" />

Дети-заложники: как работает служба школьного примирения

Дети-заложники: как работает служба школьного примирения
«Вольная Кубань» совместно со специалистами различных инстанций разбиралась в затяжном школьном конфликте в станице Кирпильской Усть-Лабинского района.
Первопричина — первоклассники?

Началось все со звонка в редакцию. «Не знаю уже, к кому обращаться. Моего внука в школе довели до больницы. Никому нет дела!» – с волнением и тревогой в голосе начал мужчина. Уже первые его фразы заставили плотнее прижать трубку телефона к уху. Тем более на слуху были трагические события в нескольких школах с подростками. По ходу разговора стало ясно, что надо ехать в командировку в район и разбираться предметно.

Учитывая серьезность ситуации, а также то, что в ней фигурируют несовершеннолетние, имена и фамилии в материале изменены (будут названы только ответственные лица различных официальных организаций). Назовем звонившего Николай Петрович Н.

Дедушка Н. рассказал, что из-за давления директора и педагогов школы его 15-летнего внука с нервным срывом на «скорой» доставили в ЦРБ Усть-Лабинского района. А он слаб здоровьем. Для него любые нервные потрясения чреваты страшными последствиями. Кто ответит за это?
Дедушка рассказал, что первопричиной ситуации стал конфликт в первом классе этой же школы, где учится и его младший внук. Там мальчика постоянно задирает одноклассник: то ручкой ткнет, то толкнет, то обзовет. После одной из драк мама мальчика написала жалобу директору. До этого разговаривала с учителем первоклассников, пытаясь как-то оградить своего ребенка от задиры. Да, директор была в курсе проблемы в классе. Так бывает, когда спокойным детям буквально жизни нет от детей подвижных, активных, затейников ссор и драк. Однако дальше разговоров, по словам дедушки, дело не шло. 
Под Новый год внук-первоклассник сломал ногу. В школу вышел только через месяц. И снова жалобы от ребенка: «Меня толкают, в школу ходить не хочу». Родители попросили старшего сына присмотреть за братом, чтобы он сам не бегал на перемене и его никто не толкал. Нога только срослась, мало ли что может случиться. Старший послушно приходил в началку, опекал брата.

Но мама решила еще раз написать жалобу директору. В конце концов, должно же это закончиться? Теперь уже попросила жалобу зарегистрировать и по закону принять меры. Однако в ответ на это директор школы вызвала старшего брата на судилище, по-другому не скажешь. Руководитель учебного заведения и еще пять педагогов в течение часа «объясняли» ребенку, что он не должен ходить в начальную школу, а то, что между первоклассниками конфликт, так это «ваши бурные фантазии». После такой «беседы», как отмечает дедушка, старшему внуку стало плохо. Он отпрашивался с последнего урока, но его не отпустили. Домой его сопроводил друг. А там уже родители решили вызвать «скорую». После этого случая Николай Петрович написал жалобу в управление образования Усть-Лабинского района.

В редакции решили реагировать сразу же. Но он просил подождать реакции управления образованием района. Может быть, проблема решится, когда в школе поработает комиссия? Мы ждали десять дней. По словам дедушки, комиссия приезжала в школу, но никто из специалистов и администрации школы с ними не встречался. Ответа на вопрос, кто ответит за то, что ребенку причинили моральные и психологические страдания, из-за которых он лежал в больнице, они так и не получили.

Чтобы тщательно разобраться в школьном конфликте, редакция решила привлечь к командировке уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае Т. Ф. Ковалеву. Ее опыт работы мог помочь в защите прав детей семьи Н. Татьяна Федоровна газете не отказала, согласилась сразу…

Внутришкольные разборки

Сначала мы поехали в семью познакомиться. Пока ждали маму Н. с работы, поговорили с дедушкой, который активно принимает участие в жизни внуков. Старшего уже выписали из больницы, однако оба простудились, занятий не посещали. Дедушка ничего нового не добавил. Единственное — отметил, что после жалобы в краевую газету к ним приходила директор школы Алевтина Валерьевна Гутманова. Она извинилась. Кроме того, в ситуации разбиралась начальник управления образования Наталья Васильевна Тимонина. Она также приходила в семью, познакомилась с детьми и родителями.

Однако Николай Петрович был непреклонен. По его мнению, ситуацию может исправить только увольнение директора. Она повела себя непрофессионально, более того — преступно по отношению к ребенку!

