" />

Глобальный мир заклиматило: об акциях в защиту окружающей среды

Глобальный мир заклиматило: об акциях в защиту окружающей среды
Митинги и демонстрации против глобального потепления прошли почти в 150 странах. В России, несмотря на призывы экологов и то, что эти мероприятия не собирались запрещать, откликнулась всего пара сотен человек. Вообще-то по поводу мирового потепления мнения даже у экспертов разнятся. Одни уверены, и безоговорочно, в том, что этому способствует деятельность человека, в первую очередь — промышленные выбросы углекислого газа, другие в это не верят, приводя в пример замерзший в 2014 году Ниагарский водопад.

Может быть, и поэтому президент США Дональд Трамп, известный своим скептическим отношением к этому вопросу, на саммите «большой семерки» в Италии в 2017 году заявил о выходе из так называемого Парижского соглашения по климату, вступившего в силу годом ранее. Тогда, весной 2016 года, подпись под соглашением поставил Александр Хлопонин, который в те времена занимал пост вице-премьера Правительства России. Также во время торжественной церемонии в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке этот документ подписывали представители более 190 стран, в том числе и США. Но ратифицировали его не все.

Парижское соглашение было принято в рамках конвенции ООН об изменении климата, и с 2020 года оно должно регулировать на планете меры по снижению выбросов углекислого газа в атмосферу до уровня, который могут поглощать леса и океаны. Также им предусматривалось ежегодное выделение развивающимся странам 100 миллиардов долларов для внедрения перехода на энергосберегающие технологии и более «чистые» виды энергии. А для США, которые вырабатывают 14–15 процентов от мирового объема парниковых газов, содержалось обязательство к 2025 году сократить их выбросы на 26 процентов по сравнению с уровнем 2005 года.

Дональд Трамп мотивировал на итальянском саммите свой отказ тем, что, по его мнению, это соглашение не столько о климате, сколько о том, что другие страны получат преимущество за счет США. Поэтому никаких ограничений для американской промышленности не будет. Разгоревшийся после этих заявлений скандал, судя по всему, и положил начало концу так называемого коллективного Запада, который окончательно оформился на очередном собрании этих государств в Канаде. Тогда, напомню, Трамп начал торговые войны, в том числе и с союзниками, защищая ввозными пошлинами свою экономику. Все это, как мы сейчас видим, только усилило геополитическое влияние Соединенных Штатов, в первую очередь — на мировые рынки. Все другие страны, похоже, всерьез намерены начать ограничивать свою промышленность нормами пресловутого Парижского соглашения.

Никто не спорит, климат меняется, но так происходило и сто и двести лет назад. Сейчас, конечно же, сказывается и промышленный фактор, но, на мой взгляд, он больше проявляется в загрязнении природы, чем в климатических изменениях. На них же, если верить СМИ, больше могут влиять испытания Соединенными Штатами своих установок по управлению погодой.

Вся эта истерия про потепление, видимо, очень нужна в том «глобальном» мире, который устанавливают США на планете. И на ее поддержку, очевидно, выделяются большие деньги. Ведь уже сформировались политически мощные транснациональные природозащитные движения, пиарятся на этом голливудские звезды и великое множество незначительных политиков по всему миру, проходят массовые митинги. Речи в этом случае о национальных интересах государств не идет. Да и кому они сдались в новом-то мире?

Вот и наше дорогое правительство сделало подарок к стартовавшему 23 сентября саммиту генсека ООН по климату. Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление о принятии Парижского соглашения. Иными словами, ратифицировал, так сказать, договор от 2016 года. Правда, произошло это почему-то без одобрения соответствующим законом Госдумы. Но в правительстве сообщили, что законопроект готовится к внесению. Задним числом что ли?

Понятно, что публичное обсуждение в парламенте принятия страной норм, ограничивающих и так хилую отечественную промышленность, могло вызвать мощное противодействие тех же металлургов и энергетиков. Но случилось то, что случилось. И закон, который выйдет из недр правительства, будет, скорее всего, лишь регулировать выбросы и поглощения углекислого газа. Ожидается, что он позволит правительству вводить целевые показатели выбросов парниковых газов (ПГ), устанавливать для производителей прямые квоты, плату за ПГ, штрафы за сверхнормативные выбросы, а также торговать правом на эти выбросы, в том числе и за границей. Кстати, когда эта тема обсуждалась в российском Минэкономики в прошлом году, предлагалось все собранные средства направлять не в бюджет, а некий Фонд поддержки проектов сокращения выбросов, учрежденный этим ведомством совместно с Минфином. Примечательно, что в июле этого года ушел в отставку глава Рослесхоза Иван Валентик, в ведомстве которого ранее утверждали, что необходимая для ратификации Парижского соглашения инвентаризация лесов из космоса может быть проведена в России только к 2020 году. Но это, наверное, совпадение, так же как и леса, сгоревшие в Сибири на миллионах гектаров…

Я не специалист, но рискну предположить, что тайга по своим естественным поглощающим способностям, наверное, могла бы на долгое время поставить крест на вступлении России в это климатическое соглашение. Согласитесь, зачем оно нужно, если вся российская промышленность вырабатывает парниковых газов меньше неприемлемого для лесов уровня? Но это так, к слову. Впрочем, во всей этой истории с поспешной ратификацией просматриваются и хорошо узнаваемые фигуры.

Дело в том, что введение новых экологических сборов и штрафов в первую очередь ударит по тепловой генерации. И это тогда, когда плата за отопление для многих семей уже стала неподъемной. Вспомним, что 6 июня 2019 года глава УК «РОСНАНО», сопредседатель Ассоциации развития возобновляемой энергетики Анатолий Чубайс в рамках Петербургского международного экономического форума, где он выступал модератором сессии «Глобальный климатический вызов: ограничение или драйвер развития?», заявил, что Парижское соглашение — это глобальный драйвер технологического обновления, и в РОСНАНО есть что предложить в этой связи. Там же он предложил ввести в России новый налог — углеродный, призванный стимулировать промышленников снижать выбросы. И почему-то нет сомнений, что именно такой законопроект внесут скоро в Госдуму.

Кроме того, Анатолий Чубайс много лет добивается нового реформирования энергетики страны. Так, два года назад он горячо призывал правительство в ближайшие несколько лет начать выводить из эксплуатации неэффективные паросиловые установки с КПД 36 процентов. Мол, даешь энергосбережение и т. д. А ведь именно такие тепловые электростанции не только снабжают большинство потребителей электричеством, но и обогревают наши города. Так что новый углеродный налог «от Анатолия Борисовича», несомненно, отразится в коммунальных счетах за и без того дорогое тепло.

Теперь понятно, почему народ у нас не поддержал эту международную акцию по защите климата. Понимают, наверное, или догадываются люди, что если наше дорогое во всех смыслах правительство берется за решение общечеловеческих проблем, да еще и с подачи непотопляемого отца русской приватизации, ждать от этого ничего хорошего не приходится. А вы как думаете?

Читайте также: Дружбы не получается, увы: о военной операции арабской коалиции в Йемене

Ксюша Рогозина
Подкасты
База