Андрей Алексеенко: Для меня любимее Кубани места нет…

Андрей Алексеенко: Для меня любимее Кубани места нет…
Беседа первого вице-губернатора Краснодарского края Андрея Алексеенко с членом Союза журналистов России Сергеем Ручиным.
Договорились на послерабочее время, чтобы у первого вице-губернатора для разговора были свободными пара часов. Однако в приемной тесно от посетителей… Как говорится, «ловить нечего», но первый вице-губернатор держит слово, и пропускают журналиста.

Нетрафаретное начало

— Андрей Анатольевич, — неожиданно удивляюсь, увидев в его кабинете большой портрет, — а почему именно Алексей Косыгин? Как правило, везде нынешние руководители, так сказать, «партии и правительства», у иных хозяйственников видел Петра I, Столыпина, даже Сталина, но Председателя Совмина СССР — ни разу.

— Да, в общем-то, ничего удивительного. Это был выдающийся руководитель, и, если бы в Советском Союзе предложенные им реформы претворили в жизнь, экономика страны из второй в мире вышла бы на первое место.

— Давайте выйдем из традиционной последовательности, и сначала спрошу не о работе, не о делах и проблемах, которых в крае невпроворот. Но все люди — люди. На спорт время есть (фигура у вас спортсмена-молотобойца!)? А рыбалка? А «шашлычок под коньячок — вкусно очень», как поет Трофим в беззаботной песенке?.. Дети, супруга… Вообще семье уделяете внимание? Как учатся, троек нет? Друзей не растеряли, высокая должность не отдалила?

— Не молотобоец (улыбается). — Боксом увлекался, до сих пор с удовольствием колочу «грушу». Семья дружная. Все дети молодцы, радуют, учатся хорошо, о тройках и речи быть не может.

— Уважают учителя высокую должность папы? Или вы — строгий отец, который не допускает «мажорства»?

— Никаких учительских поблажек, а тем более, как вы сказали, «мажорства». Лучшее, что я могу сделать для своих детей, — научить опираться в жизни на собственные силы. Если сейчас им начнут ставить пятерки за то, что они мои дети, а не за то, что знают предмет на «отлично», — это самое плохое, что с ними может произойти. А отец я (пауза, словно поиск замены слову «строгий») — справедливый. Это к внукам надо идти с конфеткой в кармане, а не к детям. С детей надо спрашивать, чтобы были готовы к взрослой жизни.

Что касается шашлычка — вкусно, конечно, но — когда? И с друзьями встречаюсь, звонят: «Андрей, как ты? Увидеться бы…». Видимся, но не так часто, как хотелось бы.

Краснодарский край большой, сложный, густонаселенный, важный и значимый в России. Мы — третий по численности субъект Российской Федерации после Москвы и Московской области. Экономика — в первой десятке по стране. Сегодня по престижности и качеству жизни Краснодарский край уступает только двум столицам: Москве и Санкт-Петербургу. А чтобы достичь этого, сами понимаете, приходится пахать и пахать. Не только мне — всей сплоченной губернаторской команде, администрациям всех уровней — городов и районов, станиц и поселков. Но главное — это менталитет кубанского казачьего края. Кубанцы — народ трудолюбивый, душу вкладывающий в свое дело. По-моему, никто так не любит малую родину, как мы, жители Кубани. Отсюда и результат. Для меня дороже и любимее Кубани места нет. Я здесь родился, тут моя родня и близкие, мы корнями здесь, прах моих предков в земле кубанской…

— Дмитрий Пирог, депутат Госдумы, чемпион мира по боксу в версии WBO, кстати непобежденный профессиональный боксер, как-то обмолвился: иду в спортзал к восьми, а оттуда выходит Андрей Алексеенко с сумкой…

— Так и есть, занимаюсь в спортзале практически ежедневно с шести до восьми.

— Так сейчас должны быть на тренировке? — смотрю на часы. — Уже 18.45. Я вмешался в ваш распорядок?

— Нет, с шести до восьми утра. А нам с вами надо уложиться до 21.00. Еще ехать в Сочи, ведь завтра с утра встреча с жителями города-курорта.

От ТБО — к реальным проектам

— Будут терзать вопросами об удорожании квитанций ЖКХ, о росте стоимости вывоза мусора? Ведь для главного курорта страны «мусорная проблема» — одна из самых злободневных, возить на полигоны ТБО (твердые бытовые отходы) приходится за пару сотен километров — это же солидное удорожание! К тому же при населении 450 тысяч жителей в сезон Сочи фактически становится полуторамиллионным городом, в межсезонье — 700—800 тысяч! Как выдержать такую нагрузку?