Мама Н. пояснила, что на вторую жалобу, которую она зарегистрировала в школе по всем правилам 31 января, ей пришел ответ 28 февраля. То есть администрация школы успела сделать это в самый последний день (по закону на жалобу официальные лица обязаны ответить в течение месяца). Что же в ответе? Мама просила «…принять меры относительно нахождения Ч. (фамилия мальчика) среди учащихся 1-го „Б“ класса, так как он систематически проявляет неспровоцированную агрессию в отношении детей».

А в ответе на двух страницах идет перечисление работы педагога первого класса, которую она проводила в течение полугода. Название мероприятий. И лишь в конце небольшой абзац, в котором предлагается родителям воспользоваться психологической службой школы. Но разве об этом просили родители? Похоже на отписку. Зато когда родители Ч. написали жалобу директору на то, что старший сын Н. якобы оказывает давление на первоклассников, когда приходит к брату, директор отреагировала моментально. Она потребовала объяснительную от мамы Н. в тот же день. И некоторое время спустя вызвала ее старшего сына «на ковер».
Ребенок просил, чтобы вызвали вместе с ним нас, его законных представителей, — рассказывает мама Н. — На что директор ответила отказом, сказала, что право беседовать с учениками ей дало государство. Беседовать — да, может быть. Но это была вовсе не беседа. Это было давление, унижение достоинства, самоутверждение… Что угодно, только не беседа. Шесть взрослых не давали слова сказать сыну. Подавляли своим авторитетом!
Мы, приехавшие, попросили разрешения пообщаться с подростком. Обычный мальчишка, рассудительный, спокойный, с грамотной речью и правильными выводами. В их классе, как и во многих, есть лидеры и те, которые не пользуются особой популярностью. К первым он не относится, но старается не ссориться ни с теми ни с другими, соблюдая некий нейтралитет. Дружит с некоторыми ребятами в классе. Никаких конфликтов и проблем никогда не было.

— Тебе озвучили у директора причину твоего вызова?

— Да, сказали, что во всем виноват я, потому что хожу защищать брата в начальную школу. Я должен повлиять на маму, чтобы она не писала жалобы.

— Да вы сами послушайте, — вступает в разговор дедушка. — Когда внук позвонил и сказал, что его вызывают к директору, я сразу же посоветовал включить диктофон в телефоне.

Вот это новость! Хотя, если рассуждать логически, а как бы вы поступили, зная, что вас вызывают на разбор? Мальчик знал это или, вернее, догадывался и готовился к защите с доказательствами.

Мы прослушали запись. Ну что сказать: педагоги повели себя здесь действительно непрофессионально. Мы не будем пересказывать «беседу». Вот лишь некоторые фразы, которые дадут представление о том, что происходило в кабинете директора в течение часа: «Виноват ты, я думала, ты такой, а на самом деле ты вот какой, да мы тебе такую характеристику напишем!..». Подобные судилища наносят детям огромный моральный ущерб. Применение таких методов воспитания педагогами недопустимо!

Что чувствует после всего, что произошло, подросток? Унижение, чувство несправедливости. Ведь он хотел только помочь брату. А взрослые сделали его виновным в затяжном конфликте. Ощущение унижения сохраняется на долгий срок. После таких травм дети начинают испытывать психологические проблемы: они боятся школы, учителей, страдают от неврозов и замыкаются в себе. В этот момент родителям очень важно включиться и помочь. В принципе, что и сделали родители Н.

Будем исправлять ситуацию

В этой непростой истории надо отдать должное администрации Усть-Лабинского района. Отреагировали адекватно и практически молниеносно. Заместитель главы по соцвопросам Марина Викторовна Бондаренко взяла проблему на личный контроль. Уже на следующий день после звонка редакции в школу выехала начальник управления образования района Наталья Васильевна Тимонина — проводила личный прием родителей, внимательно разбиралась в ситуации.

— Несомненна вина руководства учебным заведением, — комментирует она. — Ситуация зашла слишком далеко. Хотя, если бы директор школы и педагоги вовремя смогли отреагировать на проблемы в первом классе, до этого бы не дошло. Родители не увидели реакции администрации школы на неоднократные жалобы. А вот мгновенная реакция на жалобу других родителей лишь обидела. Руководителю вынесен строгий выговор. Сейчас мы будем пытаться выправить ситуацию. Главное, чтобы дети без проблем вошли в коллективы, чтобы не испытывали дискомфорта в школе. С классами поработают психологи. Родителей, думаю, надо усадить за стол переговоров.

