Память народа: Ратники возвращаются с войны

Память народа: Ратники возвращаются с войны
Мы помним: буквально за несколько дней до 70-летия Победы Министерство обороны России открыло доступ к крупнейшему в мире интернет-порталу об участниках Великой Отечественной — «Память народа». Наконец стали известны места захоронений миллионов погибших… И жители со всей России стали искать и находить своих родных, выезжать на те братские могилы и мемориалы, где многие годы оставались безвестными погребенные. Сестры, братья, родители, деды…
Открытие архивов (проект реализован по решению Российского оргкомитета «Победа» 2013 года, которое в 2014-м было поддержано поручением Президента РФ и постановлением Правительства России) совпало с рождением в 2014 году всенародного движения — многомиллионного «Бессмертного полка».

И если добавить к этому активную работу поисковиков (находятся неизвестные ранее захоронения, документальные данные, родственники погибших), получается, что именно сейчас, через 70 лет после Победы, в России пошла вторая, окончательная волна возвращения с войны. И эта волна не только информационная — она наполнена жизнью, памятью и чувствами, поскольку касается каждой семьи…

Как все происходит на Кубани?

Насколько успешно наши жители ищут и находят родственников? И как приезжают на мемориалы и братские могилы семьи погибших в боях за Кубань из других регионов?
Краевая народная газета «Вольная Кубань» узнала о том, как идет вторая волна у нас.
И что в связи с этим становится очевидным.
И горьким!

Книга Памяти: 25 лет поиска

— Архивы Минобороны, МВД только начали открываться, новых данных очень много, — рассказывает Наталия Заздравных, главный редактор краевой Книги Памяти, председатель краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), заслуженный работник культуры России и Кубани, член Общественной палаты Краснодарского края. — Люди пишут, звонят, просят помочь найти данные о своих родных, которые раньше считались без вести пропавшими, из многих городов и районов Кубани, других регионов России и даже зарубежных государств.

С 1993 года в России стали систематизировать и публиковать данные по погибшим во время Великой Отечественной войны — в самом конце 1992 года заработала федеральная программа. Запущена организационная и научная работа по созданию Всероссийской книги памяти, в которой принимают участие все регионы. Над краевой книгой начали работать еще с 1989 года, это — государственный заказ администрации края. Особую значимость изданию книги придало постановление ЗСК № 559 от 18 марта 1997 года, которым утверждено «Положение о краевой Книге Памяти». С этого года работу ведет краевой совет ВООПИК.

— До открытия архивов Минобороны были собраны все данные, которые возможно было найти в открытых архивах, военкоматах, музеях, библиотеках, по воспоминаниям ветеранов, — говорит Наталия Заздравных. — Проделана большая, кропотливая работа — нередко нам приносили мешки бумаг, вырезок. Издан 21 том серии книг «Всем сердцем поклонись», где почти полмиллиона — 422639 фамилий жителей региона, погибших и пропавших без вести в ходе военных действий. Мы даже не знаем, где покоится прах многих из них. 

По современным данным, могилы 61557 погибших жителей Кубани находятся на территории 36 государств ближнего и дальнего зарубежья. Но данные только по погибшим землякам были бы неполными — и в 2001 году глава администрации края Александр Ткачев подписал постановление о дальнейшей работе: на Кубани стали собирать данные обо всех, кто погиб в боях 1942–1943 годов и похоронен на нашей земле. Эта серия книг — «Воинский мемориал» — состоит из девяти томов, в которых собрана информация о 983 братских могилах, где покоится прах более чем 170 тысяч погибших за освобождение Кубани. Известны фамилии только 107966 человек.

Работать еще есть над чем: зачастую из общего числа не вернувшихся с войны больше половины — пропавшие без вести. Приведем данные из нескольких районов и краевого центра:

— Кореновский район — погибли 5407, без вести пропали 3533.
— Динской — погибли 4234, пропали без вести 5379.
— Лабинский — погибли 4889, пропали без вести 5945.
— Выселковский — погибли 2623, пропали без вести 4718.
— Краснодар — погибли 17197, пропали без вести 14083.

