Виталий Дубко: А русские вышли прыгать, и все обалдели

Виталий Дубко: А русские вышли прыгать, и все обалдели
Жизнь одного человека — история целой страны. Судьба нашего героя тому подтверждение. В любые времена русский человек был и остается примером, образцом, легендой! Перед его силой духа можно только преклониться… Наш собеседник — почетный член исполкома Федерации прыжков на батуте России. Тренер Краснодарской краевой школы высшего спортивного мастерства Виталий Дубко.

Как советские прыгуны испортили праздник американцам

— Виталий Федорович, с прошедшим. Помним, знаем: 13 мая у вас был День рождения.

— Ну да, был. Спасибо.

— С чего начался ваш путь к прыжкам на батуте?

— С акробатики. Занимался лет с девяти. Выступал в паре с Олегом Мелещенко. Составили свой номер с прыжками, стойками. Он уже рандат-сальто прыгал, я — фляк. Было красиво. Нас таскали по всем концертам, вечерам… Где только можно. В Доме офицеров пошили костюмы: блестящие широкие шаровары. Вот оттуда все и началось. Потом я пришел к Геннадию Карповичу Казаджиеву и начал тренироваться более серьезно. Лет пять был чемпионом края по прыжковой акробатике.

15027447-766f-414e-85a5-e8f390c6a76a.jpg

— Быть тренером сразу решили?

— Сначала пришел работать в 52-ю школу Краснодара преподавателем. Увидел там спортзал и сказал: все, я отсюда не уйду. Красивый! Его тогда только покрасили, побелили. Казался таким большим. Через какое-то время достали батут. Сначала прыгали шутя, а потом смотрю: получается. Здесь все и началось. Проработал преподавателем пять лет, ушел с акробатики и полностью занялся тренерской работой на батутах. Здесь выросли первые чемпионы мира — Евгений Янес, Евгений Яковенко и целая плеяда сильнейших спортсменов.

— А как же ваш знатный квартет: Виталий Дубко, Виктор Нарыков, Николай Абаджан, Олег Запорожченко?

— Да! Мы дважды ЦС «Спартак» выигрывали. И других побед много было. Хорошая команда получилась.

— Норматив мастера спорта на акробатической дорожке в 26 лет выполнили. Не поздно это?

— Да? Уже и не помню. Я первый в крае начал прыгать двойные. Впервые привез на российские соревнования двойное арабское. После вышла статья. Какой-то корреспондент написал: «Толкнулся перворазрядником, выкрутил двойное и приземлился мастером спорта».

— Какой первый триумф был в прыжках на батуте?

— В 1976 году американцы взяли на себя проведение чемпионата мира. До этого в 1974 они выиграли и синхрон и индивидуалку. Надеялись повторить свой успех. Подвести его под празднование двухсотлетия Америки и показать свое превосходство. Были яркие шествия, эстрадные группы, украшенные машины… Очень здорово! Тогда советские батутисты прыгали на Чемпионате мира впервые. В общем, огорчили мы американцев. Выиграли все медали. Янес и Яковенко в синхроне. Янес — в личном первенстве. Среди девушек — тоже наши: Светлана Левина и Ольга Старикова.

Как собирали деньги на дорогу в Новую Зеландию

— Следующая плеяда: Москаленко — Караваева?

— Да. В 1989 году Александр Москаленко одержал на чемпионате Мира свою первую победу. Конечно, это был другой уровень. Еще выше классом.

— Сложности с выездом были?

— В1992 году чемпионат Мира был в Новой Зеландии. Черт-те куда лететь. Денег нет. На дорогу собирали по крохам. Где только можно. Обратились к Василию Мачуге. Тогда он был председателем Российского олимпийского комитета. Дал немножко денег. Не на всех, конечно. Пять тысяч. Сказал: «На сколько хватит, столько и поедет, больше нет». Так как же — на сколько хватит? Команда — четыре человека! Он: ну двоих бери.

-И все наши, краснодарские парни?

-Да. Мужская сборная России — все кубанские спортсмены: Москаленко, Хнычев, Данильченко, Алексеенко.

— Как же остальные деньги собирали?

— Был у нас тогда председатель федерации Шебетеев. Помог Михалыч: себе путевку купил, ну и нам на билеты дал. И на том спасибо. Связались с одним бизнесменом. Был там один… Тоже помог. Вот так и собрали.

