Беларусь и Россия: Сообразуясь с революционной целесообразностью

Беларусь и Россия: Сообразуясь с революционной целесообразностью
Дорогие друзья, земляки-кубанцы, направляю вам развернутый вариант публикации, которую я разместил несколько дней назад на своей странице в Фейсбуке. Счел важным, прежде всего для самого себя, основательнее проанализировать тему «революционной целесообразности по-белорусски», которую изложил «дорогим россиянам» философ и методист из Минска Владимир Мацкевич.

И все-таки неплохо нас учили в советских юридических ВУЗах. Несколько дней назад, а если совсем точно, то 27 августа сего года, смотрю дневной выпуск программы «Время покажет». Тема открытой дискуссии в режиме онлайн чрезвычайно актуальная и жаркая: анализ событий в Беларуси с позиции разных политических воззрений и оценок. В соответствии с традицией главных российских телеканалов, к прямой связи со студией подключаются люди, представляющие подчас диаметрально противоположные фланги политической и информационной борьбы. И это, на мой взгляд, правильно, иначе, как объективно оценить современные риски и угрозы, а также, на экспертном уровне, выработать рекомендации о стратегии и тактике противодействия этим вызовам?

На большой студийный экран выводится очередной собеседник из Минска, как представил его Артем Шейнин, — белорусский философ и методолог Владимир Мацкевич. Безо всяких философских отступлений, сходу, в запальчивом и раздраженном тоне он заявил, что не хотел участвовать в этом «базаре», но согласился лишь для того, чтобы заявить «дорогим россиянам»: «Пожалуйста, не вмешивайтесь в наши дела, вы все равно в них ничего не понимаете». На вопрос ведущего программы, почему он отказался войти в состав координационного совета, ответил, что там есть члены его команды и они могут влиять на него из внутри «если понадобится» (похоже, что ему пока удобнее оставаться в тени, что свойственно разного рода «серым кардиналам» в политике). Далее, характеризуя координационный совет, он назвал его реальной политической силой, с которой должен вести диалог Лукашенко. Конечно, у всякого человека, более-менее понимающего в конституционном праве, неизбежно встанет вопрос о законности возникновения и существования этого политического органа, с которым должны «вести диалог» законно избранные белорусские власти, причем, вести, как минимум на равных условиях. И тут мой слух резанула вызывающе откровенное высказывание господина Мацкевича о правовой легитимности этого совета, сформированного, «если хотите, на принципе революционной целесообразности».

Оп-па! Что-то в этой высказывании оппозиционера знакомо еще по учебникам истории государства и права наших студенческих времен. Общеизвестный факт, что принцип революционной целесообразности использовался большевиками в качестве обоснования крайне жестких действий революционных масс, направленных на окончательный слом «кровавого царского режима» и последующую беспощадную «экспроприацию экспроприаторов». После октябрьской революции 1917 года, в условиях ожесточенной классовой борьбы, провозглашалось целесообразным защищать революционные завоевания пролетариата средствами, основанными не на законах, которых еще не существовало в природе, а сообразуясь революционным правосознанием восставших масс.

Фактически господин философ заговорил об использовании оппозицией одного из главных постулатов насильственных революций: слом политической и правовой основы того или иного государства, когда вместо существующей системы конституционно-правового регулирования, применяется методика действий, как сказали бы сейчас, не по закону, а по понятиям, опирающаяся на революционную целесообразность насильственного выкорчевывания всего, что олицетворяло собой поверженный общественно-политический строй. Ни о каком соблюдении законности, при этом, речи быть не может. А то, что в Белоруссии есть действующая Конституция, установленная в соответствии с нею система органов законодательной и исполнительной власти, система законодательства, наделяющая власть правами и обязанностями, в том числе по защите конституционного строя, это оппозицию уже не волнует.

Что это: непонимание философом — методологом правовой сущности его заявления о формировании координационного совета белорусской оппозиции на основе принципа революционной целесообразности или же четко выраженная им политическая направленность оппозиции на революционный путь завоевания власти в стране (включая поддержку из вне), что носит абсолютно антиконституционный и антигосударственный характер, содержащий состав одного из самых тяжких преступлений в любой стране мира?

