, что требуется разумное сочетание необходимости и экологической возможности, есть ведь предел нагрузки на природу. 


Особо охраняемые: не тронь!    

Но что касается тех территорий, которым присвоен статус особо охраняемых, то здесь постановка вопроса должна быть только такой: не тронь! Поэтому, как сказал замминистра Олег Соленов, министерство исповедует только такой подход. Не просто охраняет эти зоны, но и расширяет их число. Скажем, за последние семь лет организовано восемь новых особо охраняемых природных региональных территорий.  пример привел природный орнитологический парк в Имеретинской низменности Сочи, парк стадиона «Кубань» в Краснодаре. 

Министерство настойчиво идет по этому пути: сегодня создается еще 11 уникальных территорий. Три из них — в Анапе: природный парк Анапская Пересыпь, заказник Анапский, прибрежный природный комплекс «Анапское взморье». А вот еще точка внимания: природный парк Маркотх. Он занимает 65 тысяч гектаров и захватывает территории Геленджика, Крымского, Абинского и Северского районов. 

Но депутаты обратили внимание, что в информационных материалах отмечено снижение числа особо охраняемых природных территорий. В 2008 году их было 420, а ныне значится 370. Олег Соленов пояснил, что это связано с изменениями в федеральном законодательстве, а еще некоторые природные объекты включены в состав других ООПТ. 

Однако это как раз тот случай, когда число не главный показатель, главное — чтобы масса, площади не изменились. Но помешать этому может пока что не решенный, но очень важный вопрос: замминистра заметил, что практически все ООПТ регионального значения не выведены из хозяйственного оборота. Что это значит, вы прекрасно понимаете: баланс между «надо» и «нельзя» может быть нарушен в пользу «надо». И тут спасет только разумное государственное управление особо охраняемыми территориями. 

Приходится находить компромисс между хозяйственными интересами и соблюдением природоохранного законодательства. 


Стать в позу и не строить ничего?
 
Рассмотрим только один узелок. Все знают, как непросто летом проехать к курортам Черноморского побережья. Двигаться туристам туда на автомобилях и сложно и долго. Но есть в крае недостроенная дорога через Шаумянский перевал, есть другие проекты магистралей с выходом к Большому Сочи. И есть особо охраняемые заповедные места и просто природные ландшафты, которых дороги не могут не затронуть. И что — стать в позу и не строить ничего? Строить надо, но разумно сочетая потребности развития и экологические требования, учитывая уровень нагрузки хозяйственной деятельности на природу. То же касается и азовских прибрежных территорий.

О них в своем выступлении говорил председатель комитета по вопросам использования природных ресурсов, экологической безопасности, санаторно-курортного комплекса и туризма Александр Джеус. Комитет, который возглавляет депутат, активно включен в этот процесс и действует в тесном сотрудничестве с министерством. В 2014 году, рассказал Александр Васильевич, были разработаны и введены новые категории особо охраняемых природных территорий, отражающие особенности региона. 

Вот здесь как раз речь о прибрежных и лиманно-плавневых природных комплексах, природных рекреационных зонах и природных достопримечательностях. Появилась норма, законодательное обеспечение всего природоохранного процесса, которыми создана возможность и сохранять уникальные места и объекты, и развивать их.

Немаловажно и то, что краевая казна не скупится на это направление. Что побуждает и местные власти также рачительно относиться к решению проблемы. Вспоминается одна из сессий ЗСК, где депутаты предъявляли претензии к руководству краевого центра по поводу зеленых зон. 

А вот на нынешней планерке уже как положительный факт отмечено то, что депутаты городской Думы Краснодара приняли решение о создании девяти особо охраняемых природных территорий местного значения: сквер Пограничников, сквер имени Жукова, сквер Дружбы Народов, сквер Лазурный, сквер Екатерининский, сквер Майский, бульвар Платановый, бульвар Александровский, бульвар Тюляевский. Здесь не предусматривается застройка. 