— Вот это страсти!…

— Страсти там были, на соревнованиях! Интересно развернулась борьба. Немцы увидели, что два русских упали, и думали, что уже победили. Выскочили, руками машут, радуются. А потом очки посчитали, и оказалось, что даже с падением наши спортсмены выиграли. Мы привезли оттуда все золотые медали. Это был большой успех.

— Сейчас с выездом полегче стало?

-Да ничего не легче.

— Ну как же, теперь прыжки на батуте — олимпийский вид спорта, неужели есть проблемы с выездом?

— Ну да, сейчас посылают… Но сама система какая-то не такая. С отбором непонятная ситуация. Раньше — выиграл, и все. Никто твои очки не отберет. А сейчас придумали: то баллы какие-то надо выполнять, то еще что-то. Спортсмен может не занять никакого места, но какой-то балл выполнить. В общем… я считаю, не очень хорошая система. Если ее не поменяют, мы не будем выигрывать.

Как Москаленко стал олимпийским чемпионом

— Дебют на мире в 1976-м, Олимпиада — в 2000-м! Долгий путь получился...

— В 1997 году меня вызвали в комитет. Спрашивают: кто может выиграть Олимпиаду в 2000-м? Говорю: Москаленко. Мне в ответ: так он же ушел, уже не занимается. А я говорю: так его вернуть можно. Платите ему деньги на подготовку, и он будет тренироваться.

— Что в нем такого, чего нет в других?

— Это характер. Сильный характер. Человек, с которым можно идти и не бояться.

- Вернули?

— Пришел. А у него такой живот — больше, чем у меня. Качнулся он несколько раз на батуте и я, честно сказать, запереживал: сможет он столько лишнего с себя снять? Ну, начали готовиться. Через полтора года он на чемпионате России стал третьим. Еще живот, правда, был. Он мне тогда говорит: Виталий Федорович, я сейчас похудею, выше прыгать буду. Ну ладно, думаю. В 1998 году на мире в Австралии он прыгал в командном зачете. Выиграли. Через год, в 1999-м стал чемпионом в личном первенстве. Ирина Караваева тоже стала чемпионкой и в личных, и в командных соревнованиях.


— Как же удалось Александру вернуть форму?

— Подготовка была ужасная. Мы уехали в Новомихайловку, там спортивный лагерь. Саша надевал на себя специальный жилет, весом 20 кг и бегал с горы на гору по три километра. Туда обратно. Смотрю однажды: у него уже губы синие!.. В общем, готовились очень здорово! Согнал 23 кг.

— К Олимпиаде успели?

— Да, прилетели в Австралию в 2000-м за два дня до соревнований. Я сам так настоял. Еще давно в восьмидесятые годы советовался с профессором по поводу адаптации. Он говорил: поезжайте попозже. Пока организм не понял, в чем дело. Два дня — идеально. Приехали, вечером — тренировка. Начали разминаться, как набежали китайцы и давай фотографировать, снимать. Мы просто некоторые вещи новые ввели. Не было еще такого. Так в зале настоящий ажиотаж случился! Саша говорит: пошли отсюда. У нас примета: нельзя фотографировать до соревнований. Короче говоря, опробование провели и хватит. А на следующий день мы уже пораньше пришли.

— Удачно потренировались? Без лишних глаз?

— Москаленко раскачался — выполняет комбинации. Караваева — ничего сделать не может. Обычно я никогда не кричал на нее, а тут говорю: «Ты посмотри на время! Глаза открой! Да у нас сейчас два часа ночи. А мы прыгаем. Тебя ночью разбуди — ты прыгнешь?». Смотрю: вроде успокоилась. «Сегодня иди, ложись и спи. Соревнования вечером. По нашему времени это уже час дня. Как раз когда мы делаем вторую тренировку». Так оно и получилось.

— Сами переживали за соревнования?

-В это время всех тренеров собрали на совещание. У России уже три дня не было медалей. Фехтовальщики выступили, завоевали две награды, и все! Тишина. Из Кремля уже звонят: что за дела? Тогда Смирнов возглавлял российскую делегацию. Приехал он в Олимпийскую деревню, собрал нас. Ну я пришел, сел в уголок. Виталий Георгиевич ругается: «Что ж это такое, почему не выигрываем?». Потом глянул на меня: «О, завтра батут, ну у них золотая медаль будет». А я не растерялся, говорю: «Да, конечно будет». И все обалдели. В таком напряжении и так смело заявлять! На следующий день Ирина Караваева выиграла. Это был прорыв.

