Травля в школе: как защитить учителя

Травля в школе: как защитить учителя
Сегодня проблема буллинга (травля и издевательство) и пранка (телефонное хулиганство) в школах как никогда остра. Несовершеннолетние хулиганы порой держат в стрессе всю школу: учителей, школьников и администрацию.
Мама, а на экране порно!

С уходом большинства школ во время карантина в онлайн, появилась новая беда – пранкеры. Наверняка все помнят Лексуса и Вована, которые звонят известным политическим деятелям мира и лидерам общественного мнения, представляются главами государств или известными деятелям. Телефонные розыгрыши и хулиганства должны вызвать жертвы яркие эмоции: истерику, гнев, смех. Несовершеннолетние пранкеры просто доводят педагогов и срывают уроки. СК уже объявил, что таких малолетних хулиганов будут выявлять и наказывать.
В Ютубе масса роликов о дистанционном обучении, в которых издевательства над преподавателями представлены как нечто смешное. Подростки оставляют под видео сальные комментарии, представляя учителя в нелицеприятном виде.
Как это происходит? Когда идет урок в ZOOM или по Скайпу, хулиган подключается и на экране может появляться похабная картинка или видео, в эфир врывается музыка с нецензурщиной, заглушая слова преподавателя.

В соцсетях родители делятся своими рассказами о срывах занятий. В одной из школ сорвали занятия по окружающему миру, потому что на весь экран стали демонстрировать порно. В другой школе так и не вычислили хулигана, который срывал уроки в нескольких классах, включая на всю громкость песни Шнура.

Учителя никак не защищены от малолетних хулиганов: «А вы не имеете права мне что-то сделать». В большинство случаев – никаких последствий для ученика-хулигана. Варианты разные: администрация школы встает на защиту школьника, обвиняя педагога в профнепригодности. Иногда вопрос решается полюбовно, учителя переводят в другой класс или же ученику предлагают поменять класс или школу. Но всегда – школа не заинтересована, чтобы что-то противоправное, сделанное учащимися, вышло на всеобщее обозрение.

Они не просто издеваются – гордятся своими «подвигами».

Ученик – враг, учитель – жертва

– Помню, и в былые годы случались такие эксцессы, – делится своим опытом учитель краснодарской школы Ирина Пегова. – Особенно в 90-е. Я вспоминаю, в моем классе, когда я училась, отъявленные бездельники на уроке химии играли в карты и курили. Кнопку подкладывали на сиденье, то приклеивали на спину лист с оскорбительным прозвищем… Всякое было. Такие случаи носили единичный характер и чаще всего ученики защищались от нарушения своих прав. Но нынешний разгул вседозволенности и оскорблений превышает все мыслимые и немыслимые нормы. Технический прогресс вывел эту проблему на новый уровень.
Сейчас учитель становится жертвой детской неадекватности без каких-либо причин. Просто потому, что учитель и без того имеет в обществе низкий статус, он находится, как говорится, на последней ступеньке «пищевой цепочки». Профессия даже сейчас далеко не уважаема. Многие ученички воспринимают учителя, как обслугу, который обязан «разжевать и вложить в мозг знания». Понятно, кто внушает им такую истину. И вот ученик, не может справиться с буйным отцом-бизнесменом, но может выместить всю свою нерастраченную злобу на бесправном учителе. И выбирают самых слабых, которые реально не могут, не умеют дать отпор. 
В каждой отдельной ситуации конфликта нужно разбираться, как говорится, с лупой. Пока трехсторонние переговоры помогают: родители-ученик-школа. Важно не перейти грань: не сделать ученика врагом. Бывали случаи в других школах, когда все учителя ополчались на трудного ученика-хулигана, делали его своим личным врагом. Ситуация только ухудшалась. Надо помнить ученик – он хоть и отъявленный хулиган, иногда то, что он творит, как говорится, ни в какие ворота, но он ребенок, незрелая личность, со своими огромными проблемами. Если школьник растет в любящей нормальной семье, он не будет глумиться над педагогом! Да, согласна, чтобы родители отвечали за поступки своих чад. Ведь все идет от воспитания!

Впрочем, по мнению другого педагога, если учитель допустил в отношении себя травлю – вина его.

– Когда человек решил, что будет работать в детском коллективе, он подписался под тем, что обязан знать детскую психологию, педагогические нюансы и предупреждать такие конфликты. Педагог постоянно должен повышать уровень своего мастерства, самообразовываться. Заметьте, у того учителя, у которого интересно на уроке, у которого рука об руку идут справедливость и уважение к личности ученика, редко бывают конфликты с учениками. Если учитель не умеет заинтересовать, не может удержать в классе дисциплину, если его авторитет на низком уровне – это, извините, профнепригодность.

WhatsApp Image 2020-04-21 at 16.40.45.jpegФото: rubryka.com.

Как ни назови – оскорбление

С введением дистанционного обучения специалисты отметили рост пранкерства. Следственный комитет РФ отреагировал жестко – стал выявлять в интернете видеоролики о дистанционном обучении, где подростки оскорбляют и издеваются над учителями. Зачинщиков жестких розыгрышей намерены привлекать к ответственности за оскорбления преподавателей при онлайн-обучении.