— В июне планируем запустить близ курорта мощнейший комплекс по утилизации мусора. Сейчас кто-то пытается распространить слухи о строительстве мусоро-сжигательного завода, мол, мы же отсталая Россия, как в Европе — не умеем… А у нас и будет как в Европе — по новейшим технологиям, на самом современном оборудовании. Сейчас эта технология успешно прошла апробацию в Подмосковье. Подтвердила свою высокую технологичность и эффективность. А все дело — в принципиально новом для нас подходе к утилизации и переработке отходов.

У нас до последнего времени применялась технология захоронения мусора, но она себя изжила уже давно. Сейчас невозможно, в отличие от советских времен, закапывать отходы: не разлагается пластик, хоть сто лет пройдет. А сжигать его прямо на полигоне нельзя — он токсичен. Вы посмотрите, что происходит: пластик распространился в реки, озера, моря, его концентрация увеличивается… в Северном Ледовитом океане. Раньше ведь как: макулатуру и металлолом сдавали, стеклотару — тоже. Выносили пищевые отходы, поэтому на свалках была органика, разлагавшаяся в почве. То есть в Советском Союзе применялись передовые для того времени технологии утилизации бытовых отходов. Но время идет, и современные требования и технологии совершенно отличаются от прежних. Из мусора, если его рассортировать, можно получать необходимые экономике продукты, в том числе и в виде энергетики. К примеру, сочинский завод будет примерно 60 процентов мусора перерабатывать — именно перерабатывать, а не сжигать! — в электроэнергию. На выходе мы будем получать порядка 55 МВт электроэнергии. По этой технологии прямо сейчас перерабатывают мусор во многих странах Европы, а также в Японии.

Почти треть ТКО будет утилизирована и переработана во вторичные продукты: в ту же бумагу, картон. И лишь порядка четырех процентов в виде органики будет вноситься в землю. При этом даже этот порошок можно будет использовать в качестве присадки для производства, например бетона. И сейчас владельцы многих бетонных заводов активно интересуются данным сырьем. Так что очень рассчитываем на то, что технология захоронения отходов жизнедеятельности человека скоро останется в прошлом.

— Но сейчас в крае нарастает протестное движение, ведь жители любого района, населенного пункта тут же восстают против нахождения возле них мусорной свалки. В то же время возить мусор за сотни километров — удорожать квитанции ЖКХ — тоже протесты! На Луну отправлять? Экологи возмущаются, с плакатами стоят: утверждают, лет 30—50 должно пройти, прежде чем население приучится сортировать отходы и раздельно выбрасывать мусор. Как власть выберется из этого капкана? Что нас ждет?

— На примере Сочи сказал, что ждет. В скором времени поедем в Подмосковье, смотреть на действующий мусороперерабатывающий комплекс. Хотите — пригласим и вас, лично увидите, как решается проблема без вреда для экологии.

— Слушая вас, представляю светлое будущее: раз переработчикам отходов будет выгодно строить заводы и продавать затем электроэнергию или удобрения, картон и бумагу, компосты для производства бетона, то операторы начнут скупать мусор у городов, у населения? И в квитанции ЖКХ появится строчка дохода от мусора, а не тяжелеющая графа оплаты…

— Так при правильном подходе это и есть то самое недалекое будущее. Многие страны уже успели воплотить такой подход к вопросу в жизнь. Мы тоже движемся в этом направлении. Впрочем, в истории нашей страны что-то подобное уже было — сами же вспомнили, как на отходах зарабатывали в советские годы…

За строительство — жесткий спрос!

— Андрей Анатольевич! Вы курируете строительную сферу, архитектуру, жилищную инспекцию, стройнадзор. Нельзя обойти стороной вопрос обманутых дольщиков. Преодолена негативная тенденция, и есть ли уверенность, что к 2023 году, как заявляет власть, проблема будет решена окончательно и бесповоротно?

— Вот вам цифры: на данный момент 285 объектов включены в региональный реестр проблемных объектов, это 266 жилых зданий и 19 нежилых. Из этих 266 объектов 106 домов будут завершены за счет средств застройщиков, в основном это те, кто не уложился в заранее указанные сроки. А 64 объекта — это уже долгострои, которые нами заявлены в федеральный Фонд защиты прав граждан — участников долевого строительства на завершение этих объектов либо на выплату компенсаций дольщикам. Еще 97 объектов имеют инвестиционную привлекательность, по ним мы заключаем соглашение с застройщиками, к примеру ЖК «Фреш», ЖК «Солнечный», «Рич Хаус» и так далее. Там уже другие застройщики завершают эти проблемные объекты.