— Смирнов остался доволен?

— Подошел после соревнований: «Хороша у тебя девочка!». А я говорю: «У меня и мальчик хороший. Вот посмотрите». Сам думаю: Саша зубами эту победу выгрызет.

— Борьба хоть была?

— Была! Борьба интересная получилась! Так неожиданно все развернулось! Там был парень из Австралии. Примерно пятый по рейтингу. Мы ж уже знаем друг друга. И вот этот пятый прыгает. За ним — Поляруш, основной соперник Москаленко. Ну, Саша, конечно, у него всегда выигрывал, но это тоже сильный спортсмен. И вот он выступает и набирает меньше очков, чем у австралийца. Зал ликует: уже их спортсмен на третьем месте. Потом выходит француз. Прекрасно выполняет комбинацию, но делает повторение. Ему снимают балл и не засчитывают элемент. Что тут началось! Я еще такого не видел: 15 тысяч зрителей просто с ума посходили. Орут, шумят! Австралийский тренер обнимает спортсмена: они — уже вторые. Саша в уши воткнул наушники и ждет. Все! Осталось его выступление. Подходит ко мне, говорит: " Виталий Федорович, ударьте меня». Ну я говорю: «Давай». Как ляпнул его! Он кулаки сжал: «Ну все, разорву сейчас всех!». Свою задачу выполнил. Стал олимпийским чемпионом.

Почему обленились прыгуны

— С кем легче работать: с мальчиками или девочками?

— Конечно, с мальчиками. Я вообще тренер ребят. Если девчонок беру, я их как мальчишек пытаюсь тренировать. И… Не, я люблю с мальчишками.

— Ваш распорядок дня?

— Утренняя тренировка в полвосьмого. Вторая — в час.

— Три тренировки не пробовали делать?

— Пробовали. Раньше мы чего только не выдумывали. Когда я сам тренировался, даже ночью прыгал фляки. Приходил на дорожку. Она у нас была из опилок сделана. Тогда ж ничего не было! Придешь, нагнешься — дорожку видно. Ровно стоишь — не видать ничего. Потом пришел к выводу: не работает этот метод. В школе тренировались в шесть утра. В восемь уже начинались занятия. Полтора часа нам попрыгать, полчаса — убрать батуты. Сейчас свой зал: батуты стоят. Собирать ничего не надо. Все разленились. Делаем тренировку в полвосьмого, а то и вообще к восьми приходят!

Как чемпионы мира зал себе строили

— Зал, конечно, отличный! Как вам удалось его создать?

— Пригласили нас однажды на встречу с Сергеем Медуновым. Это был настоящий человек. Коммунист. Первый секретарь крайкома. И вот он спрашивает: «Чего вы хотите?». Говорю: «Да ничего не надо… Только зал нужен». Он: «Зал — это трудно, но я вам помогу». Приехали мы и сразу во дворе школы вырыли котлован для фундамента. Кто не знает, эта на перекрестке улиц Василия Мачуги и Благоева.

медунов.jpg

— Сами? Помогал хоть кто?

-У меня был товарищ хороший, Валерка. Он на железобетонном заводе директор. Еще наши отцы дружили. И мы. Пришел к нему, говорю: нужен бетон. А раньше все ж было расписано, ничего лишнего нет. Все равно придумали. Договорились. Привезли, залили фундамент. Потом дальше надо строить. Блоки нужны. «Четверки». Начали искать. Куда мы только не мыкались, нигде не получается достать. Вдруг приходит к нам мужчина. Пожилой такой. И говорит: «Возьмите моих внучков. Мне не нужно чемпионов, пусть просто дней десять попрыгают, укрепятся». Мы говорим: «Да нет, у нас так нельзя». А он тогда: «Потренируйте, а я вам помогу. Что нужно?». Я думаю: чем ты нам поможешь, у меня чемпионы мира, и я ничего не могу сделать, а тут пришел какой-то дед… Ну, а сам отвечаю: «Да мы вот строимся. Блоки нужны. Ездили сегодня к директору на завод — отказал». «Как отказал! Завтра вместе поедем», — говорит. Утром прихожу: он уже здесь. Поехали на завод, так он прямиком мимо секретаря к директору. Все обалдели. Заходим. Садится и матом на директора: «Это ты чемпионам мира отказываешь? Ну, смотри». Достает удостоверение. Оказывается, при крайкоме партии была комиссия коммунистов, которые проверяли заводы и фабрики. И он там главный. Говорит: «Если не сделаешь им завтра до 12-ти часов блоки, у тебя будет такая проверка, что тебе головы не сносить».