Открытые архивы изменяют ситуацию. Свежая серия, издание которой начато в 2016 году, — «Вспомним всех поименно». Здесь уже уточненные, дополненные и систематизированные данные о жителях Кубани, которые погибли или пропали без вести на фронтах. Издан первый том — по Абинскому району. И вот какова статистика: за полгода из почти шести тысяч погибших или пропавших без вести информация стала известна по 467!

Мы — дети и внуки

К чести жителей Кубани, мы можем говорить о том, что начали возвращаться к событиям войны, стараться восстановить сведения о родных раньше, чем это оформилось в заметное движение по стране. 

Приведем только один пример: в Славянске-на-Кубани больше десяти лет назад — еще в 2005 году — создана организация «Дети защитников Отечества, погибших в годы Великой Отечественной войны». Славянцы разыскивали могилы погибших родных и выезжали на места гибели.

Работают поисковики — и здесь тоже уже накоплен внушительный пласт информации.
Младший сержант Григорий Некрасов в 2016 году все же вернулся в родной Сочи. Останки солдата были найдены поисковым отрядом в Карелии: в медальоне сохранились личные данные. В городе-курорте организовали торжественное перезахоронение, нашли родственников — внучатый племянник приехал с сыновьями из Ростова-на-Дону. Мы не знаем, кто ждал с войны Григория, долгие годы известно было одно: пропал без вести.

И вот найдена не только информация. Перезахоронение прошло в День Героев Отечества 9 декабря под проливным дождем на мемориальном комплексе в Завокзальном микрорайоне через 74 года после гибели (в 1942 году ему было 29 лет). И, что важно, его имя уже числится в списках на мемориал среди тысяч других, а данные о смерти занесены в Книгу Памяти. А сколько погибших на кубанской земле из других регионов?

Эльвире Ивановне Ивановой в 2014 году было 82 года, когда она узнала о судьбе тетушки Людмилы Лысенко, погибшей в 1943 году под Туапсе. Разница в возрасте была небольшая — они общались как сестры. И пожилая жительница Санкт-Петербурга приехала на Кубань, чтобы найти ту самую братскую могилу.

Людмила Лысенко была медсестрой, но от мобилизации ее освободили — ревматизм. Отец сказал: «Все равно иди. Если будет оккупация, молодой красивой девушке придется плохо. А когда наши вернутся — как будешь ты, медсестра, которая не пошла на фронт, им в глаза смотреть?». После похоронки, пришедшей с фронта, пожилой отец никогда больше не улыбался. Вот письмо от однополчан Люды: «В последний день жизни ваша девочка вынесла с поля боя 20 раненых бойцов, сама была тяжело ранена и умерла в полевом госпитале»…

Эльвире Ивановне помогали искать братскую могилу всем миром. Начали с историко-краеведческого музея, где была старая карта района. Подключились глава Шаумянского сельского поселения Лаэрт Кочьян, руководители трех отрядов поисковиков. Совместно определили, что речь идет о местности в районе современного поселка Садового.

Там встретили пожилую женщину как родную. Проводили в горы к братской могиле — сама смогла пройти к месту захоронения в лесу. Взяла горсточку земли с собой в Санкт-Петербург: «Такое чувство, что Милочка меня услышала. Я должна была приехать, проведать ее. Легче стало. Спасибо вам!». Она благодарила незнакомых людей, которые и сами расчувствовались. Пообещали, что имя погибшей в 23 года Людмилы Лысенко будет выбито на центральном мемориале поселка Садового. На лесной братской могиле имен нет…

Разрозненно и размыто

Это только два примера. В департаменте молодежной политики минобразования края, «Кубаньпатриотцентре» аккумулируется информация о перезахоронениях — возможно, это станет одной из следующих тем публикаций «ВК». Но сейчас хотелось бы остановиться на главном моменте, который все более и более осязаем, логичен и правомерен для дальнейшего развития ситуации.