— Государство взяло на себя бремя достройки проблемных объектов, создав Фонд защиты прав граждан — участников долевого строительства. В крае образован аналогичный — региональный. Но вот вопрос: открытость края в количестве обманутых дольщиков привела к тому, что только ленивый блогер не прошелся по антилидерству. «Кубань — регион мошенников-застройщиков!», «Власть потворствует обману дольщиков!» — кричали Интернет и СМИ. Генпрокуратура взялась наводить порядок, краевая власть жестко прошлась по своим кадрам… И вдруг, когда по новым законам о долевом строительстве и по решению Москвы в регионы направили миллиарды, другие регионы, у которых был «десяток-другой обманутых дольщиков», начали признаваться, что у них тысячи таких: «Дайте и нам миллиарды вспомоществования на достройку!». У открытости две стороны медали?

— Мы считали и считаем, что с самого начала сделали все абсолютно правильно, открыто заявив о сложной проблеме, имеющей свои причины появления, в том числе и объективные. Да, поначалу заявленные нами цифры по долгостроям, обманутым дольщикам всех потрясли. Нам тут же прилепили кучу ярлыков, стали показывать на Краснодарский край как на столицу обманутых дольщиков… Но затем ситуация в корне изменилась. Общими усилиями с прокуратурой сначала мы сломали негативную тенденцию, выправили ситуацию и сейчас добиваемся полного ее искоренения. И теперь на различных совещаниях федерального уровня наш край, наш опыт работы приводят в пример.

Задача стоит — завершить эту работу до конца 2023 года. Я уверен, что к этому времени мы все вопросы, связанные с обманутыми дольщиками, с проблемными долгостроями, урегулируем. А что касается иных регионов… Это их зона ответственности, мы отвечаем за Краснодарский край, скрывать и «рисовать» красивые цифры, не имеющие отношения к реальности, — это не к нам. Кто бы и что бы ни говорил. Наша задача — чтобы каждый участник долевого строительства получил свое законное жилье. И точка.

— За предыдущие десятилетия сложилось катастрофическое положение: бетонные коробки (жилые и офисные) росли как грибы после дождя, а социальные объекты (школы, детсады, поликлиники, спортивные сооружения…) были позабыты-позаброшены. Ситуация, видим, начала понемногу выправляться, но до нормальной — далеко, уж очень глубоким оказался провал. Именно вам губернатор поручил в этом году взять под особый контроль и ответственность строительство соцобъектов. Задачи поставлены сложные, но появляются сомнения, что они выполнимы. Сейчас в городах нет ни клочка свободной земли — где разместить школы, детские сады, ясли? В Краснодаре даже хотят начать возвращать в муниципальную собственность когда-то отданные ведомствам и бизнес-структурам детсады. Это реально? Застройщики не рвутся на соцобъекты, они жаждут прибыли, потому и гонят жилые высотки.

— Не все так мрачно. Начнем с того, что точечной застройки больше не будет. Да, мелкие девелоперы, имеющие лишь печать и уставный капитал в 10000 рублей, не смогут заняться масштабным строительством. Принятые жесткие законы, решения краевых и муниципальных органов власти о комплексном строительстве комфортного жилья — а значит со школами, детсадами, поликлиниками, скверами и спортплощадками — обяжут застройщиков возводить микрорайоны со всей социальной и коммунальной инфраструктурой. Говорите, бизнесу невыгодно? А я поспорю: в районах с развитой «социалкой» продать квадратный метр можно дороже, ведь люди понимают, что получат рядом школу, поликлинику, детсад… И за это готовы платить. И не окажутся обманутыми, так как теперь до сдачи в эксплуатацию финансировать объект будут сам застройщик и банк-партнер. Деньги дольщика упадут на счет застройщика только после получения жилья. И не волнуйтесь, объем строительства не уменьшится, просто все мелкие и средние предприятия уйдут в субподрядчики к более крупным заказчикам и генподрядчикам.

За «социалку» отвечать — по рангам и персонально

— Подтвердите цифрами. По соцобъектам. Первый «Ш» класс в краснодарской школе — это что такое?