Активно отстаивают сохранность и развитие природных территорий и анапские депутаты, власти Новороссийска и Павловского района. 


То, что имеем, и храним, и восполняем

Участники совещания обсудили вопросы сохранения биоразнообразия на территории края. Было отмечено, что Кубань — один из немногих субъектов РФ, где при поддержке власти реализуются программы по восполнению ценных природных ресурсов. 

Профильное министерство и комитет ЗСК — каждый в своем ключе и в рамках своих полномочий — реализуют стратегию сохранения и воспроизводства осетровых и других видов рыб, ведут планомерное восполнение охотничьих ресурсов, в частности фазана и европейской лани. Скажем, на базе «Кубаньбиоресурсы» содержится ремонтно-маточное стадо пяти видов осетровых рыб. И каждый год в реку Кубань выпускается молодь и особи старших возрастных групп белуги.

Однако Александр Джеус обратил внимание участников совещания на ситуацию с таранью, судаком, другими истинно кубанскими видами деликатесной рыбы. Вопрос состоит в том, что Приморско-Ахтарское, Ейское, Щербиновское, Бейсугское нерестовые хозяйства, которые призваны заниматься воспроизводством этих видов, находятся в федеральной собственности. Это-то ладно, но все они в предбанкротном состоянии. Значит, надо решать и эти проблемы, иначе биоресурсы в наших водоемах будут таять.

Как надо к этому относиться, показал опыт воспроизводства фазана. В те времена, когда принималась программа восстановления его популяции, автор этих заметок сильно сомневался в первоочередности поставленной задачи, тем более с выделением бюджетных средств. Но оказался не прав. ГБУ КК «Кубанский фазан» в год выпускает в живую природу пять тысяч фазанов, что позволило в течение нескольких лет увеличить их количество с 29 тысяч почти до 150. Тут еще надо иметь в виду, что фазан является звеном в пищевой цепочке, что дает развитие другим видам фауны.

Депутатов во всей этой проблематике интересовала и цена вопроса. Особенно председателя комитета по финансово-бюджетной, налоговой и экономической политике Николая Кравченко. Он и поинтересовался экономикой организаций, которые в этой области работают. Дело в том, что они бюджетные. А сами-то зарабатывают?

— На четыре ГБУ, которые занимались выпуском нерестовых рыб и на которые государство в общей сложности затратило в 2016 году около 100 миллионов рублей, совокупный эффект, полученный рыбаками, переработчиками и производителями, составил порядка 20 миллиардов рублей.

И этот вопрос был исчерпан. Оказалось, что защита флоры и фауны — дело прибыльное. И еще можно было бы заработать, скажем, на тех же экскурсиях на фазаньи фермы. Но здесь своя специфика: птицы выращиваются так, чтобы их можно было выпустить на волю, пояснил депутат Андрей Булдин, поэтому присутствие человека при них должно быть визуально минимизировано. 


Кто защитит побережье края?

Еще на одну проблему обратил внимание первый заместитель председателя ЗСК Николай Гриценко. Азово-Черноморское побережье, говорил он, имеет самую большую протяженность в России. Но как мы содержим эту территорию? Раньше была федеральная организация «Кубаньберегозащита», которая частично финансировалась из краевого бюджета. «Кто сейчас финансирует эти работы, поскольку старой организации нет, а новую еще не создали?» — задал он вопрос заместителю министра. И тот согласился, что это пока что проблема. То есть и ее надо решать.

Таким образом, депутаты подняли планку обсуждаемой темы еще выше, был затронут целый комплекс природоохранной деятельности. Что же касается основной темы, то депутаты поддержали меры по совершенствованию системы управления особо охраняемыми природными территориями регионального значения. Однако сошлись на том, что режим их охраны необходимо усилить.

Александр Гикало.

Фото: «ВК Пресс».
comments powered by HyperComments
Саша Горбунова
Подкасты
База