Если идет системный многолетний сбор данных, инициированный руководством страны и поддержанный законодательный и исполнительной властями края, очевидно, что следующим шагом должно стать обязательное внесение информации на мемориалы, стелы и братские могилы. И это также должно пройти при поддержке руководства страны и региона.
А как по-иному?

На Кубани на сегодняшний день не увековечены более 200 тысяч имен ратников, отдавших свою жизнь за наше будущее. Это очень много. Население всей Анапы — 73,5 тысячи человек, Ейска — 85, Армавира — 171 тысяча человек. 200 тысяч — это население нескольких городов края!

Но на ком сейчас лежит забота и ответственность по увековечению этих фамилий? На муниципалитетах! Они брошены в самостоятельное плавание, требующее — при качественном подходе — материальных вложений. В условиях дефицита бюджета это, к сожалению, много лет остается на уровне «побелить-покрасить-прополоть».
А время неумолимо идет…

И что в результате?

Председатель ВООПИК Наталия Заздравных подтверждает, что проблема есть. Бывает, фамилии фломастерами дописывают люди, которые приходят на братские могилы, чтобы почтить память своего родного героя.

Отсутствие имен или неполное их внесение особенно заметно в городе-герое Новороссийске. На памятнике братской могилы на Сухумском шоссе напротив разрушенного Дворца культуры цементников всего 11 фамилий. А по списку в Книге Памяти должно быть 349! На одной из братских могил на городском кладбище по Мысхакскому шоссе одна фамилия, но захоронены 25 человек. На другой здесь же — 74 фамилии, по Книге Памяти — 92. На захоронении со стелой — 30 фамилий. А должно быть 546. Или 20 фамилий, когда должно быть… 1155! Только в одном Новороссийске не увековечены более 10 тысяч имен погибших при освобождении города.
Да и общее состояние памятников, которые зачастую были установлены хозяйствами, предприятиями из подручных материалов, со временем лучше не становится.

— На братских могилах часто установлены бетонные солдаты, которые уже отстояли по 50–60 лет, — рассказывает Наталия Леонидовна Заздравных. — Это большой срок для материала. Иногда местные власти фигуру солдата меняют на стелу — на охране у государства стоит могила, не памятник. Но это неправильно. Форма памятника, к которому привыкли поколения людей, все же должна сохраняться, нельзя сейчас все переиначивать. И непозволительно при ремонте убирать фамилии и мемориальные плиты и просто писать «Никто не забыт» — было и такое.

Проделана очень большая поисковая, научная работа — никто не имеет права размывать ее результаты! Книге Памяти в этом году исполнится 25 лет, четверть века ведется работа по восстановлению информации, остается только нанести уже готовые и проверенные данные на мемориалы! А мы начинаем убирать списки на некоторых братских могилах, пытаясь удешевить их ремонт…

Визитные карточки края

Есть только четыре муниципальных образования в Краснодарском крае, где работа по внесению фамилий ВСЕХ погибших проведена достойная. Староминский район — один из самых первых, где создали Книгу Памяти в камне, увековечив более пяти тысяч имен. Лабинский и Кущевский районы — и здесь хорошо подготовились к встрече 70-летия Победы, сюда привозят экскурсии. И Сочи, где к мемориалу в мае 2015 года возложили цветы госсекретарь США Джон Керри, посол США в РФ Джон Теффт и помощник госсекретаря США Виктория Нуланд. Здесь фамилии всех погибших, которые известны на настоящее время и есть в Книге Памяти, уже внесены — высечены золотом на граните. Как, собственно, и должно быть. На этих мемориалах обязательно оставляют место для новых данных и предусматривают возможность дополнять списки.