Такие меры председатель краевого профсоюза педагогов Сергей Даниленко считает целесообразными в первую очередь для сохранения образовательного процесса для школьников и учителей. Общероссийский профсоюз образования уже давно добивается введения в Уголовный кодекс новой статьи — «Насильственные действия в отношении педагогического работника», предусматривающую наказание до трех лет лишения свободы. Необходимо и повышение административного денежного штрафа за оскорбление педагога. Профсоюз разработал законопроект, устанавливающий ответственность «за неуважительное отношение, выражающееся в форме оскорблений и насильственных действий по отношению к педагогическим работникам».

– В данном случае СК поступает разумно, – отмечает Сергей Даниленко. – Как бы это действие ни называли: пранкерство, буллинг – по сути, это оскорбление, хулиганство, издевательство над педагогом. Хоть в переводе с английского «пранк» – это шутка. Но в нынешние времена не до шуток, это переходит все грани. Тот, кто в оффлайне этим занимался, тот сейчас перешел в онлайн. Однако в данном случае надо пояснить. Следственный комитет – это правоприменительный орган, и действует только в рамках уже существующих законов. Наказывать будут учеников и родителей за распространение заведомо ложной информации в условиях пандемии. То есть оскорбление учителя – как бы в стороне. Поэтому мы настаиваем: нужны именно специальные защитные нормы, такие, как, например, для госслужащих, депутатов, судей, полицейских. Этим законопроектом мы хотим изменить отношение общества к учителю. Педагог как человек, занимающийся чрезвычайно важным для государства и общества служением — подготовкой к жизни будущих граждан, на наш взгляд, нуждается в особом правовом статусе. А пока он воспринимается как обслуживающий персонал, оказывающий образовательные услуги, и является объектом постоянных нападок.

Повышение самооценки выйдет боком

Сейчас учителя буквально совершают трудовой подвиг. Никто не был готов работать в несвойственной и непривычной системе образования. Надо было перейти на новые рельсы, на новый формат обучения в считанные дни. Что-то не получается, но все проходят новый путь методом проб и ошибок. Труднее всего педагогам в возрасте. Но и они справляются! Нервы у всех на пределе. Нагрузка, безусловно, увеличилась и на учителей, и на учеников. И на фоне всего этого свои пять копеек вставляют школьные хулиганы и пранкеры.
– Пранкерство – это не новшество заморское, – комментирует практикующий психолог, психотерапевт Ирина Прошина. – Вспомните, как развлекались в детстве ребятишки: звонили из автоматов: «Это морг?» Или «Это квартира Сидоровых? Ваша кошка упала с балкона…» … Телефонное хулиганство свойственно подросткам 13-18 лет, для них главное – вывести из равновесия собеседника, записать всю нецензурщину, которую тот в сердцах скажет. Именно в анонимном и часто ненаказуемом нарушении социальных норм видят основу такого вида девиантного поведения. Анонимные звонки раскрепощают шутника и на время удовлетворяют его базовые сексуальные и агрессивные импульсы.
А когда удалось издевательства снять на видео и распространить в сети, утверждение статуса и поднятие самооценки обеспечены. За счет травли дети обеспечивают себе лидерство в коллективе. У детей меньше ограничительных рамок, они более жестки, чем взрослые, чувствуют свою безнаказанность. А педагоги боятся сказать лишнее слово, чтобы не обвинили в превышении полномочий и агрессии. Самые незащищенные сейчас молодые учителя без опыта или пожилые с профессиональным выгоранием. Травлю может спровоцировать и разница в социальном статусе. К сожалению, практика показывает, что прекратить травлю может только уход из конфликтного класса или школы. Проработанных механизмов защиты педагога нет.

Исследование различных институтов, в том числе и ВШЭ, показало, что нападкам и оскорблениям подвергаются более 80 процентов педагогов. Почти каждый второй учитель поучал угрозы, а 15 процентов признались, что их били школьники, издевались, плевали.

Наверное, уже созрела острая необходимость признания девиантного поведения подростков по отношению к учителю как отдельного вида правонарушения с коррекцией на различных уровнях (законодательном, психологическом, социальном). Надо прекращать эту моду под названием «унизь учителя». А сейчас, когда практически все дома, и дистанционное обучение идет под присмотром родителей, именно они должны контролировать своих детей, чтобы те, не мешали учебному процессу своими выходками. Демонстрируемое в видеороликах оскорбительное поведение подростков является проявлением неуважения к сверстникам и педагогам, кроме того, такие действия мешают учебному процессу и говорят об отсутствии должного контроля со стороны родителей и неисполнении обязанностей по воспитанию детей.

А как у них?

В Англии многих педагогов, идущих на занятия, снабжают видеорегистраторами.

Зная об этом, ученики опасаются совершать неправоправные поступки.

Франция приняла закон, согласно которому, за агрессивные выходки учеников старше 13 лет ждет тюрьма в течение полугода.

В Испании учителя призвали защитить их права профсоюз. Там насилию среди учеников подвергаются 75 процентов педагогов.

Валентина Матвиенко призывает оформить правовой статус дистанционного образования. Она уверена, что будущее – именно за такой системой обучения. Может, в этом законе четко прописать и защиту учителя?
comments powered by HyperComments
Юля
Подкасты
База