Утром прихожу: во дворе уже кран работает: блоки выгружает. Говорю нашему тренеру: «Жора, тренируй этих внучков хоть целый год!».

Вот так подняли стены на шесть метров. Потом приходит Ташлыков, председатель Советского райисполкома. А мы хорошо дружили. Говорит: «Федорович, что ты тут делаешь?». Говорю: «Да вот, спортзал строю». Он: «А у тебя проект есть?». Да черт его знает. Нет никакого проекта. Я ему в ответ: «Мне Медунов сказал строить. Он поможет». «Медунов? А что вам надо?». «Кирпич нужен»,- говорю. «А сколько?»- спрашивает. «Тысяч десять». Пообещал помочь. Мы немедля с Хаджимусовичем, моим напарником, на кирпичный завод. Приехали, говорим: «Десять тысяч». Там глянули: есть такой заказ. Мы быстро машину нашли, погрузили. Пришли к Ташлыкову, говорю: «Спасибо вам за кирпич, перевезли. Все хорошо». Он: «Как? Какой кирпич? Куда?». «Ну десять тысяч у вас же заказано?». «Так это ж для завода! Это не ваш». Ну, а что, мы уже перевезли! Он махнул рукой: «Ну черт с ним».

— Вот это да! Сколько ж вы его строили?

— Да за год и построили. В последний день, помню: все вымыли, поставили батут, включили свет и чуть-чуть попрыгали. Это было великолепно! В своем зале!

— Удивительно! Неисповедимы пути Господни!

— Да. Все создавали по крупицам. И стены, и потолок. Ой, кстати, с потолком сколько намучались! Нужны были швеллеры. Бегали, искали, все перерыли. Нет ничего. Как-то стою я возле школы. Я ж там работал, многие ребята меня знают. Подходит один паренек: «О, Виталий Федорович, здравствуйте! Вы меня не помните? Я вот в таком-то классе учился… Чего вы такой грустный?». «Да чего, говорю, швеллера не можем найти. Купили, а они не подходят». Он: «Да, Виталич, какие проблемы! Я грузчиком работаю. Но меня там все слушаются. Привозите свои, я вам какие нужно отгружу». И правда: приехали, поменяли. А ведь где только мы не искали — никто ничего не знал. А он — простой грузчик. Ну вот такой, видно, главный над грузчиками. В общем, хороший человек. Помог.

Как батутисты хулиганов отлупили

Вот такой получился разговор. Со слезами и шутками… Уже у порога Виталий Федорович рассказал еще одну интересную историю…

— «Вольная Кубань», говоришь? Я же Виктора Ламейкина хорошо знаю. Давно! Это было в начале семидесятых. Он еще тогда в комсомоле был, первым секретарем райкома. Как-то приехал ко мне и говорит: «Виталий, можете собрать ребят? Выступить нужно». Ну, а почему нет? Взяли дорожку, батут, боксеры еще были. Поехали в станицу Старощербиновскую. По пути остановились в Переясловской, что в Брюховецком районе. Нам люди говорят: «Мы по телевизору смотрим иногда, но не верим, что можно вот так в воздухе кувыркаться». Они знали только как пшеницу выращивать, да трактор чинить. Правда, стадион там был, на нем коровы паслись. Мы приехали, разогнали их, бурьян немножко попримяли. Поставили батуты… Со всего поселка люди пришли, прям на землю сели. Сделали для них маленькое шоу. Ой, как все были довольны! И там местные блатные на Таню Янес: мол, чего вырядилась так. Она в платьице коротеньком была. В общем, задрались мы. А у нас же пацанята были — борцы и боксеры. Они тех тух-тух. И Ламейкин с нами. Тоже хорошо дрался… Короче, отлупили хулиганов. Помню, бабуси мимо проходят и говорят: «Вот хорошо вы их наказали. Они тут всю станицу держат в напряжении». Так что, Ламейкину от Дубко привет передавайте.

comments powered by HyperComments
Лада
База
Вольная Кубань
Похожие материалы