Далее, разгневанный настырной просьбой Артема Шейнина уточнить все-таки конституционно-правовую основу создания этого оппозиционного органа, выступающего от имени «всего белорусского народа» и претендующего, ни много, ни мало, на передачу ему всей полноты государственной власти, философ-методолог связал провозглашенную им «революционную целесообразность» с положением в стране, где, по его мнению, не действует закон, отменены все конституционные нормы (?), которые приняты «не конституционным путем». И тут же в запальчивости добавляет, что власти не выполняют собственные законы, которые приняты неконституционным путем.

В общем, как говорил один мой приятель, «бред сивой кобылы в лунную ночь», абсолютная правовая несуразица, что вполне может быть свойственно философу, но с глубоким подтекстом: в стране вся законодательная основа неконституционна, власти нелегитимны, а значит, надо эту власть прибрать к своим рукам, руководствуясь при этом вовсе не законами страны, которые он (а может и вся оппозиция?) считает ничтожными, а революционным правосознанием восставшего народа. То есть, создание координационного совета вне правого поля, очерченного Конституцией республики Беларусь, обосновывается применением принципа революционной целесообразности, по сути своей, того принципа, каким руководствовались большевики в последующий после революции 1917 года период, в целях разрушения «до основанья» мира насилия, каковым являлся предыдущий царский режим. Что на этой основе происходило в те суровые времена нашей общей истории, хорошо известно: революционные трибуналы, тройки, расстрелы без суда и следствия (в том числе царской семьи, во исполнение постановления исполкома (!) Уральского областного совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов), кровопролитная гражданская война, раскулачивание и расказачивание и прочие процессы, унесшие миллионы жизней народов страны. Конечно, впоследствии советское государство и его руководители смогли в значительной степени реализовать вторую часть задачи, обозначенной в пролетарском гимне — «а затем…»: одолеть разруху, выдержать тяжелейшие военные испытания и построить первое в мире могучее социалистическое государство — СССР. Но, какой ценой?

Так это Советский Союз, с его мощной экономикой, достаточно крепкой и волевой политической властью и всенародным настроем на созидательный труд, а также защиту суверенитета и безопасности страны! Но смогут ли выжить в революционных испытаниях и оказаться в некоем вожделенном европейском «раю», причем, на равных условиях с другими западными государствами, Украина и Беларусь? Пример «обновленной» в 2014 году незалежной Украины дает основание ответить на этот вопрос отрицательно, а белорусским братьям — тысячу раз отмерить, прежде чем ломать то, чего они достигли за годы своего самостоятельного развития в союзе с Россией. Кстати, и опыт фактического развала России в пресловутые девяностые и тяжелейшего ее восстановления в последующие два десятилетия тоже не будет лишним для белорусов. Тем более, что у них нет таких природных ресурсов и такого оборонного потенциала, какие имеются у Российской Федерации. К тому же отсутствует гибкость в государственной внутренней и внешней политике, а цели государственного развития, как становится теперь очевидным, в течение десятилетий подменяются обещаниями лучшей жизни в будущем. А где оно, это светлое будущее и какими инструментами будет достигнуто? Многовекторной политикой, что-ли?

Примечательно, что применение в украинской практике того же принципа революционной целесообразности в условиях крайне несовершенной нормативно-правовой базы и слабой правоприменительной практики, развязывает руки экстремистским националистическим силам для ослабления системы государственного управления в стране и установления своих правил управления через террор, насилие и прочие подобные методы запугивания населения и подчинения его своей воле. Как это было на Майдане, в Одессе, как случилось в Донбассе и, совсем недавно, 27 августа 2020 года под Харьковом, где были зверски избиты и расстреляны из травматического оружия активисты патриотического движения «Патриоты — За жизнь».

Ю. АЗАРОВ, кандидат юридических наук

comments powered by HyperComments
Андрей
Подкасты
База
Похожие материалы