— Это безобразие. Но! Всего два факта: за тридцать предыдущих лет в крае построено двадцать школ. А за период с 2015 по 2020 год — пятьдесят! Скверов восстановлено в крае — общей площадью более 100 гектаров. Только в 2019 году по нацпроекту «Демография» на возведение спортивных объектов израсходовали 8,4 миллиарда рублей.

— Объясните мне, жителю Краснодара, почему даже новые кварталы высоток мгновенно становятся труднопроходимыми — ни пробраться, ни проехать от сонмища запаркованных автомашин. Случись ночью пожар — не дай Бог! — пожарным не пробиться: машины разве что на тротуарах не громоздятся. Под вами и архитектурно-строительный департамент, и стройнадзор. Не знают, сколько у населения авто? Не ведают, что их количество геометрически растет? Есть же нормативы, но застройщикам на них, извините, с высокой колокольни. Деньги, конечно, многое решают, но не до такой же степени. Власть может власть употребить? Или инерция предыдущих пятилеток неостановима?

— В Краснодаре есть районы, где пробки превосходят московские. Это, надо признать, издержки прежних строительных нормативов, обязывавших предусматривать парковочные места по коэффициенту 0,25:1. Сейчас мы установили коэффициент 1:1. Это значит, на каждую квартиру — минимум одно парковочное место. Ранее, как вы понимаете, было одно место на четыре квартиры. Посмотрите на объем дорожного строительства. Просто сравните, какие в Краснодаре были дороги еще пять лет назад и какие они сейчас. Развязки, виадуки, мосты, эстакады — это все в проекте развития муниципалитетов края. И эти проекты не останутся на бумаге, а будут реализованы.

Кроме того, необходимо развивать общественный транспорт. Неэкономно и неразумно, чтобы один человек полтора часа ехал на работу в своем автомобиле, чадя и создавая заторы, занимая затем минимум четыре-пять метров вдоль дороги припаркованным на весь рабочий день автомобилем. Дороги — чтобы ездить по ним, а не стоянка авто. Но из-за того что общественный транспорт не справляется с нагрузками, люди предпочитают мытарства с личным авто. А в результате — отсутствие парковок в центре днем, пробки и все остальные проблемы.

— Позор — всероссийский! — Музыкальный микрорайон Краснодара, уничижительно именуемый в народе гетто, трущобами, фавелами, где в архитектурно-строительном плане нарушено все, что только можно нарушить! Люди годами мучаются, о комфортном проживании и речи быть не может, и вряд ли что-то можно исправить до нормального состояния. Ваши же слова: «Легче снести, чем привести в норму». Но почему никто не ответил за этот позор, за просто-таки издевательство над людьми? Почему беспомощно все развели руками: суды, мол, подсобили недобросовестным застройщикам, чиновники пытались противостоять, но… Судьи независимы, но к лику святых их никто не причислял. Надо не порождать слухи о том, чья рука чью руку моет и какие у кого пополнились счета и появились забугорные виллы, а публично назвать виновных и ответственных и наглядно доказать, что безнаказанности не существует. Невзирая на лица.

— Наказываем. И уголовные дела заведены, и в бега некоторые подались, но потихоньку достаем и беглецов. И исправлять будем, хотя очень и очень тяжело, многое уже непоправимо, потому что узаконено судами. Но мы и в судах продолжаем отстаивать позиции, некоторые решения пересматривают, если не истекли сроки давности. Нелегкая, трудоемкая, долгая работа. Но — делаем. Сейчас департаменты архитектуры и градостроительства совместно с министерством ГО и ЧС ищут оптимальные решения по Музыкальному — ни для кого не секрет, что к некоторым домам пожарные просто не могут подъехать. Коммунальщики ищут решения по системе водоотведения — дождь должен быть дождем, а не стихийным бедствием, как в Музыкальном. И, конечно, необходимо обеспечить район всей необходимой «социалкой», над чем сейчас и работаем.