Уполномоченный по правам ребенка по Краснодарскому краю Т. Ф. Ковалева как профессионал порекомендовала в такой ситуации использовать новое для школ направление — службу примирения или службу школьной медиации. Это способ урегулирования споров при содействии медиатора, независимого лица, привлекаемого в качестве посредника в урегулировании конфликта. Она также предложила помощь независимых медиаторов, профессиональных психологов из Краснодара.

Не совсем понятно повела себя сначала директор школы А. В. Гутманова. Она заняла позицию обвинителя. По ее мнению, родители, написавшие жалобу, проблемные. Мама Н. никого не слышит и слушать не хочет, ее цель — убрать из класса мальчика, который не находит общего языка с ее сыном, а у дедушки цель — уволить ее с должности.

— Мы объясняли, что тот ребенок имеет такое же право учиться в классе, как и ее сын, — говорит директор. — Да, он шустрый, подвижный, но это же не повод его переводить в другой класс. Педагог первого класса проводит огромную работу по адаптации детей первого года обучения к школе. Индивидуально работает с каждым. Разговаривали с родителями. По поводу беседы с учеником Н.? Да, я виновата. В тот момент не подумала о последствиях…
Другими словами, все было бы хорошо, да только «проблемные» родители мешают образовательному процессу. Вот в том-то и искусство директора, у которого специальное образование, жизненный опыт, а также опыт административной работы, чтобы гасить такие конфликты в корне, а лучше вообще не допускать. Ведь, по сути, данная ситуация (пока не вышла за рамки) выеденного яйца не стоила.
Что мешало встретиться с двумя мамами и выслушать? Потом обсудить втроем сложившуюся ситуацию, вовлечь этих мам в организацию каких-то внешкольных мероприятий. Глядишь, и дети бы подружились… Но вместо этого администрация школы стала бороться с родителями непозволительными методами, расписываясь в бессилии.

В итоге решили все же воспользоваться помощью краевых психологов-медиаторов. Кроме того, с детьми поработали психологи районные. Сейчас обстановка в школе наладилась. Мальчики семьи Н. вышли в школу после простуды. Пока дискомфорта не ощущают. Ситуация на контроле у заместителя главы администрации Усть-Лабинского района.

Дедушка же остается при своем мнении: нынешний директор не вправе занимать свою должность и носить звание педагога. Мол, теперь, после всего, что было, вряд ли его внукам дадут нормально окончить школу. Боится предвзятости педагогов. Ну что ж, это его право. Однако не нам и не ему судить о профессиональных компетенциях директора школы № 11 в Кирпильской. Это право дано работодателю.

Но хочется задать вопрос: а что будет потом, во взрослой жизни, если у внука возникнет проблема в институте? Ректора потребуем уволить?

Сейчас есть черта современного родительства — гиперопека, когда ребенка стараются обеспечить максимальным уровнем комфорта, создавая самые лучшие условия во всем. Но это совершенно другая тема… Не тема взаимоотношений родителей и школы. Нам кажется, это проблема общества.
foto_tfk_jpg.jpg

Комментарий Т.Ф. Ковалевой:

«Конфликтные ситуации в школах, как правило, возникают тогда, когда нарушаются права участников образовательного процесса. И самое главное — право быть услышанным. Директору школы очень важно уделить внимание  обратившемуся к нему родителю, выслушать его и найти такие пути решения обозначенной проблемы, которые привели бы к ее скорейшему разрешению и удовлетворили всех участников конфликта. Важную роль в урегулировании конфликтных ситуаций призваны сыграть службы примирения, созданные в образовательных организациях.

Школьный конфликт — явление негативное во всех отношениях. В первую очередь он отрицательно сказывается на физическом и морально-нравственном состоянии учащихся, невольно ставших его участниками. Поэтому грамотные действия администрации образовательных организаций, служб примирения при урегулировании конфликта способны не только нивелировать его последствия для участников, но и формировать у детей такие качества, как взаимоуважение и ответственность за свои поступки и их последствия».

comments powered by HyperComments
Ксюша Рогозина
Подкасты
База
Похожие материалы