Мы уже ранее в одной из публикаций приводили слова губернатора края Вениамина Кондратьева, который, проходя мимо гранитных колонн с фамилиями сотен погибших на кущевском мемориале в парке 30-летия Победы, сказал: возникло чувство, будто герои рядом, до сих пор с нами. О том, как важно ощущать эту связь с земляками, погибшими за будущее, — немеркнущую связь поколений, и поддерживать ее. Добавить можно только одно: Бессмертный полк родился в Сибири, но на Кубани еще в 2005 году в совете ветеранов появилась идея внесения списков погибших из Книги Памяти на мемориалы. 

Сейчас и кущевский, и лабинский мемориалы — это, по сути, Бессмертный полк в граните. Тот Бессмертный полк, который осязаемо с нами каждый день, а не только 9 Мая. Важна личность каждого погибшего. Память о каждом! Пройти в День Победы с портретом родного человека — и поклониться на мемориале деду и прадеду. Родственники погибших со всей страны приезжают сюда 9 Мая. И даже на Пасху, Радоницу — после того как сходят на кладбище, посещают мемориалы, ставят церковную свечу у фамилии родного человека. Кстати, в Староминском и Лабинском районах в строительство комплексов жители вложили свои личные деньги — 900 тысяч и миллион рублей соответственно.

В других районах ситуация иная. Хотя сказать, что все плохо, вероятно, нельзя. Памятники и мемориалы на Кубани стараются содержать в порядке.

— Памятников военной истории на территории Краснодарского края очень много, — рассказал руководитель управления государственной охраны объектов культурного наследия края Роман Семихатский. — Очень большое количество памятников военной истории не является объектами культурного наследия — это касается братских могил, расположенных в лесах, горах. Если охраной первых занимается наше управление (совместно с муниципалитетами), то братские могилы — по Закону «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» — ответственность военкоматов (также совместно с муниципалами).

Работа проводится ежегодно — в апреле стартует месячник, во время которого все приводится в порядок после зимнего сезона. Кроме того, сейчас ведется актуализация данных по каждому памятнику для внесения в единый Госреестр данных.

— Работа по внесению изменений, дополнению списка фамилий идет постоянно — регулярно муниципалитеты обращаются в управление за разрешением на внесение новых фамилий. Действительно, можно говорить о том, что в последнее время эти изменения вносятся все чаще, да и люди стали больше интересоваться историей своих семей. Я сам, — говорит Р.Семихатский, — принимал участие в этом — мы нашли место захоронения пропавшего без вести отца тестя, он погиб в Ростовской области. И когда через год после этого приехали, его фамилия уже была внесена на мемориальную доску.

Ситуацию контролирует ЗСК, дополнительно Совет молодых депутатов края ежегодно проводит мониторинг состояния мемориалов и памятников.

За державу обидно!

«Вольная Кубань» обращалась к полномочному представителю Президента РФ в Южном федеральном округе Владимиру Устинову с просьбой о содействии в возобновлении программы по ремонту и строительству мемориалов. Как нам стало известно, с подобными просьбами обращались в полпредство губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев и председатель Краснодарской краевой общественной организации «Герои Отечества» Николай Горовой (Николай Иванович, будучи председателем краевого совета ветеранов и депутатом Госдумы, как никто другой, много сделал для увековечения памяти погибших на Кубани).

В ответ на обращения, которые были проработаны департаментом по вопросам внутренней политики аппарата полномочного представителя Президента в ЮФО совместно с начальником управления Президента РФ по вопросам государственной службы и кадров, ответственным секретарем Российского организационного комитета «Победа» А. Ю. Федоровым, пришло письмо заместителя министра образования и науки Российской Федерации В. Ш. Каганова:

«…В целях увековечения памяти защитников Отечества, погибших в годы Великой Отечественной войны, в рамках государственной программы „Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2016–2020 годы“, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2016 года № 1493, предусмотрено ежегодное выделение субсидий на конкурсной основе в целях поддержки поисковых отрядов при образовательных организациях, а также молодежных поисковых отрядов и объединений.

Кроме того, в рамках программы проводятся различные мероприятия гражданско-патриотической направленности, среди которых: Всероссийский детско-молодежный конвент „Герои нашего времени“; проведение всероссийских патриотических акций „Письма Победы“; всероссийская акция „Вахта памяти“; героико-патриотическая акция по поиску и перезахоронению останков советских воинов, погибших на Эльбрусе.