— Есть статистика, сколько в крае пустующих квартир? Ведь не секрет, что толстосумы не свои жилищные условия поправляют, а скупили «на котловане» недвижимость, чтоб затем маржу от сдачи внаем снимать. Например, в Новороссийске есть высотки, где заселено не более четверти квартир. Такое же наблюдается и в Краснодаре. Может край принять закон и брать с рантье повышенный налог на неиспользуемую недвижимость? И таким же образом в разы повысить плату за землю, если долгострой затягивается на долгие годы. Примеры? Пожалуйста: в самом центре столицы Кубани рядом с мэрией пустует огромный участок на Красной (напротив небоскреба «Марриотт»). Сколько, лет 15? Или изъять у недобросовестного владельца или выкатить ему миллиард — будет на что полезное деньги пустить. К примеру, на строительство концертного центра. Ну куда годится, что фактически полуторамиллионная столица Кубани не имеет достойного современного киноконцертного комплекса! Российские звезды и мировые знаменитости станут нашими частыми гостями. Ни шатко ни валко, но началась работа на простоявшей без движения лет 12—15 бетонной громадине на перекрестке Московской и 40 лет Победы. А стадион «Труд» — где обещанный спортивный современный комплекс? И парк для отдыха горожан у реки Кубани? Хиреет территория, и управы нет на безответственного собственника. Опыт воздействия имеется, если объединить усилия с прокуратурой, следствием и другими правоохранителями.

— Краевым законом тут не обойтись, нужны законодательные решения федерального уровня. Если поразмыслить, наверное, вы правы, нормативы строительства нельзя превышать значительно. Полгода дать свыше срока, не больше. Но, повторю, это в компетенции Госдумы, а не ЗСК. И вообще, отчего вы с таким пристрастием накинулись на Краснодар? Объективно столица Кубани за последние три-четыре года резко пошла вверх по созданию комфортных условий для горожан. Делается очень многое. Не знаете, сколько усилий предпринято по ремонту и строительству школ, детсадов? Скверы, спортплощадки, поликлиники… Они сами по себе не появятся. Но если их просто в какой-то момент перестали строить — сейчас необходимо наверстывать. Жилье-то все эти годы вводили ударными темпами.

Можно бесконечно ругать и критиковать, но нужно же быть объективными. Вот вам непредвзятое заключение от декабря 2019 года, сделанное институтом территориального развития «Урбаника», проанализировавшего показатели ста крупнейших российских городов. Наш краевой центр признан наиболее комфортным для проживания и одновременно самым доступным по стоимости жилья в России. При этом мы прекрасно понимаем: Краснодар — не эталон. Тут работы — непочатый край. Но мы и не сидим на месте, работаем.

Вот вы спросили про пустующий участок на Красной. Мы вступили в переговоры с владельцами земли. Хотим на этом месте построить современный концертный зал, который стал бы домом для визитной карточки Краснодарского края — Кубанского казачьего хора. Стадион «Труд» будем реконструировать. И так — по каждому объекту готов вам ответить. Просто за много лет скопился громадный объем того, что не делалось. Сейчас ситуация в корне изменилась.

Мы всегда открыты…

— Да, критики в адрес власти звучит немало. А вот вы лично как к СМИ относитесь? Журналистов жалуете? Они — такая уж у журналистов особенность — не жалея красок, набрасываются на чиновников. Как реагируете на критику, она же не мед, сладкой не бывает, чаще злой и беспощадной. Газеты читаете или полностью погружены в смартфон?

— Да нормально я к журналистам отношусь. Прекрасно понимаю, что люди выполняют свою работу. Газеты читаю нечасто, информацию получаю больше из Интернета, смартфон же всегда при мне. А к печатным СМИ или ТВ лично у меня отношение серьезнее, там журналисты профессиональнее, потому что ответственность за напечатанное и сказанное у них выше, есть спрос за их работу по законодательству. Потому и к работе своей они относятся профессиональнее и ответственнее. К критике отношусь положительно, считаю ее необходимой. И это не трафаретный ответ на ваш вопрос, а моя реальная позиция.

Критика помогает работе, и журналисты, я так считаю, не меньше чиновников заинтересованы в том, чтобы сделать край лучше для жителей, повысить качество жизни в нем. Одно непременное условие: критика обязана быть объективной и конструктивной. Чтобы во главе угла было не исполнение чьего-либо заказа, а именно правда. Иной раз бросаешься на объект после выступления в СМИ, там ведь такое написано — ужас! А начинаешь разбираться — не все факты проверены, не до конца проработана тема, в качестве информации использованы обрывки слухов, и все это активно тиражируется… Считать это за критику? Лично я — не считаю. Но, повторюсь, мы нуждаемся в критике. Лубочные картинки нам не нужны.

— Андрей Анатольевич! Пробило 21.00. Вам пора в Сочи, а мне — за компьютер. Спасибо за интересную беседу.

— Взаимно. Спасибо за вопросы, спасибо за разговор. Мы всегда открыты, приходите, обращайтесь, милости просим.
comments powered by HyperComments
Максимка
Подкасты
База