Проведение работ по благоустройству воинских захоронений и участие в поисковой работе способствует воспитанию у молодежи чувства патриотизма, уважения к военной истории страны, подготовке к военной службе.

Одновременно информируем, что реализация полномочий субъектов Российской Федерации осуществляется ими самостоятельно за счет соответствующих бюджетов. Финансовое обеспечение мероприятий предусматривается в бюджетах субъектов Российской Федерации…»

Вот уж отбрили так отбрили! Ветераны, руководитель региона, полномочный представитель президента в федеральном округе обращаются с просьбой помочь — ни муниципалитеты, ни край не могут сами потянуть расходы, а им в ответ — лекция о важности патриотического воспитания. И — «это ваша забота».

Впрочем, если взять наших соседей, Ростовскую область, то здесь ежегодно изыскивают средства. В прошлом году было выделено 60 миллионов при бюджете всего 130 миллиардов. А мы, Кубань, с бюджетом в 220 миллиардов даже поэтапно ремонтировать мемориалы не можем… Если бы в течение последних десяти лет выделялись такие же суммы, мы бы уже увековечили всех героев и отремонтировали все братские могилы.

Когда не массово, а как-нибудь

Мы говорили и с директором единственного специализированного на юге России завода по обработке природного камня «Мемориал» Александром Романченко. Это его предприятие работало над строительством всех четырех мемориалов, которые в настоящее время — визитные карточки края. Но он занимается ремонтом и строительством памятных мест в других регионах чаще, чем, к сожалению, на родной земле. Да, в Ростовской области действует программа, по которой ежегодно делается пусть не масштабный объем, но качественно, профильным предприятием, а не строительными фирмами, которые сегодня мемориал облагораживают, а завтра пойдут котельную сооружать…

— В крае памятники поддерживаются в приемлемом состоянии — муниципалитеты, конечно, выделяют средства как могут. Но это не означает, что проблемы нет или она решается. Подобное латание дыр минимумом средств несколько обесценивает тот порыв патриотизма, который родился в народе. Не поддерживается на должном уровне, что было бы определенно мудрым шагом, а, наоборот, замыливается: незначительно — не массово — как-нибудь. Это все видят люди, воспринимает молодежь, — уверен Романченко. — Правильно сказал при открытии мемориала «Книга Памяти» в станице Староминской председатель ЗСК Владимир Бекетов: «Это нужно не мертвым, это нужно живым». И мы видим, что люди в Староминской пусть не каждый день, но часто несут сюда живые цветы, приходя со своими детьми.

Наш эксперт рассказал о цене вопроса: чтобы увековечить на мемориале имя одного погибшего в Великой Отечественной войне, который защищал страну от фашизма, нужно две-три тысячи рублей. Чтобы поставить надгробие частному лицу, нужны 20–30 тысяч. Почему говорят о выделении миллионов? Только потому, что стали известны судьбы сотен и тысяч погибших, фамилий которых нет нигде?

…Есть эти фамилии! Есть данные! Справедливость торжествует. Но ее торжество печально для нас. Потому что… нет денег на следующий шаг! Время идет быстро. В 2017 году не заложат деньги — в 2018-м невозможно будет работать. За один год — 2019-й — все отработать нереально. А в 2020-м — уже новый знаменательный юбилей Победы.

…Они возвращаются с войны. Их до сих пор ждут! Но они и думать не могли, что, отдав жизнь за свободу Родины и завоевав эту свободу, могут стать неподъемной обузой для государства. У которого хватит совести говорить о патриотизме, но не хватит средств на увековечение имен погибших на памятниках, мемориалах и братских могилах. У каждого должно быть имя на могиле! Хотя бы имя, к которому можно принести церковную свечу или цветы в День Победы.

Наталья КУЛАКОВА. 
Заместитель главного редактора «Вольной Кубани».